Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

foto

Спасибо, Mr. President!

Спасибо, Mr. President! Как еврей и израильтянин, я не могу не поблагодарить Вас за признание моего права на Иерусалим, Голаны и поселения Иудеи и Самарии, в одном из которых я имею честь проживать. Спасибо за мощную дипломатическую поддержку моей Страны в мире, где мы десятилетиями были государством-изгоем, государством-евреем, которое подвергалось ежедневному линчу на всех международных форумах. Линчу со стороны людоедского большинства, с подачи таких светочей демократии и прогресса, как Сирия, Чад и Венесуэла, и при молчаливом попустительстве наших европейских заклятых друзей. Спасибо за целую пачку мирных договоров с арабскими соседями – договоров, о которых мы мечтали годами, как о недостижимом мираже аравийской пустыни. Мы мечтали – Вы сделали их реальностью.

Большая часть этих великих достижений носит необратимый характер. За четыре года Вы сделали для нас вдесятеро больше, чем дюжина предыдущих хозяев Белого Дома, начиная с Гарри Трумэна и кончая Вашим предшественником, чье имя я забыл и не хочу вспоминать. И все же Ваш главный вклад в современную историю выходит далеко за рамки вышеупомянутых перемен – сколь бы важны они ни были для моей горячо любимой, но не слишком значимой во всемирном масштабе Страны. Именно об этом я и хочу сказать – о Вашем глобальном, титаническом вкладе в историю человечества.

В мир, свихнувшийся на лжи и тоталитарном насилии политкорректного диктата, Вы вернули одну из важнейших человеческих ценностей – Здравый Смысл. Здравый смысл, ставящий во главу угла не эфемерную брехню об УниверсальныхЦенностях™, а элементарную логику жизни.

Здравый смысл, говорящий, что, когда к тебе лезет бандитский сосед в сопровождении каравана своих рабов, наркодельцов, насильников и головорезов, от него надо отгородиться высокой стеной и поставить надежную стражу.

Что политика халявного велфэра плодит миллионы матерей-одиночек, паразитов, преступников и подонков.

Что превращение некогда славных университетов в питомники т.н. «гендерных и социальных наук» лишает страну творческого молодого потенциала, выпуская на волю ни на что не годных бездельников-зомби – кадры анархии и фашизма.

Что единственный шанс сносно пережить глобальные климатические изменения заключается в скорейшем развитии технологии, а не в самоубийственных ограничениях, накладываемых на энергетику – основу технологического прогресса.

Что кастрация генетики и гонения на ученых, осмеливающихся публиковать неугодные прогрессистам данные – не святая борьба с «родимыми пятнами белого супрематизма», а мракобесное игнорирование научных фактов, ставящее науку в подчинение идеологии, как во времена Галилея и Коперника.

Что нормальная семья – это мама, папа и дети, а не однополые родитель №1 и родитель №2, покупающие для себя детей у женщин-инкубаторов из Третьего мира, как щенков или рабов на невольничьем рынке.

Что Америка не обязана оплачивать завтраки, обеды и ужины своих экономических конкурентов.

Что незачем навязывать ложку и вилку соседу, который твердо намерен хлебать свои щи лаптем.

Вы, Mr. President, напомнили обо всем этом миру, который давно уже, как Атлант из пророческой книги Айн Рэнд, бьется в опутавших его сетях поганого левого прогрессизма. Спасибо Вам за это. Спасибо за мужество, с которым Вы противостояли ежечасным поношениям и потокам лжи, льющимся со всех сторон на Вашу голову. Левые апостолы вранья, живущие кривдой и лгущие каждым своим слогом, обвиняли во лжи Вас – Вас! – единственного защитника и проводника Правды Здравого Смысла. Это была поистине сюрреалистическая картина, негатив реальности.

Они наполняли эфир своим неистовым лаем, подобные своре псов, окруживших могучего медведя. А Вы отбивались от них, как этот гигантский медведь, – отбивались в одиночку, в героической, но безнадежной борьбе. Безнадежной потому, что справиться в одиночку со столь многочисленной и мощной сворой не может даже такой могучий гризли, как Вы. Пусть это станет уроком для тех, кто придут за Вами, вдохновленные Вашим великим примером: для победы надо собрать надежную команду, составить действенный план и первым делом посадить на цепь саблезубую левую стаю. Иного пути нет.

