Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

puzzleExists

Обычные люди

Доступен к скачиванию мой новый (исторический) роман "Обычные люди" о современном периоде становления еврейского ишува в Эрец-Исраэль. Он предназначен в первую очередь для тех, кто не хотел бы путать «Хашомер Хацаир» с «Хашомером», «Хапоэль Хацаир» с «Хапоэлем», «Хакибуц» с кибуцем, Шохата с Резником, Маню Вильбушевич с Манькой-налетчицей, Лукачера с Лукачем, а Вторую и Третью волны алии с, соответственно, «Колбасной» и «Сырной».
Как я обнаружил, разные степени такой неосведомленности свойственны не только жителям диаспоры или новым (и относительно новым) гражданам Израиля, но также и тем, кто окончил здесь местную школу.

Хотелось бы также надеяться, что книга будет интересна и более продвинутому в историческом плане читателю, поскольку от традиционной компиляции общеизвестных фактов ее отличает еще и авторская версия чисто человеческих мотивов, которые двигали действующими лицами – пусть и знаменитыми, но, в конечном счете, обычными людьми, а вовсе не эпическими гигантами и идеальными героями, какими их частенько представляют.
puzzleExists

Чайка по имени Джонатан

Я уже не раз излагал свою парадигму «трех полюсов» – взгляд на современную историю еврейства, как на взаимоотношения Традиции, Сионизма и Ассимиляции (подробно об этом – в пятичасовом курсе лекций, который доступен на Ютубе). Согласно ей, самоидентификация еврея с еврейством возможна лишь в связи с двумя первыми полюсами – вне зависимости от того, где он прописан (в нынешнем компактном мире можно быть сионистом, находясь в Чикаго или Франкфурте и, напротив, быть ассимилянтом, проживая в Тель-Авиве).

В этом ключе была выдержана и моя недавняя заметка «Евсеки в Америке», где проводилась параллель между нынешними «полезными евреями» Демократической партии США и бывшими бундовцами из Евсекции 20-х годов прошлого века, чьими руками большевики уничтожили в России как еврейскую Традицию, так и российский Сионизм, не оставив иного выбора, кроме Ассимиляции. Я написал эту статью для газеты «Кстати» (Сан-Франциско), а затем поместил и в ФБ отдельным постом. И вот, просматривая комментарии, я наткнулся на весьма любопытную реакцию одного из читателей. Ничем не примечательный сам по себе, этот Джонатан, в отличие от одноименной чайки, может послужить хорошим примером типичного современного «идейного» ассимилянта-образованца, выстроившего для себя уютное гнездо виртуальной реальности, где невесомый пух иллюзорного настоящего дополнен мягоньким мхом воображаемого прошлого.

Видимо, моя заметка сильно задела именно это гнездо – сужу по неподдельной силе чувств и количеству комментариев, написанных уязвленным беднягой. Уж не знаю, что там чайка Джонатан высиживает – да и не мое это дело. Но вот бьющая в глаза типичность этой постройки заслуживает некоторого внимания – просто для того, чтобы мы могли распознать этот вид пернатых с первого взгляда.

Прежде всего, Джонатан (как и Михаил Веллер в своей недавней книге) вообще не собирается принимать во внимание два неприятных ему полюса.
Сионизм для него является «таким же проявлением Амалека как и нацисты, Совдепия, христианство, Рим, греки и Навуходоносор и т.п.. Еврей никоим образом не может оставаться таковым, ассоциируясь с сионизмом – это нонсенс».
(Здесь и далее цитируется с сохранением орфографии оригинала, так что если наткнетесь на «будующее», то имейте в виду, что скорее всего, имеется в виду «будущее», хотя нельзя исключать и других вариантов).

Круто, правда? Как видите, ассимилянт готов зайти куда дальше печально известного решения ООН, приравнявшего сионизм к расизму. Думаю, подобное заявление не сыскать даже в знаменитых антисемитских изданиях брежневского периода. Ну а Традиция видится с высоты птичьего полета и вовсе отжившим тоталитарным режимом, в который были вынужденно загнаны несчастные российские евреи: «Образ жизни евреев не был добровольным, он был навязан всеми этими законами…» и далее: «Евреи не хотели учиться а еврейских школах на идиш, предпочитая обучение на русском языке…»

Правда, тут Джонатан оговаривается: «Разумеется часть хотела жить по старому и тут уже евсекция сыграла свою нелециприятную роль. Без нее и без антиклерикальной политики большевиков положение было бы как в соседней Польше». (А в Польше было, как явствует из других высказываний, намного хуже, чем под добрыми большевистскими просветителями-освободителями).

