Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

puzzleExists

Обычные люди

Доступен к скачиванию мой новый (исторический) роман "Обычные люди" о современном периоде становления еврейского ишува в Эрец-Исраэль. Он предназначен в первую очередь для тех, кто не хотел бы путать «Хашомер Хацаир» с «Хашомером», «Хапоэль Хацаир» с «Хапоэлем», «Хакибуц» с кибуцем, Шохата с Резником, Маню Вильбушевич с Манькой-налетчицей, Лукачера с Лукачем, а Вторую и Третью волны алии с, соответственно, «Колбасной» и «Сырной».
Как я обнаружил, разные степени такой неосведомленности свойственны не только жителям диаспоры или новым (и относительно новым) гражданам Израиля, но также и тем, кто окончил здесь местную школу.

Хотелось бы также надеяться, что книга будет интересна и более продвинутому в историческом плане читателю, поскольку от традиционной компиляции общеизвестных фактов ее отличает еще и авторская версия чисто человеческих мотивов, которые двигали действующими лицами – пусть и знаменитыми, но, в конечном счете, обычными людьми, а вовсе не эпическими гигантами и идеальными героями, какими их частенько представляют.
foto

О доверии

Когда (уже не упомню, сколько лет назад – скорее всего, после депортации Ульпаны) я впервые написал, что «Биньямин Нетаниягу – несчастье для Израиля», то и не подозревал, насколько прав окажусь к концу 2020 года.

Это ведь только из-за него подавляющее еврейское большинство (по последним опросам: 72-74 мандата против 31-33) голосующее за национально-консервативные и религиозные партии, вынуждено делить власть с политическими трупами типа Амира Переца, бездарными левыми солдафонами типа Ашкен-Ганца и профсоюзными зомби типа Нисенкорна. Не подлежит никакому сомнению, что, если бы прилипшая к креслу премьера параноидальная масса волшебным образом испарилась, здесь сразу же возникло бы эффективное правительство (Беннета, Саара, Каца, Шакед, Оханы… - любого из них), способное справиться и с диктатурой судейских, и с эпидемией, и с нелегалами, и с арабскими захватами земель, и с бедуинским воровством, и с обнаглевшим ХАМАСом.

Но масса, увы, не собирается испаряться, а напротив, продолжает упорно цепляться за стул во главе правительства национального паралича, единственный raison d’etre коего заключается в поддержании жизнедеятельности Биньямина-палач-Амоны-Нетаниягу, подмявшего под себя Ликуд. Получается, что всего-навсего один человек держит в заложниках всю Страну – всех нас, нас с вами. Держит – и в ус не дует! Но дело, увы, не только в этом. Едва ли не самым страшным следствием многолетнего правления БпАН стало то, что он приучил общество к вранью. К откровенному, нескрываемому, очевидному вранью, которое воспринимается большинством израильтян как должное.

Обычно в этом месте «умудренные жизненным опытом» оппоненты удивляются моей наивности: известно, что политики врут, причем, врут всегда. Нет, отвечаю я, не всегда. Понятно, что, придя к власти, любой политик сталкивается с реальностью, которая, как правило, не позволяет ему в полной мере выполнить предвыборные обещания. Мне представляется нормальной ситуация, когда человек пробует осуществить обещанное, но у него не получается под давлением обстоятельств. В этом случае его можно назвать неудачником, но никак не лжецом. Неудачливого политика можно заменить на следующих выборах или дать ему вторую попытку.

Однако в случае с БпАН мы имеем дело с принципиально иным вариантом: он раз за разом обещает, НЕ СОБИРАЯСЬ выполнять обещанное. Хуже того: обещает, СОБИРАЯСЬ выполнять нечто прямо противоположное обещанному! БпАН врет преднамеренно, осознанно, целенаправленно. Это известно уже всем, включая его самых рьяных сторонников. Правда, последние предпочитают именовать вранье своего кумира «далеко идущим планом» и «гениальной шахматной комбинацией». Мол, это только на первый взгляд вранье, а на деле – политическая хитрость! Но суть при этом та же: даже заклятые фанаты БпАН всегда имеют в виду, что из его сахарных уст изливается что угодно, кроме правды.