Вчера, когда я, сдерживая тошноту, смотрел на коронацию деда Щукаря и его фиолетовой щучки, мне, как, видимо, многим, вспоминался Пушкин: «бесконечны, безобразны, в мутной месяца игре, закружились бесы разны, словно листья в январе…» И дальше: «Домового ли хоронят? Ведьму ль замуж выдают?..»
Что ж, судя по дряхлому виду домового, вчерашняя церемония была и в самом деле лишь прелюдией к его скорым похоронам. А вот что касается ведьмы – та действительно вовсю праздновала свою болотную свадьбу.
Ведьму выдали замуж за поверженного Атланта.
Она теперь – Родитель №1 и Родитель №2 в одном фиолетовом лице.
Эй, живые инкубаторы! Готовьте свои утробы! Несите своих детей в кровавые лапы левого Молоха! Нынче его праздник, его вонючая, лживая, обманом выцыганенная победа…

А сразу вслед за шабашом на ступенях отвоеванного у народа Капитолия настал горький период отрезвления тех, кто до последнего надеялся на чудо. Скажу честно: меня немало тревожило то состояние, в которое впали многие мои друзья уже после того, как стало совершенно ясно, что все легальные попытки юридической команды Трампа блокируются левыми бесами и покорными им чиновниками. Тревожили призывы верить в некий эзотерический «План», в таинственный хитроумный ход, в готовящийся исподволь удар по врагу – и в прочие фантастические сценарии. Было очень печально слышать это еще и потому, что приверженцам Президента изменил Здравый Смысл – то есть именно то, о чем напомнил миру Трамп во время своей героической каденции.

Как и следовало ожидать, разочарование стало тем сильней, чем фантастичней были напрасные иллюзии. Мне пришлось утешать тех своих друзей, чье отчаяние приняло и вовсе непропорциональные размеры. Эй, ребята! Жизнь не кончилась на поражении Президента. Пока жив Здравый Смысл, всегда есть надежда на его возвращение. Помните историю о рабби Акиве, которому удалось спастись, после того как в бурю перевернулся его челнок? Наш мудрец всего лишь ухватился за доску и при каждой набегавшей волне пригибал голову. То же говорил своим отчаявшимся друзьям и я.

Держитесь за доску Здравого Смысла, не выпускайте ее по своей воле и не позволяйте никому вырвать ее из ваших рук. Не отдавайте ее, когда левые бесы станут подсовывать вам «спасительную замену» в виде свинцовой гири. И вовремя пригибайте голову, когда нахлынет очередной девятый вал мутной прогрессистской лжи и фашистского насилия. Сейчас как раз такой момент. Просто пригните голову и ждите подходящего времени. Где-то новый Джон Галт уже собирает свою команду, свою армию Здравого Смысла. Вот увидите: Атлант еще расправит плечи, поднимется во весь рост, и номерные родители слетят с него вместе с прочим бесовским мусором.
foto

Ответ на "Послание к евреям"

Несколько дней тому назад публицист и историк Е.Н. Понасенков опубликовал на своем канале Ютуба своеобразное "Послание к евреям", где призвал еврейскую "общину" осудить/приструнить цукербергов, альбацев и прочую прогрессистскую шваль, которой приписал еврейское происхождение.

Тем самым он, пусть и в неявном виде, в очередной раз возложил на евреев ответственность за преступления левых подлецов. К несчастью, этот нелепый взгляд давно уже превратился в стереотип (взять хоть недавнюю книгу М. Веллера, где ему посвящена целая глава). Мой видеоролик - ответ как Е.Н. Понасенкову, так и всем, кто разделяет эту ложную и разрушительную прежде всего для самих евреев точку зрения.

foto

Вспоминая Ахматову

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.

Тело на площади людной нашли –
В перьях, смоле и кровавой пыли.

В детстве, на пляже приморской земли,
Он познакомился с Аннабель-Ли.

И невзначай, как у всех королей,
Якобы тронул за мягкий филей.

Взрослый трёхлетка, он должен был знать:
Будут травить королевскую знать.

Хоть этой сцены никто не видал,
Годы спустя разразился скандал.

Вспомнила прошлое Аннабель-Ли,
И за моим сероглазым пришли…

Там, где MeToo начинает рычать,
Лучше заткнуться и тихо молчать.

Ведь усомниться в подобных вещах
Значит стать мясом в общественных щах.

Эти веганы жалеют коров,
Но пожирают людей – будь здоров!

Муж-демократ мой сказал: «Поделом!
Был королём он, а значит, урлом.

Жаль королеву – такой молодой!..
За ночь одну она стала седой.

Пусть привыкает к ветрам перемен:
Чёрную тётю получит взамен…»

Биту свою у камина нашёл
И на охоту на правых пошёл.

Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки её погляжу.

Завтра её забирают в тюрьму –
Будет расти в однополом дому.
foto

Из Киплинга

Думаю, самое время привести здесь свой старый перевод стихотворения Р. Киплинга. В новых обстоятельствах оно звучит особенно актуально. Моим американским друзьям.

За дочь и за жену,
За всё, чем свят и жив,
Восстань и встреть войну,
И Гунна у межи.
Твой мир разрыт и смят,
Разграблен, осквернён...
Куда ни кинешь взгляд –
Руины, сталь и стон.

Лишь заповедь Отца
Стучит в твоем виске:
"Дай мужество сердцам
И силу дай руке."

Ты снова слышишь речь,
Что слышал испокон:
"Свистящий страшный меч
Всему теперь закон."
Ты прежней нитью сшит
Со всеми, кто готов
Рубить, давить, душить
Неистовых врагов.

Комфорт, богатство, смех,
Утехи и мечты
Растаяли во тьме -
Остался только ты.
Чтоб встретить ужас дня,
Нагого, как напасть,
Чтоб, мужество храня,
Не дрогнуть, не упасть.

Лишь заповедь Отца
Стучит в твоем виске:
"Дай стойкости сердцам
И силу дай руке."

Надежды ложной пшик
Не выведет к заре -
Лишь жертвенность души
На жадном алтаре.
На всех нас потому -
Судьба и жизнь одна.
Как выжить одному,
Коль рушится Страна?
foto

Что делать с Paulikом Morozovым?

Что делать с Paulikом Morozovым и с Paulinой Morozovой, когда они – ваши дети, взращенные в поте лица и в боли родительского сердца? Как поступать, если они смотрят на вас с ненавистью, потому что вы отказываетесь голосовать за Берни Сандерса и вздрагиваете, услышав слово «социализм»? К каким средствам убеждения прибегнуть, когда любой разговор с взрослыми детьми на темы общества, политики и мировоззрения завершается крупной ссорой, хлопаньем дверьми и злобными оскорблениями в ваш адрес? Почему они в лучшем случае считают вас пустоголовыми ретроградами и мракобесами, чей век давно миновал, а в худшем – фашистами, расистами и обломками системы подавления, которые следует как можно скорее смыть с лица земли во имя СветлогоБудущего™? Как можно заново сблизиться с самыми родными для вас людьми?

Ответ короток, прост и неутешителен: никак. Никак. Поезд ушел, дорогие друзья, и, хотя хвост его еще виден в дальнем краю платформы, у вас нет ни единого шанса догнать, вскочить на подножку, обнять, прижать и, как когда-то, решить проблему щека к щеке, путем слияния своих и детских слез. Речь ведь вовсе не о сандерсе-шмандерсе, социализме-эмпириокритицизме и прочей ерундовой чепухе. Речь о том, что они смотрят на мир совершенно иными глазами, думают совершенно иными мыслями и выучены совершенно иным словам. И вам в этом мире Paulikа и Paulinы просто нет места. Для вас они – ваши любимые дети, которым, к несчастью, промыли мозги. Для них вы – часть вражьей силы, которая, к несчастью, имеет с ними родственную связь.

Старшие из нас хорошо помнят рассказы бабушек (деды, почти поголовно выбитые павликами морозовыми, как правило, до внуков не дожили) о временах, когда молодые люди отрекались от своих родителей – врагов народа. По прошествии 30-40 лет с тех памятных общих собраний эти рассказы звучали печально, с упором на вынужденность отречения. В них, как правило, отсутствовал автобиографический момент: отрекался всегда «кто-то», а не сама рассказчица. Но в печальном покачивании головы читалось иное: личное раскаяние, личный стыд, несмываемое клеймо на личной совести.

Потому что по большей части отречения были, как это ни прискорбно, искренними. Школьники, студенты, молодые люди, выходившие на трибуну, вполне разделяли взгляды тех, кто сидел в президиуме и в зале. Но, как правильно предупредил поэт сразу вслед за чересчур оптимистическим «не отрекаются, любя» (отрекаются и еще как – на публике!) – «жизнь кончается не завтра». Вслед за завтрашним днем приходит послезавтрашний, за ним следует месяц, год, первое десятилетие, третье, четвертое, а там уже приходится, печально покачивая головой, рассказывать внукам о временах, когда «кого-то» вынуждали отрекаться, «чтобы выжить».