Иными словами, с точки зрения Джонатана, Советская власть освободила евреев от насильственно навязанных им «всех этих законов» (видимо, тут имеется в виду Тора, Галаха и прочие «мракобесности»). А что касается нападок на Евсекцию, то они, по мнению чайки, вовсе несправедливы: «евсекция не разрушила "еврейский уклад жизни" она лишь способствовала его разрушению».
Не разрушила, но способствовала разрушению… Вас смущает логика этого высказывания? Меня тоже, но птичий мозг не всегда тождественен человеческому. Далее Джонатан храбро влетает в область альтернативной истории: «Можно уверенно сказать, что если бы ее [Евсекции] никогда не было конечный результат был бы примерно таким же».

Нет-нет, читайте дальше – там еще интересней! Вот как Джонатан описывает депортации евреев из прифронтовой полосы по приказу двух зоологических антисемитов Николай-Николаичей (главнокомандующего великого князя и его начштаба, да сотрутся их имена): «указ Николая Николаевича о выселении евреев из прифронтовой полосы фактически уничтожил черту оседлости и, а вместе с ней и тот же традиционный уклад. Это было начало процесса».

Имеется в виду не «процесс», граничащий с геноцидом (по самым скромным подсчетам, приведший к 300.000 жертв и бесчисленному количеству сирот, увечных, изнасилованных и бездомных), а весьма благотворное действие просвещенных властей или, как это определяет Джонатан, «успех»: «Можно сказать, что февральская революция, которую заметим евреи широко поддержали, закрепила успех».

Тут неминуемо приходит на ум аналогия: написать, что указ о депортации от 1915 года «фактически уничтожил черту оседлости», это примерно то же, что сказать, будто решения Ванзейской конференции от 1942 года «фактически уничтожили европейские границы». «Успех», конечно, отличался по объему уничтоженных евреев, но принцип тот же. Однако это ничуть не смущает нашу храбрую чайку Джонатана. Для него уничтожение ненавистного «традиционного уклада» окупает любые жертвы; ради этого он готов не только оправдать, но воздать хвалу погромной российской армии.

Как, впрочем, и в случае с большевиками: «…не надо отождествлять антиклерикальность с антисемитизмом это раз. Два, не было до войны уничтожения еврейской традиции и культуры. Была борьба с религией, не только еврейской. И была секуляризация, против чего большинство евреев не имели ничего против».

Во как! Оказывается, «не было уничтожения»! Позвольте, но ведь в соседнем комментарии Джонатан прямо упоминал «уничтожение традиционного уклада»… Тут я вынужден снова напомнить вам об особенностях птичьей логики: когда чайке надо, уничтожение «было», а когда не надо, уничтожения «не было». Что тут непонятного? Все в порядке.
«…утверждение, что левые стремились изничтожить все еврейское абсолютно ложно», – делает вывод Джонатан. Правда, В.И. Ленин, по инструкции которого действовали большевики, склонялся, скорее к другому варианту:

«Еврейская национальная культура, – писал вождь мирового пролетариата, – лозунг раввинов и буржуа, лозунг наших врагов… Кто прямо или косвенно ставит лозунг еврейской «национальной культуры», тот (каковы бы ни были его благие намерения) — враг пролетариата, сторонник старого и кастового в еврействе, пособник раввинов и буржуа».

В общем, тут у Джонатана снова налицо некоторое… гм… несовпадение с предыдущими высказываниями. Боюсь, что в 30-е годы он попал бы прямиком в «уклонисты». Но, в общем и целом, в вопросе отношения к «раввинам» (насчет «буржуа» уверенности нет) наш ассимилянт откровенно солидаризируется с гением всех времен и народов. И что с того, что ему приходится тут и там соврать и исказить факты. «Формального запрета на изучение иврита никогда не было…» – кричит он над седой равниной моря. Позвольте, Джонатан, а как же декрет Наркомпроса от 1919 года? Он что – неформальный?