Проблема, однако, в том, что страна – любая страна – нуждается в некоем минимальном уровне доверия к власти, то есть к правительству и к политическому лидеру. В обычное время несоблюдение этого требования сказывается не слишком сильно, но в периоды кризисов, когда общество особенно нуждается в консолидации и единстве, отсутствие доверия – прямой путь к катастрофе. Именно в такое положение Страна попала сейчас, во время эпидемии. Нас в течение десятилетия приучали к вранью, и теперь мы, соответственно, не верим ни единому слову. Не верим БпАН, не верим его министрам, не верим профессорам, не верим депутатам, не верим дикторам новостей… - не верим никому, включая самих себя.

Мы смотрим на экран ТВ, где косоглазый от лжи премьер в очередной раз «обращается к народу». Мы слушаем его опостылевшие фальшивые интонации, видим его бегающий взгляд, вспоминаем, сколько раз этот патентованный мошенник уже обманул нас, и точно знаем: врет. Он опять врет, а значит, можно с гарантией наплевать на все, что он говорит... Это ли не несчастье в ситуации, когда выход из кризиса напрямую зависит от готовности граждан ПОВЕРИТЬ в необходимость исполнить определенные указания?
foto

Петров и Боширов

Тема Петрова и Боширова вновь обрела актуальность. Если кто помнит, два года назад я приветствовал двух этих героев невидимого фронта в стиле Д. Хармса и его бессмертного "Ивана Топорышкина". Теперь настало время К. Симонова и его майоров, которых "не вышибить из седла".

Привожу здесь оба стишка - двухлетний и нынешний.

1. от Д. Хармса (2018)

Петров и Боширов пошли на охоту –
Отчизна послала сынов за забор.
Летят, как положено, «Аэрофлотом»,
под креслом Петрова припрятан топор.

Не плачьте, шпионы, – напрасные слёзы!
Предателям Родины – вечный молчок!
Замочен в сортире поганый Берёза,
надёжен полоний, и свеж «Новичок».

В пампасах Америк, в глуши Ланкаширов
врага не спасёт ни окоп, ни редут.
Российские парни Петров и Боширов
разыщут, отравят, убьют, украдут.

Спокойны, трезвы и подтянуты оба,
завету Отчизны пока что верны.
За ними – бескрайняя русская злоба,
бескрайняя злоба бескрайней страны.

А если убить не получится сразу –
допустим, порвётся пеньковая нить –
найдутся ресурсы из нефти и газа,
чтоб первым поджечь, а вторым – отравить.

А если ресурсов не хватит до гроба –
закончится нефть, и закончится газ,
останется злоба, российская злоба,
её неизбывный и вечный запас.

В бескрайних краях, небогатых умишком,
где в каждой избе с незапамятных пор
сидит терпеливый Иван Топорышкин
и точит, и точит, и точит топор.

Напрасно зовёт прогуляться зазноба,
напрасно бутылка стоит на столе –
на сердце Ивана лишь крайняя злоба,
бескрайняя злоба в бескрайней земле.

Иван Топорышкин пойдёт на охоту,
с ним Путин пойдёт, перепрыгнув забор.
И если провалятся парни в болото,
Петров и Боширов подхватят топор!

2. от К. Симонова (2020)

Был у майора Боширова
товарищ – майор Петров.
Вместе они служили –
еще с нулевых годов.
Вместе они носили
чекистский простой значок,
вместе врагов косили
ядами «Новичок».

И если упрямый некто
пилюль не хотел глотать,
Петров говорил: «Объекту
два раза не умирать!
Ничто нас в жизни не может
вышибить из бабла!»
Такая уж поговорка
у майора была.

Полоний светил исправно
и жалила в цель игла:
угас Литвиненко в койке,
Береза сгорел дотла.
Боширов смеялся: «Надо
двойные наряды брать…»
Петров усмехался: «Гадам
два раза не умирать!»