Мне очень жаль нынешних Paulikов и Paulin Morozovых: им еще предстоит такой разговор с внуками. Но – предстоит в далеком будущем. Пока же ничто не мешает им донести на вас в местный аналог ОГПУ, а потом, с весьма умеренными уколами совести наблюдать, как вас, облив смолой и обваляв в перьях, протащат по главной улице с оркестром. Потому что СветлоеБудущее™ требует жертв – в том числе, и личных. Потому что героизм строителя НовогоОбщества™ подразумевает еще и готовность отрешиться от устарелых гендерных, расовых, социальных и – да, вот именно! – семейных стереотипов.

Ваши попытки спокойно вразумить, переубедить, заставить задуматься не приведут – и в принципе не могут привести ни к чему хорошему. Они перестали вас слушать еще в тринадцать-четырнадцать лет, и нет ни единого шанса, что это обыкновение изменится в будущем. Их студенческая компания и седовласый профессор Чмосский заведомо авторитетней ваших беспомощных логических построений. Молодые люди превосходно совмещают в себе самое беспощадное бунтарство (против вас) и самый махровый конформизм (в своей среде). Бесполезно ссылаться и на страшный советский опыт, вспоминать Троцкого, Сталина, Пол Пота, Мао, Кастро и Чавеса: на это у них заранее заготовлены неопровержимые ответы (к примеру: «там был неправильный социализм, а вот у нас…»).

Если совсем уже начистоту, то во многом мы сами виноваты в случившемся. Разве не мы вбивали им в голову, что следует быть «успешными», что надо получать отличные оценки, быть на хорошем счету, вести активный образ жизни? И что поделать, если хорошая оценка за школьное эссе (которое мы по старой привычке именуем «сочинением») несовместима с нашими взглядами на жизнь? Да и на «хороший счет» нынче не попасть, если ты сомневаешься в благотворности ВсеобщегоРавенства™. И куда нашему Павлику деваться, когда «активный образ жизни» обязательно подразумевает участие в борьбе за право трансджендеров мочиться в женском сортире?

У наших детей попросту не было иной дороги к успеху, которого мы – мы сами! – от них ждали и требовали. Мы сами, своими руками запихнули своих отпрысков в эту дьявольскую промывку мозгов, в это чертову мясорубку нормы. Мы сами принесли их к Молоху, уложили на жертвенник и отошли в сторонку. Зачем же сейчас спихивать вину на безымянных злодеев?

Но вернемся к изначальному вопросу: что теперь делать с Paulikом Morozovым, который, брызжа слюной, яростно выкрикивает свои обвинения в наш адрес и вот-вот, отвернувшись от бледного маминого лица, выскочит за родную дверь, клятвенно пообещав на прощанье никогда не открывать ее снова? Как уже сказано, поезд ушел, и хороших вариантов у нас просто нет: есть только плохие и еще хуже.

К последним относится война. Дядя-кулак ловит в лесу парнишку-Павлика, чей донос привел к расстрелу целой семьи и душит его своими руками. К этой, безусловно, крайней мере примыкают другие, менее радикальные, но лежащие в той же плоскости: разрыв отношений, ежедневные сражения с последующими шаткими прекращениями огня, враждебный мир, основанный на взаимном устрашении. Вряд ли подобная самоубийственная стратегия может устроить как нас, так и их.

Другой – несколько лучший, но по-прежнему плохой вариант: делать вид, что конфликта нет. Не вступать в соответствующие разговоры, избегать скользких тем, ежедневно ходить по минному полю, на каждом шагу ожидая взрыва. Только ведь природу человеческую не обманешь. Забитый под поверхность земли пожар продолжает тлеть, прорываясь наружу стрессами, инфарктами и другими конфликтами, которые возникают вроде бы беспричинно, на пустом месте. Вы – со своими детьми, они – со своими родителями – как с чужими опасными людьми, и так до самой смерти…

Единственный вариант, который кажется мне наименее разрушительным, как обычно в безвыходных ситуациях, связан с признанием правды. Правда – странный зверь: она, какой бы горькой ни была, всегда лучше самой сладкой лжи. Потому что ложь никогда не оборачивается приемлемым решением, а вот правда временами чревата спасительной неожиданностью. Скажите Павлику правду. Скажите ему так:

Павлик, сынок, нам очень горько и стыдно, что из тебя получилось такое чудовище (так и скажите: «чудовище» – это в любом случае звучит менее обидно, чем ярлыки «расист» и «фашист», которыми они одаривают вас). Мы знаем, что в этом нет твоей вины – мы берем ее на себя. Не думаем, что тут можно что-то исправить, и нам остается лишь смириться с тем, что произошло. Рано или поздно ты придешь со своими товарищами, чтобы расправиться с нами. Не нужно спорить и возмущаться, потому что мы точно знаем, что именно так и случится. Видишь ли, у нас с мамой есть достаточный опыт с тем отвратительным явлением, которое засосало тебя, частью которого ты стал. Ты всегда останешься нашим сыном, нашим любимым ребенком, которого мы, к великому сожалению, не смогли вырастить так, как хотелось бы. У нас лишь одна просьба: когда вы станете нас убивать, постарайся, чтобы это было не слишком больно.