Большевики вообще у Джонатана прелесть какие лапочки: «…нелепо приписывать антисемитизм большевикам в период, когда существовала евсекция».
Во как! Нелепо! И тут же (или в соседнем комментарии) он пишет: «Товарищи из евсекции кстати всегда протестовали против антисемитизма и небезуспешно».
Пардон, уважаемая чайка, но тут снова неувязка. Если антисемитизма «не было», то и протестовать незачем. А если «протестовали», да еще и «небезуспешно», то, выходит, и антисемитизм был…

Конечно, был – тот же самый звериный антисемитизм, который приходилось сдерживать расстрелами и декретами, но который никуда не делся, не исчез и проявился немедленно после того, как евреи перестали быть критически необходимы для замены уничтоженного революцией просвещенного слоя. Таков правда – но чайке Джонатану в его свободном полете нет дела до правды…

Подведем итог. Как видите, я ничего не придумал – налицо прямая речь персонажа. Взятые по отдельности, его высказывания удручающе банальны и лживы; мы встречаем их в Сети по десять раз на дню. Но взятые вместе, они рисуют удручающую картину искаженного мира, похожего на птичье гнездо, каждым перышком и каждой веточкой подстроенное под нужды самооправдания и самовосхваления еврейского дезертира.

Ассимилянт в жизни не признается в своей ущербности; собственно, никто и не просит у него признаваться в чем-то подобном. Он приходит к нам сам, яростно нападая на всех, кто осмеливается напомнить ему о существовании двух других полюсов. Традиция для него – отжившие тоталитарные законы, против уничтожения которых «большинство евреев не имели ничего против». Сионизм для него – Амалек и нацизм. История для него – поле доказательства своей неизбывной правоты. Что и говорить, удручающее зрелище…

Мне остается лишь повторить сказанное в заметке, которая инициировала саморазоблачение чайки-Джонатана:
«Сегодня, как и век назад, еврей может оставаться собой, лишь ассоциируясь с Традицией или Сионизмом – третьего не дано. Любая альтернатива вышеупомянутому выбору означает либо полное растворение в окружающей, как правило, антисемитской среде (и тогда еврей, доказывая лояльность новым соплеменникам, становится самым отъявленным юдофобом), либо постепенную, поэтапную ассимиляцию, на манер прошлых российских евсеков и нынешних американских Чаков Шумеров».

Сдается мне, что перед нами, скорее, первый, юдофобский вариант.
puzzleExists

Евсеки Америки

«Нигде левые не позволяют своей ненависти проявлять себя более явно, чем когда они преследуют евреев, – пишет в эти дни Дов Фишер, профессор права из Южной Калифорнии. – Сначала они приходят за евреями, которые отказываются становиться на колени. Но в конце концов они нападут на Шумеров и Сандерсов так же, как это сделал Сталин, когда дошла очередь до антисемитских еврейских отступников того времени – Троцких, Каменевых и Зиновьевых…»

Эту совершенно точную аналогию можно и нужно усилить, если вспомнить, кто уничтожал еврейское наследие в большевицкой России в 20-х годах прошлого века. Упомянутые Фишером три «еврейских отступника» и их клоны заведомо и демонстративно отказывались от своего еврейства во имя «интернациональной культуры рабочего дви­жения» и не желали иметь ничего общего со своими бывшими соплеменниками. В их идеологии, мировоззрении, круге друзей, быту, поведении, жизненных планах – то есть во всем, что составляет человеческую личность, не было ни грана иудейского прошлого, иудейской Традиции. Этих крайне немногочисленных отступников-мешумадов неправомерно даже называть евреями – максимум, БЫВШИМИ евреями, наемниками антисемитского по своей сути коммунизма.

Collapse )
puzzleExists

Первые отклики


Процесс долог и непрост. Сначала приходит в голову идея, потом собираешь материал (из которого рождаются детали и побочные линии), затем пишешь, пишешь, пишешь, "пробираясь, как в туман, от пролога к эпилогу" (данное Булатом Окуджавой довольно точное, если пренебречь пожертвованным для размера падежом, описание писания). Для длинного текста это как минимум год. Испытываемые при этом противоречивые чувства описывать не стану, чтобы вы не решили, что "бью на жалость".

Но вот наконец поставлена последняя точка. Текст отредактирован, подготовлен к печати и предложен читателям. Тут я все-таки вернусь к противоречивому чувству. С одной стороны, если прочитают быстро, значит написано увлекательно, то есть надо бы порадоваться. С другой стороны, странно, когда ты сам работаешь целый год, а читается это за два-три дня (а кое-что так и вовсе за ночь). Но тут я обычно говорю себе, что с кинофильмами еще хуже: там суммарный труд многих людей может исчисляться десятилетиями, а результат потребляется в течение двух часов...