Но вдруг надломилось что-то,
лафе наступил конец:
лажают крутые яды,
летит в молоко свинец.
Как выжил Скрипаль нахальный?
Как дочка его жива?
Теперь вот облом с Навальным…
В натуре, вы что, братва?

Начальство решило быстро:
майоров к чертям убрать!
Вздохнул генерал: «Чекистам
два раза не умирать…
Ничто нас в жизни не может
вышибить из бабла!»
Такая уж поговорка
у генерала была.

Был у майора Боширова
товарищ – майор Петров.
Под геев они косили,
делили постель и кров.
И ныне в одной могиле,
обнявшись, они лежат –
без шума лежат и пыли,
как парочка медвежат.

Над ними трубят горнисты,
гудит полосатый шмель,
и храмы звонят, пречисты,
во славу русских земель.
И, честь отдавая споро,
как местного бога рать,
другие идут майоры
два раза не умирать.
foto

У гоблинов праздник

Этот серолицый прохвост с бегающими глазками изолгавшегося школьника все больше и больше напоминает Шарона перед депортацией Гуш Катифа.

Нет-нет, внешнего сходства можно не искать. Вскормленный на мапайных хлебах зубр Ариэль Шарон до последнего держал фасон, стильно отшучивался, твердо стоял на своем и без труда держал под рукой широкую, послушную его воле коалицию. Даже бортанув Ликуд, он ухитрился практически ни с кем не рассориться лично. Он выгонял десять тысяч евреев из их семейных домов, разрушал синагоги и кладбища, бросал в тюрьмы подростков, посылал против демонстрантов специально подготовленных «титушек» в армейской форме, но сохранял при этом образ доброго дедули, отца нации.

Да, Шарон мог солгать, не моргнув глазом, и проделывал это не раз, еще со времен командования разведротой Голани в конце 40-ых. Бен-Гурион говорил о нем: «хороший офицер, но склонен ко лжи». Таков был его имидж в ЦАХАЛе; все знали, что Арик соврет-недорого-возьмет, однако прощали вранье за беззаветную целеустремленность и умение собрать нужных людей. Впоследствии именно за комбинацию этих качеств его назначили на «отряд 101» – командовать акциями возмездия. Наверняка отчеты другого, более честного командира поставили бы Генштаб и главу правительства в, мягко говоря, неудобное положение. Зато в Арике можно было не сомневаться: его донесения благоразумно обойдут слишком скользкие моменты.

Он всегда принимал решения, не считаясь ни с кем. Сначала этим «кем» был комбриг, затем командующий округом, затем раматкаль, затем премьер-министр, затем – народ Израиля. Следующим на очереди был только Всевышний, но тут уже у лживого Арика нашла коса на камень. При всем при том трудно не отдать должное несомненным тактическим и политическим талантам этого незаурядного человека, неспроста ставшего символом нашего чудесного спасения в Войне Судного дня (тоже, кстати, благодаря лжи и самоуправству). Шарон был таким потому, что был воспитан в культуре пальмахного вранья и пальмахной анархии; врали тогда все, а он врал больше других лишь потому, что не боялся быть пойманным за руку (хотя ловили его постоянно).

Рядом с этой гигантской (по израильским меркам) фигурой Биньямин-палач-Амоны-Нетаниягу выглядит натуральным пигмеем.
Шарон лгал величественно, не слишком заботясь о последствиях. БпАН лжет мелко, гадко, как трясущееся за свою шкуру барачное чмо: юлит, выгадывает дни и часы, изобретает оправдания, нагромождает новую ложь, чтобы забыли о прежней.

Шарон никогда – повторю по буквам: НИКОГДА – не предавал близких соратников, а потому был постоянно окружен командой верных друзей. БпАН при первой же минимальной угрозе готов швырнуть под колеса любого; в обществе этого злобного параноика не удерживается никто, кроме вшей, жены и недоросля-сынка.