И все. Не война, не споры с ссорами, не притворство – смирение. Простое чистое смирение, добровольное состояние жертвы. Вы ведь и в самом деле не только виновники, но и жертвы. Вот и признайте этот статус, живите с ним. А Павлику и Паулине дайте прочувствовать те последствия, которые им пока еще не слишком видны. Конечно, сначала они будут крутить пальчиком у виска, вышучивать, насмехаться. Пусть, это не страшно – во всяком случае, не хуже войны и взаимной ругани. Отвечайте точно так же, как начали – смирением. Потом они начнут доказывать, что вы снова неправы. Не возражайте: смирение – наилучшее оружие в этой ситуации. Оно не подразумевает ответной агрессии: ведь вы уже сдались и отказываетесь сражаться. «Думай, что хочешь, сынок, говори, что хочешь, делай, что хочешь… но, пожалуйста, постарайся убивать нас не слишком больно…»

И тогда, возможно, красные огоньки ушедшего поезда перестанут удаляться от вашей платформы. Маловероятно? Да, маловероятно. Но шанс есть, отчего бы не попробовать? К тому же, другие варианты еще хуже.
foto

Левый значит подлый

Когда я написал это впервые, на меня смотрели, как на сумасшедшего. Теперь фраза, вынесенная в заголовок, мало-помалу превращается из теоремы в аксиому. События в Вашингтоне стали еще одной иллюстрацией этого факта. Говорящие телевизионные головы одна за другой, покровительственно ухмыляясь, произносят речи о «нежелании следовать правилам игры» и «детском неумении принять поражение» - и это после их открытой поддержки оккупации полицейских участков и целых городских кварталов бандитами из BLM.

Правила игры? Ну да, как же, как же... Для подлецов не существует правил. У подлеца всегда наготове колода крапленых слов и крапленых понятий. Инспирированные левыми массмедиа и левыми политиками черные бесчинства, погромы и грабеж именуются там «законными протестами против многовекового угнетения», а демонстрация доведенных до отчаяния сторонников Трампа – «наглым покушением на демократию и попыткой захвата власти». Украденные выборы именуются ими «победой народного волеизъявления», а требования рассмотреть сотни данных под присягой свидетельств о подлоге и фальсификациях – «теориями конспирации». Безудержная левая пропаганда центральных газет и каналов зовется «свободой слова», а тоталитарная цензура в соцсетях – «защитой от fake news и от hate speech»

В игре (разговоре, общении, конкуренции, соперничестве) с подлецами нет и не может быть правил. Ведь правила составлены из слов, в момент написания которых подразумевались их вполне определенные, давно сложившиеся значения. Но когда за правило или закон берется левый подлец с колодой крапленых слов и крапленых понятий, дышло закона с легкостью разворачивается в прямо противоположном направлении. Этот метод составления лозунгов левого тоталитаризма описывал еще Оруэлл («Мир – это война», «Любовь – это ненависть» и т.д.). И вот на наших глазах любовь «молодежи холмов» к родной земле приравнивается к пропаганде ненависти, а война леваков с ними (где, как мы совсем недавно видели, убивают по-настоящему) – к борьбе за мир. Аналогия не притянута за уши – она буквальна.

И не думайте, что левая чума обойдет лично вас стороной. Она уже здесь, за вашей дверью, если не в вашей комнате. Вот пример. Вам предстоит суд – не важно, за что: продление условного наказания, нарушение правил дорожного движения, бракоразводный конфликт, борьба за опекунство, убийство старушки-процентщицы… - you name it. И вот, как водится в цивилизованных демократиях, вы приходите (вариант: вас приводят) на беседу с соц. работником (вариант: с probation officer). И в кабинете тетя с профессионально приветливой улыбкой просит вас нарисовать на листочке семью.