К чему я это все? К тому, что пришел первый читательский отклик на роман "Обычные люди". Вот он:
"Не оторвался, пока не прочитал до почти неожиданного конца. Даже электронная читалка отметила мой рекорд максимально затраченного времени на чтение! Книга-эпос, об обычных людях с необычными судьбами, о героях и не очень. Эту книгу обязаны прочитать все, кому дорога и интересна новейшая история нашей Страны, история последних ста с лишним лет. Огромное спасибо автору!"

Спасибо Вам, дорогой Шмуэль Резник! При всей вышеупомянутой противоречивости чуйств, я готов получать такие замечательные отзывы по сто раз на дню - и не надоест. Спасибо!
puzzleExists

Не могу дышать!

(за эту вот безделицу меня на месяц отстранили от ФБ, чтоб он пропал)

«Не могу дышать…» – прохрипел он, перед тем как вернуть душу Богу – который, будем надеяться, сможет заново употребить эту вечную субстанцию для наполнения иного, более достойного человеческого материала. Что и говорить, смерть от удушья под коленом чересчур ретивого копа вряд ли можно приветствовать, хотя министерство финансов наверняка, пусть и втайне, считает иначе. Ведь каждый вдох мистера Флойда (а успел-то он надышать будьте-нате) стоил американским налогоплательщикам как минимум нескольких центов, потраченных на продуктовые талоны, благодаря которым этот бездельник весьма неплохо питался, на помощь матерям-одиночкам, которых он бросал, обрюхатив, на борьбу с наркотиками, которые он ревностно потреблял, и на предотвращение грабежей и мошенничества, которыми Большой Джорджи занимался в свободное от героиновой отключки время.

Тем не менее, жизнь есть жизнь, и она, как правильно замечал некий советский писатель, дается людям не для того, чтобы им было мучительно больно под чьим-то удушающим коленом – даже учитывая вышеупомянутую экономию бюджета. К тому же, я и сам чувствую некоторую солидарность с теми, на чьих футболках сегодня написано «Не могу дышать…». Потому что, представьте, тоже «не могу».

Collapse )
puzzleExists

Смеёмся и плачем

(история одного израильского шлягера)

А было так. В 1890 году на западном берегу Ярдена несколько еврейских семей заложили мошаву и назвали ее Мишмар Ха-Ярден. Среди отцов-основателей Мишмара числится, между прочим, некто Яаков-Цви Фейглин, пра-прадед нынешнего отца-основателя партии Зеут. Богатыри, не мы... Место выбрали рублевое – на дороге Цфат-Дамаск (ныне 91-е шоссе), в шести километрах от Рош-Пины, на южном краю долины Хула. Проблем, конечно, было множество (как и у других еврейских мошавов по всей Эрец-Исраэль): малярия, эпидемии, неумение, голод, а пуще всего – постоянные грабежи и нападения наших добрых соседей, особо обострявшиеся в периоды массовых арабских волнений.

В 30-е годы в мошаву приехала жить группа бейтаровской молодежи, сторонники Жаботинского, что сразу превратило Мишмар Ха-Ярден в идеологически нежелательный (с точки зрения господствовавшей в Стране мапайной клики) элемент. Среди прочего, бейтаристы рассчитывали превратить мошаву в базу для своих тренировок, что, конечно, выглядело наивно, учитывая традиции тесного сотрудничества социалистов с властями, когда дело касается ликвидации идеологических конкурентов. В итоге «фашисты Жаботинского» повторили судьбу НИЛИ, то есть были арестованы по доносу (хотя и не повешены, как герои НИЛИ Лишанский и Белкинд).

Однако не прошло и семи лет, как в Мишмаре вновь появились приверженцы Бейтара – на сей раз, солдаты-евреи, демобилизовавшиеся из британской армии после окончания WW2. Это окончательно решило судьбу мошавы. Невзирая на ее крайне важное стратегическое положение (дамасское шоссе рассматривалось тогда как главная ось сирийского вторжения), бен-гурионовская Хагана фактически отказалась помочь «фашистам» в решающий момент сирийского штурма. Отбив две атаки арабов, мошава пала 10 июня 1948 года в ходе третьего сирийского наступления. 14 ее защитников погибли, 39 попали в плен.