Шарон прекрасно сознавал масштаб своей личности, а потому охотно хвалил коллег и помощников. БпАН настолько не уверен в себе, что, подобно классному выскочке, постоянно лезет вперед, толкаясь локтями и торопясь приписать себе и только себе любое положительное действие, достижение, событие: «Это я! Я! Я!..» Что не только оскорбляет прочих участников, но и выглядит довольно мерзко – кто же любит выскочек?

Шарон ставил цели и шел к ним, не считаясь ни с чем. Полагают, что он осуществил злодейскую депортацию Гуш Катифа из-за уголовного следствия. Мне это кажется маловероятным. Арик до конца действовал в русле ментальности чересчур самостоятельного ротного командира. Прекрасный тактик, он никогда не был настоящим стратегом. Если рота застряла под огнем в неблагоприятной позиции, отчего бы не отступить, даже если штаб приказывает держаться? И он отступил, наплевав на прочие соображения. Мотивы ухода из Газы напоминают недоумение невежественных пальмахников из Долины, искренне не понимавших, зачем цепляться за Ерушалаим во время Войны за Независимость. Кому они нужны, эти «старые камни»? Ариэль Шарон ушел из Газы, потому что действительно считал этот шаг правильным (как задолго до Эхуда Барака считал правильным уйти из Южного Ливана).

БпАН руководствуется одной-единственной целью: усидеть в кресле премьера. Именно так и следует рассматривать все его решения. Абсолютно неважно, что говорит этот патологический лгун; важно лишь, каков результирующий вектор оказываемого на него давления. Можно не сомневаться, что он, как флюгер, всегда развернется по ветру, а вместе с ним – пришпандоренная к его фалдам политика несчастной Страны.

Когда Шарон попадал в неустойчивое положение, он выбирал путь выхода и пер вперед, не считаясь с потерями. Иногда получалось прекрасно (сражение на Китайской ферме), иногда ужасно (депортация Гуш Катифа). Когда в неустойчивом положении оказывается трус и параноик типа БпАН, он изо всех сил балансирует, стараясь оставаться на месте без движения, чтобы не потерять равновесия. Итог: десятилетний паралич, в котором застыла Страна.

В чем же тогда подобие, если два этих премьера настолько несхожи? Ответ: в Абрамовиче. Вчера, когда стал известным очередной лживый кунштюк БпАН, одиозный обозреватель-пропагандист 12-го канала Амнон Абрамович сиял, как медный грош на ладони Карла Маркса.

«Я так и знал, – проскрипел он. – Я говорил вам, что никакого суверенитета не будет. Я говорил это, когда Нетаниягу торжественно объявил об аннексии Иорданской долины. Я говорил это, когда Трамп провозгласил, что буквально завтра утром Израиль распространит закон на поселения Иудеи и Самарии. Почему я был так в этом уверен? Потому, что я знаю Биби. Я помню, как он поддержал Соглашение Осло, как он отдал Хеврон, как разрушал и разрушает еврейские форпосты, как заморозил стройки в поселениях, как проголосовал за депортацию Гуш Катифа и даже поддержал лозунг «двух государств для двух народов». Теперь Биби отказывается от израильских притязаний на Иудею и Самарию. Это всего лишь продолжение его давнего курса…»

Потом телевизионный гоблин заткнулся, а я вспомнил, как он точно так же сиял в 2005 году, когда стали известны детали злодейских планов Ариэля Шарона. Как он призывал «беречь Арика, как берегут драгоценный этрог накануне Суккота». Беречь того самого Арика, которого ненавидел и поносил всю свою журналистскую жизнь (если слово «жизнь» вообще применимо к гоблинам, чей смысл бытия заключается лишь в порче воздуха)!