Свой последний рисунок вы сделали лет в шесть, но не отказывать же такой приятной тете… Поэтому вы берете карандаш и, воззвав к воспоминаниям детства, коряво изображаете папу в штанах, маму в юбке и двух детишек – мальчика и девочку. А потом, подумав, пририсовываете в верхнем правом углу желтенькое солнышко. Тетенька улыбается еще приветливей, прячет рисунок в папочку, а когда за вами закрывается дверь, пишет в соответствующей графе: «Находится во власти мракобесных гендерных стереотипов. Рекомендую строгое наказание/отказ в опекунстве/более жесткую меру пресечения».

Думаете, я это придумал? Отнюдь. Случай взят, что называется, из жизни. Именно такую рекомендацию получил реальный судья от реального соц. работника во время совершенно реального процесса (по словам адвоката одной из сторон). Перед вами типичный пример левой крапленой колоды: то, что вы вполне невинно полагаете «нормальной семьей», на языке крапленых левых понятий именуется «мракобесным стереотипом» и подлежит наказанию. Не в Исламской республике Иран, не в Кампучии Пол Пота, не в сталинской России – в современных Соединенных Штатах Америки, в чьей Конституции красуется поправка о свободе слова и убеждений…

Эта тетенька – ваша соседка, с которой вы мило беседуете, подстригая газон. Эта тетенька – ваша дочь, ваша университетская подруга, ваша коллега по работе. Аксиома «левый значит подлый» относится и к ним – самым прямым и непосредственным образом. Пока вы обсуждаете с ними возможности летнего отдыха, говорите о погоде, вместе гуляете в парке или запекаете праздничную индейку, они выглядят весьма дружелюбно и по-человечески. Но когда придет пора заполнить соответствующую оруэлловскую графу, они возьмут ручку и бестрепетной дланью впишут туда ваш смертный приговор. Потому что левый значит подлый. Поймите это наконец – те, кто до сих пор пожимает плечами и – пусть с каждым годом все неуверенней, но все же произносит: «Левые – такие же люди, как мы...» Они НЕ ТАКИЕ ЖЕ. Они – зомби, смертельно опасные зомби, готовящие человечеству очередную кровавую баню.

Я уже писал об уроках поражения Дональда Трампа. Главный из них: с левыми нельзя полагаться на правила, на служебную иерархию, на исполнение указов, на чувство долга, на честный подсчет голосов, на Конституцию. Трамп проиграл не 4-го ноября 2020 года, а в первые месяцы 2016-го, когда не отправил в отставку всю верхушку (а то и весь средний слой) силового чиновничества и не назначил взамен достаточно энергичных людей – проводников своей консервативной политики, вооруженных детальным планом ликвидации левого чудовища.

Некоторые американские друзья резонно упрекают меня в плохом знакомстве с многими деталями тамошней системы. Мол, я берусь судить о том, чего не знаю. Верно, я живу совсем в другой стране, и ситуация в США известна мне всего лишь из новостей. Страна другая, зато левые – те же. Та же подлость, те же методы, тот же дракон. И то, что наш deep state называется deep shtetl, не делает его другим по сути. Здесь точно так же судебная система становится инструментом саботажа и преследования неугодных политиков. Здешние массмедиа столь же беззастенчиво лгут и замалчивают неугодные новости. Здешняя система «просвещения» использует те же формулы промывки беззащитных детских мозгов, а гуманитарные факультеты ежегодно выпускают из своих стен отряды все новых и новых зомби. Здесь точно так же нежелание приветствовать вульгарный гей-парад может стать основанием для служебных и политических репрессий…

В противоположность нелепым утверждениям, будто под «левыми» в разных местах понимаются разные люди и разные убеждения, левые везде одинаковы. Европейская левачка, вдохновенно отдающаяся «беженцу» на кельнской площади, ничем не отличается от американского левака, целующего сапог черного хулигана, и от израильского шаломахшавника, швыряющего камни в солдат ЦАХАЛа. Это стопроцентно одинаковые зомби, говорящие на одном языке лжи и насилия, пользующиеся одной и той же колодой крапленых слов и понятий. А значит, говоря о природе этого дракона, а также о том, с какой стороны и с каким оружием следует к нему подходить, я таки знаю, о чем говорю.

О чем мне действительно трудно судить, так это о том, какие годы предстоят теперь несчастной Америке. Мне трудно судить о том, насколько серьезны разговоры о гражданском неповиновении, о вооруженной борьбе, об отделении «красных» штатов, о новой политической динамике, о последствиях отрицания легитимности анекдотического дуэта Байден-Харрис в глазах большинства американцев.