По условиям перемирия, заключенного год спустя между новорожденным Израилем и Сирией, территория мошавы возвращалась под израильский суверенитет. Сирийцы трактовали договор в том духе, что земля вдоль Ярдена становится необитаемой нейтральной полосой; наши – что евреи могут обрабатывать поля мошавы. Впрочем, вызволенные из плена (по тому же перемирию) мошавники-бейтаристы зря надеялись, что им вернут их законно приобретенные участки: бен-гурионовские соколы не собирались и дальше терпеть здесь бейтаровское гнездо. Так на развалинах мошавы Мишмар Ха-Ярден возник кибуц Гадот (до 1954 года – Говрим) с идеологически правильным населением.

Из-за отмеченной разницы в трактовках договора кибуцникам пришлось более чем нелегко. Сирийцы, чьи укрепленные позиции находились на Голанах, а также и в считанных метрах от реки, постоянно обстреливали Гадот. А когда Сирия приступила к работам по переброске вод Ярдена в иорданские водохранилища, что справедливо рассматривалось Израилем как casus belli, положение кибуца и вовсе стало аховым. В ответ на израильские бомбежки строительных работ сирийцы отвечали артиллерийским обстрелом Гадот. На территории кибуца были размещены бетонные трубы двухметрового диаметра, изготовленные специально для Всеизраильского водопровода, – в Гадоте они играли роль бомбоубежищ. От трубы к трубе передвигались по сети выкопанных в полный рост окопов.

Так и жили аж до Шестидневной войны 1967 года. Временами, когда сирийцам становилось вовсе невмоготу, они обрушивали на Гадот огонь всей своей голанской артиллерии (обнаруживая тем самым ее местоположение). Так случилось, в частности, в апреле 67-го, когда Хейль Авир сбил 6 новеньких сирийских МИГов. Пока ЦАХАЛ чухался и вылетал на подавление вражеских батарей, в кибуце не осталось ни одного целого дома. Никаких «Цэва адом» и «Кипат барзель» тогда не было и в помине, так что реагировали на пристрелку. Перед тем, как начать работать в полную силу, сирийские артиллеристы делали пять-шесть выстрелов на «недолет-перелет», и только минут через пять, внеся коррективы, приступали к полномасштабной бомбежке. Вот в течение этих-то пяти минут кибуцники Гадот и стекались по окопам в свои погреба и бетонные трубы. Дети Гадот в течение четырех недель перед войной почти не выходили из убежищ.



Ну а в июне 67-го с этим было покончено – о чем, собственно, и говорит написанная тогда же песня. Автор слов, Йовав Кац, провел в Гадоте некоторое время, когда в 1958 году приезжал туда помочь коллегам-кибуцникам (сам-то он происходит из весьма благополучного и богатого кибуца Наан). Впечатления от жизни под постоянными обстрелами остались у него надолго. В Шестидневную войну Кац командовал разведротой танкового батальона в дивизии Ариэля Шарона. На Синайском фронте бои закончились в трехдневный срок, и дальше солдаты, прильнув к транзисторам, слушали, что происходит на севере. Узнав о захвате Голан, взволнованный Йовав Кац сел на землю в тени джипа и в течение получаса набросал слова песни, которая стала шлягером немедленно после первого исполнения. Другой такой удачи у него не было.

Ты смеёшься и плачешь
слова: Йовав Кац
музыка: Давид Кривошей

Последние взрывы ушли на восход,
накрыла долину истома…
и девочка вышла в руины Гадот
взглянуть на развалины дома.
Обрушилась крыша, и тополь прилёг…
Ах, мама, что всё это значит?
Ни дома, ни кукол, и папа далёк…
А мама смеётся и плачет:

Ах, дочка, на горы взгляни и поверь –
их облик не так уж неласков…
Там пушки по-прежнему есть, но теперь
они повернулись к Дамаску.

Базальт на Голанах, как раньше, седой,
но нынче там наша удача:
там знамя Давида сияет звездой,
там папа смеётся и плачет.
Когда он вернётся с победой домой,
всё будет, дочурка, иначе –
ни мин, ни снарядов, ни смерти самой…
Ну что ж ты смеёшься и плачешь?

Закаты красны и восходы нежны,
и свежи поля меж ручьями…
Они будут, дочка, вдвойне зелены
без пушек, нависших над нами.

Петляет Ярден, как подвыпивший дед,
он тоже смеётся и плачет…
И воды его наш враждебный сосед
уже не свернёт и не спрячет.
Ярден то припустит, как конь-исполин,
то встанет, как старая кляча…
Теперь он, дочурка, для наших долин…
Ну что ж ты смеёшься и плачешь?
Ну что ж ты смеёшься и плачешь?