Нет в мире таких крепостей, которых не могли бы взять большевики, – утверждал товарищ Сталин, не к шаббату будь помянут.
Нет в мире таких крепостей, которых не могли бы СДАТЬ псевдоправые израильские премьеры – и, в первую очередь, Биньямин-палач-Амоны-Нетаниягу. В свое время национально-консервативный избиратель привел к власти Ариэля Шарона – и получил предательскую сдачу цветущих крепостей Газы и Северной Самарии. Теперь мы стоим перед повторением той же истории. Другой псевдоправый трус и обманщик только что на наших глазах сдал врагу сердце еврейского национального наследия – Иудею и Самарию.

Гоблинам и в самом деле есть что праздновать.
foto

11 лет несчастья

Генералы ЦАХАЛа неприятно поражают убожеством своих профессиональных и чисто человеческих качеств. Это редко заметишь в мирное время, пока они с угрожающей расстановкой предупреждают врага о нежелательности проверять их стратегические способности на деле. Проблема возникает, когда действительно доходит «до дела» – тогда нас регулярно вывозят из беды то просчеты противника, то очередное чудо, то беспримерный героизм солдат и младшего офицерства – но уж никак не вышеупомянутые генеральские способности. Они, эти способности, отчего-то проявляются то пустыми арсеналами, то постыдной путаницей планов, то преступной недооценкой врага, то откровенной боязнью столкновения с ним.

А уж когда наши генералы переобуваются с высоких армейских ботинок на штиблеты политиков – тут хоть и вовсе кричи караул. Я не стану называть фамилий – они хорошо известны всем. Шкала политического позора отставных генерал-политиков необыкновенно широка – от откровенной тупости до детской наивности, от продувного мошенничества до беспомощного ничтожества. Крайне редкие исключения лишь подтверждают правило. Одним из таких исключений был, видимо (полной уверенности нет и здесь), генерал Меир Даган, назначенный Ариэлем Шароном на пост главы Мосада. К тому моменту эта достославная организация была почти сведена в могилу бездарным генералом Дани Ятомом и его столь же «талантливым», хотя и штатским, преемником Эфраимом Халеви. Даган, по общему мнению, восстановил Мосад, вернув в организацию утраченную было атмосферу успеха и веры в себя.

Меир Даган никогда не считался левым – в отличие от подавляющего большинства задов, восседающих вокруг стола Генштаба и сызмальства приученных, что истина помещается где-то чуть левее Аводы (иные зады к этому столу обычно не допускаются). Даган же откровенно тяготел к Ликуду – к правому, силовому его крылу – но одинаково успешно работал и с Шароном, и с Ольмертом. Тем интересней его мнение о третьем по счету премьере – Биньямине-палач-Амоны-Нетаниягу. Мнение это не касается политических или каких-либо иных разногласий (которые тоже были), но говорит сугубо о лидерских качествах БпАН и, главное, о его способности принимать решения – любые решения.

Вскоре после воцарения БпАН по итогам выборов 2009 года, Дагана вызвали на совещание в канцелярию главы правительства. По окончании встречи он отправился назад, в Тель-Авив. Но в районе Шаар-Агай в автомобиле Дагана зазвонил телефон: его просили вернуться в Иерусалим для пересмотра принятого решения. Генерал развернулся и поехал назад. Заседание затянулось, решение поменяли, и Даган вновь сел в машину. Новый звонок застал его уже на Шфеле: просили вернуться, поскольку премьер все еще не уверен в принятом решении…

Подобные истории повторялись постоянно, когда требовалось что-либо решать. Уже на третий раз глава Мосада понял, что речь идет не о случайности, а о правиле. С тех пор, завершив встречу с БпАН, он уже не возвращался в Тель-Авив, а брал такси до рынка Махане-Йегуда, в районе которого находилась особо уважаемая генералом шашлычная, и там ждал просьбы вернуться – каковая просьба и поступала с непременностью ежедневного восхода/заката солнца.