Хотелось бы верить, что Трамп не сдастся. Что он – или тот, кто придет на его место, учтет печальные уроки поражения-2020. Что консерваторы найдут силы и средства выстроить свои массмедиа и свои социальные сети – в противовес окончательно скурвившимся твитбукам и прочим левацким площадкам. Мы с вами можем лишь рассуждать о том, как хорошо было бы уйти с ФБ, – рассуждать без каких-либо реальных последствий. Но если тот же Трамп, приобретя одну из существующих платформ, бросит клич о массовом переходе туда, можно не сомневаться, что откликнутся десятки миллионов нормальных людей. Возможно, с этого и следует начинать следующую попытку.
foto

Конец императора пурги

Политическая ситуация в Стране вот уже третий год описывается противостоянием по линии «Дабиби – Лобиби». Остальное, типа того, несущественно, может и подождать.

Двухлетнее отсутствие бюджета? Подумаешь, обойдемся и без…
Торжество окончательно обнаглевшей (любопытно, при чьем попустительстве) судейской олигархии? – Ерунда, судят-то пока не нас…
Арабский сельхозтеррор? – А мы не фермеры, нам плевать…
Превращенный в пригород Томбукту Южный Тель-Авив? – А мы живем в Северном…
Бедуинская вольница в Негеве? – А мы из Герцлии…
Торжественно обещанный, но похеренный суверенитет поселений и замораживание строительства в Иудее и Самарии? – Я же сказал: мы из Герцлии!..
Полицейский произвол, избиения и пытки молодежи холмов? – Нас в Герцлии никто не трогает, а остальное не важно…
Скандальная неспособность правительства исполнять собственные решения по борьбе с коронавирусом? – А в Италии еще хуже…
Изолгавшаяся власть, которой не верит никто? – А где вы видели власть, которая не лжет…
И так далее, и тому подобное.

Кем бы ни был главный фигурант этого фарса – хоть праведник-расправедник двадцати пяти пядей во лбу – благо Страны не просто требует, но отчаянно взывает к его скорейшему уходу. Таков прямой долг любого мало-мальски достойного человека, который по тем или иным обстоятельствам превратился в главную причину губительного двухлетнего паралича – даже если не он завел Страну в такой ужасающий тупик (хотя в данном случае завел-таки он, своими руками). Но слово «достоинство» в принципе несовместимо с образом нынешнего премьера – как и другие слова из той же группы: «правдивость», «принципиальность», «надежность», «совестливость», «порядочность»…

Возвращение к нормальной политической жизни и к решению вышеперечисленных критически важных проблем невозможно без устранения Бальфуриягу с общественной арены. А значит, первостепенной задачей становится именно эта: как можно скорее выбросить его из кресла, в которое он врос всей своей параноидально-завирально-эгоцентрической задницей. Сначала – пинка под зад, и лишь после этого – корона, экономика, БАГАЦ, полиция, прокуратура, арабы, бедуины, нелегалы и прочие назревшие чирьи и нарывы, которые Бальфуриягу насажал на нашу шею за десятилетие своего провального правления.

И я искренне надеюсь, что лидеры электоральных списков найдут в себе силы объединиться во имя этой первостепенной общенациональной цели. Тут легитимны любые коалиции – в точности, по образцу самого г-на Лжеца, который сегодня задабривает взятками арабских исламистов, держит в правительстве беспримесных леваков из Аводы и не погнушался назначить министром юстиции омерзительного Нисанкорна. Его фанаты объясняют эти фортели сложными шахматными расчетами. Что ж, коли так, то нет никаких причин, почему бы Беннету, Саару и Смотричу тоже не побыть шахматистами – хотя бы для разнообразия.

Повторю еще раз и еще сотню раз: для решения главной задачи этих выборов – низвержения Бальфуриягу – легитимны любые союзы и любые коалиции. Если для вытурения Бальфуриягу с Бальфура требуется войти во временный союз с Лапидом, Хульдаи, МЕРЕЦом, Айманом Уде, Сломанным Удом, чертом в ступе… – надо это делать, не раздумывая. Сначала – это. И лишь потом, дождавшись неминуемого сдвига в Ликуде (где никогда не меняют лидера в бытность его главой правительства, но обычно прозревают и изгоняют его после поражения), сменить эту «ad hoc коалицию» на нормальное консервативное правительство.