(пер. с иврита Алекса Тарна)

Хава Альберштейн:


Яфа Яркони:


Изхар Коэн:
puzzleExists

Четыре сонета к Б.Н.

Иосиф Бродский
Четыре сонета к Б.Н.
(из черновиков к сонетам, посвященным в итоге Марии Стюарт)

                        I
Б.Н., евреи все-таки скоты.
Зачем с колен Иаковлева стана
ты соскользнул? Как выпал из экрана?..
из Бальфура?.. Кейсарии?.. Как ты,
похожий на козла, а не барана,
стал жертвою судейской гопоты?
Всего лишь трусом был на деле ты,
хоть и играл местами в Талейрана.
И, знаешь, получилось поделом –
тех, кто трусливо мирится со злом,
оно в итоге цапает за жабры…
Обидно сгинуть от такой фигни
под рокот бестолковой болтовни
твоей кухонной непотребной швабры.

                        II
Земную жизнь пройдя до середины,
ты заявился в наш привычный ад,
где в кнессете – хаверы, господины,
кибуцник – от рождения усат,
арабский шейх, олимский делегат
и прочие убогие кретины,
которым не доверишь детский сад…
И мы сказали: вот, пришел детина,
умён, силён и полноволосат,
уж он-то проведёт нас сквозь стремнины!
Глядел с портрета твой геройский брат,
дрожали Перес-Мерец-Арафат…
А что теперь? Теперь послать: «Иди на…»
тебя, похоже, каждый будет рад.

                        III
Равнина. Трубы. Входят двое. Шум
сражения. «Ты, сука, кто такая?»
«А сам ты кто?» – «Кто, я?.. Я из Мапая!»
«А я от Жаботинского!» – «Что?!» – Бум!
Б.Н. на этой сваре съел собаку –
лишь в этом напрягал могучий ум,
причём, бежал от драки, а не в драку.
Но в играх нулевых кровавых сумм,
где ты отступишь, там наступит гунн –
и всё – снимай последнюю рубаху.
А ныне правит левый гамадрил –
ты сам, Б.Н., их властью одарил,
когда простой солдат пошёл под суд,
поскольку неподвижен был Махмуд.

                        IV
Число тобою преданных, Б.Н.,
превысило собою цифру n,
десяток, сотню, тыщу… Просто жуть:
нет для премьера худшего примера,
чем друга ненароком обмануть
(вот почему обречены премьеры
там, где иные могут проскользнуть,
как некие бесплотные химеры).
Тех предал, тем солгал, тех сдал в полон,
едва качнулся твой несчастный трон –
друзей и близких, их любовь и веру,
их преданность ты продал ни за грош.
Взлетев звездой, свою закончил эру,
как всеми порицаемая вошь.

(обнаружено младшим душеприказчиком поэта А. Тарном)
puzzleExists

Если нет друзей...

В связи с демонстрациями наших записных "гуманистов" (и неведомо зачем примкнувших к ним шепиловых из вроде бы совсем-совсем другого лагеря) по поводу израильской торговли оружием (в частности) и израильских связей с "преступными режимами" (вообще), хочется сказать вот что.
Collapse )
puzzleExists

О лозунге единства

Единство – прекрасная вещь, особенно, единство народа перед лицом общего врага, общей угрозы. Поэтому нетрудно понять пафос тех, кто настаивает на практической реализации этого лозунга, припоминая талмудические истории о беспричинной вражде, падении Ерушалаима, Камце – Бар-Камце и проч. Однако, как и всякая в принципе верная вещь, эта формула теряет смысл при обретении статуса необсуждаемого абсолюта. «Единство» не всегда прекрасно и даже не всегда полезно – точно так же, как и «вражда» далеко не всегда может быть признана «беспричинной». Любое правило хорошо лишь тогда, когда четко определены области и условия его применения.
Collapse )
puzzleExists

Получите и распишитесь

Глядя на нынешний всплеск каталонской самостийности, я испытываю двойственное чувство.

С одной стороны, я всегда предпочитал Мадрид Барселоне. В первом чувствуется реальный культурный фон – глубинный, многовековой, настоящий. Вторая – пестра, поверхностна и полна ярмарочных аттракционов. Такой же ярко выраженный бутафорский характер носят и каталонские культурные ценности: вульгарный Гауди, пошловатый Дали, аляповатый Миро. Сравнить ли этот предназначенный для глуповатой публики балаганчик с мощью Сервантеса и Лопе де Вега, Кальдерона и Лорки, Веласкеса и Гойи?
Collapse )