Не правда ли, этот рассказ прекрасно согласуется со всем, что нам известно о человеке, который вот уже 11 лет подряд оккупирует кресло главы правительства Израиля? Придавить ХАМАС – не придавливать ХАМАС… – потом снова: придавить… хотя нет, пардон – не придавливать. Войти в Газу – не входить в Газу… потом снова: войти… хотя нет, пардон, – не входить. Извиняться перед Эрдоганом – не извиняться… потом снова: извиняться… хотя нет, пардон, – не извиняться... и, наконец, не не извиняться, то есть… извиняться. Поставить магнометры – убрать магнометры… потом снова поставить, и снова убрать, и снова убрапоставить. Эвакуировать Хан-эль-Ахмар – не эвакуировать Хан-эль-Ахмар… Объявить суверенитет – не объявлять суверенитета… – и так далее, и тому подобное.

Вывод напрашивается сам собой: у руля государства, требующего едва ли не ежечасно принимать те или иные судьбоносные решения, находится человек, органически неспособный что-либо решить. Я знаю, что есть любители объяснять вышеописанный колебательный характер нашего национального лидера его шахматным гением (почему-то сторонники БпАН часто используют именно эту аналогию). Мол, это пока что он разыгрывает из себя труса, уступая по всем фронтам, кроме личного (в вопросе сохранения собственной личной власти БпАН и впрямь съел не то что собаку, но целую стаю гиен). Мол, дайте срок – тут-то он ка-а-к выскочит!.. ка-а-к выпрыгнет!.. и разом поставит мат в три хода!

Другие наблюдатели, напротив, подозревают в нем совершеннейшего Макиавелли. Мол, это пока что БпАН разыгрывает из себя «правого», уступая по всем фронтам якобы по необходимости, а на самом деле он действует согласно тайному дьявольски-левому плану. Мол, дайте срок – тут-то он ка-а-к выскочит!.. ка-а-к выпрыгнет!.. и разом «все отдаст».

Что ж, никому не запрещается изобрести для себя какую угодно фантазию. Но я, грешный, привык полагаться токмо и исключительно на конкретные результаты. И эти результаты налицо: НИ ПО ОДНОМУ ключевому вопросу, от которого так или иначе зависит будущность Еврейского государства, БпАН не в состоянии принять худо-бедно действенного решения, не говоря уже о кардинальном. На всякий случай, для особо непонятливых: я говорю о реформе юридической системы, о проблеме нелегалов, о захвате земель бедуинами, об арабском сельхозтерроре, о произволе полиции, о наглеющем ХАМАСе, о суверенитете в Иудее и Самарии, о массовом жилищном строительстве на огромных пустующих площадях Шомрона, о засилье левой клики в  культуре, о нефинансируемой академии и о десятках других, более мелких, но не менее важных дел. БпАН мямлит, создает комиссии, произносит речи и обещает, обещает, обещает… – но в итоге не делает НИЧЕГО. А Израиль… Израиль плавно скатывается вниз по всем параметрам, и нет никого, кто мог бы врубить тормоза на этом наклонном пути.

Кризис с КОВИД-пандемией – очередная иллюстрация привычной импотенции нынешнего премьера. Обратите внимание: модель его поведения с «короной» в точности соответствует вышеописанному стандарту. Закрыть аэропорт – не закрывать… пардон, закрыть… но не для всех… а-а-а!.. закрыть, закрыть!.. – но опять, не для всех. Открыть бассейны – закрыть бассейны – открыть-закрыть-откр-закр-ыть! Выть! Всем выть! Нет, пардон, не выть! Карантин! Нет, не карантин! Штрафовать на пляжах! Не штрафовать на пляжах!.. Метания главы правительства в последние несколько месяцев происходят на виду у всех – но сколько таких метаний остаются неизвестными широкой публике! Его можно было бы назвать маятником, если бы БпАН колебался только туда-сюда. Но БпАН колышется сразу во всех направлениях – в зависимости от последнего пинка, который он получает. Надавили актеришки – хоп! – разрешены спектакли. Ответно надавил минздрав – хоп! – спектакли закрыты. Надавили фитнесы – хоп! – открыты клубы. Надавил минздрав – хоп! – закрыты клубы, а заодно и бассейны. Надавили отели – хоп! – открыты бассейны в отелях, зато муниципальные по-прежнему закрыты, а клубы?.. – клубы открыты! Пардон, снова закрыты. Надавили учителя… родители… вредители… святители… – и нет этому ни конца, ни края.