Таков мой предпочтительный сценарий результата предстоящих выборов №4. Саар и, особенно, Элькин – опытные политики, мастера коалиционных переговоров. Беннет наконец-то отбросил прежнее низкопоклонство перед раз за разом попирающей его бальфурияговой пятой. Либерман давно уже спит и видит конец императора лживой пурги и низкопробных интриг. Лапиду надоело сидеть в оппозиции. Дери сбежит с бальфуриягового корабля, когда запахнет жареным. Половина харедим уже сейчас склоняется к Саару. Арабы охотно поддержат со стороны. Понятно, что желаемое далеко не всегда совпадает с действительным (к примеру, в своих прогнозах годовой давности относительно бунта в Ликуде я ошибся в тайминге, хотя и оказался прав в принципе), но на сей раз мне кажется, что выборы №5 пройдут уже без Бальфуриягу. Дай-то Б-г.
foto

6 лет назад, декабрь 2014

Однако, доложу я вам, дорогие друзья... Причем, доложу не просто так, но со скорбью и с радостью в сердце.

Со скорбью, потому что за шесть лет, которые прошли с момента написания нижеприведенного шуточного стишка, не изменилось почти ничего - включая дату роспуска кнессета, дату предстоящих выборов и имя главначпсихушки.

С радостью, потому что по-прежнему праздник, и маккавеи по-прежнему толпой атакуют фалангу и по-прежнему побеждают вопреки всякой логике военного дела и прочих умных делов...
Хаг Ханука самеах, ребята! Вперед - на все и всяческие фаланги! Не для того мы вот уже третье тысячелетие зажигаем свечи, чтобы всякая мелкотравчатая недолговечная сволочь их тушила! Победа будет за нами!

Диалог у ханукальной свечки

Что происходит на свете? Да просто декабрь.
Пало правительство, кнессет ужасно распущен…
Здесь декабристы - не Пестель, Рылеев и Пущин,
Это зуаби, гальоны и прочая тварь.

Что же теперь они делают? Что и всегда:
Шьют себе фраки, короны и добрые лица…
Вы полагаете, всё это будет носиться?
Я полагаю, что всё это - белиберда.

Что же за этим последует? Март, камуван.
Будем бросать бюллетени за чертову матерь…
Вы полагаете, умный у нас избиратель?
Я полагаю, что наш избиратель - болван.

Бантиком губки состроил дежурный лапид,
Левая пресса привычно склонилась левее…
Вы полагаете, Биби поступит умнее?
Я полагаю, что Биби, конечно, сглупит.

Только ведь нам нипочем эта пошлая хрень.
Глянь: ханукальные свечки по рангу, по рангу,
И маккавеи толпой атакуют фалангу,
И - мир набекрень, набекрень, набекрень, набекрень…
(Алекс Тарн, декабрь 2014)
foto

Поразительная наивность

Сегодня утром Айлет Шакед возмущалась нынешним бесстыжим министром юстиции Нисанкорном, который оптом назначил накануне аж 6 десятков судей, наплевав на бойкот со стороны оппозиции в комиссии по назначениям.

"Как же так?! - возмущалась Айелет. - Когда в прошлой каденции большинство было за мной, я всегда старалась договориться. Неприемлемые для обеих сторон назначения отменялись, и до бойкота никогда не доходило!"

Налицо типичная наивность консерваторов, граничащая с идиотизмом: они вечно пытаются играть с левыми мошенниками "по правилам", в то время как для тех нет и не может быть НИКАКИХ правил. То же самое, кстати говоря, пытался делать и Трамп - с тем же результатом.

Сколько раз повторять: голову Дракона нельзя отпиливать "по правилам", им же и установленным. Голову Дракона рубят одним махом - как только появляется такая возможность. А уж коли не срубил - поздно плакать, возмущаться и бегать по судам. Слабаков не любят и в судах.
foto

Не надо еще бы!

Душа приневолена к некой печали.
Еще бы! Еще бы!
Дожди прожурчали, ветра прокричали
В груди у чащобы.

Цирюльник под ноль остригает мальчишек
К началу учебы.
Подкошенной прядью печали излишек
Мелькает. Еще бы!

(Юнна Мориц)

Пародия называется «Не надо еще бы»

По русской земле оголтело и дико
Ползут русофобы –
Отнять наши лапти, забрать наше лыко –
Ещё бы, ещё бы!

Но есть у земли неподкупная Юнна –
Не зная хворобы,
Звенит балалайка её, многострунна,
Ещё бы, ещё бы!

Идёт в наступление стих русопятый,
Немедленно чтобы
Воскрес православный младенец распятый –
Ещё бы, ещё бы!

И люди не знают, куда бы им деться
От этой стыдобы…
Мадам поэтесса, мадам поэтесса,
Не надо ещё бы…

(Алекс Тарн)