Вот именно это я и имею в виду, когда говорю, что нет большего несчастья для Израиля, чем продолжение правления-НЕправления Биньямина-палач-Амоны-Нетаниягу. В режиме «само как-нибудь образуется» может кое-как прожить какая-нибудь Швейцария, но только не Страна, окруженная врагами как извне, так и изнутри. А мы с вами, дорогие друзья и злописучие недруги, живем так вот уже 11 лет, то есть на 11 лет больше, чем следовало бы…

Недавно услышал от одного, в принципе, умеренного приятеля, что Биньямин-палач-Амоны-Нетаниягу хуже, чем Ицхак Рабин. Не скажу, что это поразило меня, но запомнилось хорошо. В самом деле, трудно вообразить что-либо отвратнее, лживее, губительнее для Страны, чем годы второго пришествия во власть Ицхака Рабина. Если уж нынешнего номинально «правого» премьера сравнивают с левым авантюристом, который притащил сюда армию вооруженных врагов и стал непосредственной причиной многих тысяч еврейских и арабских насильственных смертей; если уж его сравнивают с политиком, превратившимся в символ национального предательства; если уж дошло даже до этого, то дальше, как говорится, некуда. Или есть куда?
 
puzzleExists

Жаль только жить в эту пору прекрасную…

Вчерашний ФБ полнился торжествующими танцами фанатской группы чирлидеров Биньямина-палач-Амоны-Нетаниягу (БпАН).
«Вот видите?! – восторженно вопили они, вскидывая вверх руки с помпонами. – Вот видите?! Шабат уж близится, а рамочки всё там! Кто здесь утверждал, что у нашего божка нет яиц? Они есть! Есть! Слышите этот мелодичный и в то же время громовый звон?!»
Collapse )
puzzleExists

На смерть александрийского хомякадзе

Это только кажется, что вчера они перешли некую грань. К насилию леваки XXI века обратились еще до его – века – начала. Так что дело вовсе не в 66-летнем упитанном левом хомячке, открывшем пальбу по республиканским конгрессменам и не в одной лишь Америке, где политическое насилие давно уже выражается в буйных – с битьем стекол, швырянием камней и опрокидыванием полицейских машин – демонстрациях левой сволочи университетских кампусов, левой сволочи негритянских пригородов, левой сволочи «оккупаев» и левой сволочи дамп-трамповской движухи.
Collapse )
puzzleExists

Бедная Лиза

Один известный израильский публицист говорил мне когда-то, что никогда не знает, какая реакция последует на ту или иную его статью. Мол, пишешь и думаешь: «Это будет бомба» – а отзывов считай что и нет. И наоборот, думаешь: «Ерунда, никто и не заметит», а в ответ – шквал. И он совершенно прав.
Collapse )
puzzleExists

Здравствуй, Джон Голт!

С победой, друзья! С победой всех нормальных людей этого мира – тех, кто предпочитает работать, а не попрошайничать, творить, а не делить награбленное, жить свободным, а не гнуть шею под игом тоталитарной диктатуры, будь то социалистическая диктатура большевизма, социалистическая диктатура фашизма или современная нам социалистическая диктатура политкорректности.
Collapse )
puzzleExists

Генералы песчаных карьер

Полтора десятилетия тому назад, когда я еще инженерил в Безеке, гендиректором компании назначили отставного генерала Илана Бирана, и на мою долю выпала честь лично убедиться в верности слухов о поразительном убожестве высшего командного состава ЦАХАЛа. Новый манкаль начинал свой день с тренажерного зала, расположенного там же, в тель-авивском комплексе Азриэли. Завершив утреннюю тренировку, потное генеральское тело заходило в лифт, набитый к тому времени прибывшими на службу работниками фирмы, и поднималось в свой начальственный офис, на один из верхних этажей треугольного небоскреба.
Collapse )