Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

puzzleExists

Обычные люди

Доступен к скачиванию мой новый (исторический) роман "Обычные люди" о современном периоде становления еврейского ишува в Эрец-Исраэль. Он предназначен в первую очередь для тех, кто не хотел бы путать «Хашомер Хацаир» с «Хашомером», «Хапоэль Хацаир» с «Хапоэлем», «Хакибуц» с кибуцем, Шохата с Резником, Маню Вильбушевич с Манькой-налетчицей, Лукачера с Лукачем, а Вторую и Третью волны алии с, соответственно, «Колбасной» и «Сырной».
Как я обнаружил, разные степени такой неосведомленности свойственны не только жителям диаспоры или новым (и относительно новым) гражданам Израиля, но также и тем, кто окончил здесь местную школу.

Хотелось бы также надеяться, что книга будет интересна и более продвинутому в историческом плане читателю, поскольку от традиционной компиляции общеизвестных фактов ее отличает еще и авторская версия чисто человеческих мотивов, которые двигали действующими лицами – пусть и знаменитыми, но, в конечном счете, обычными людьми, а вовсе не эпическими гигантами и идеальными героями, какими их частенько представляют.
puzzleExists

Назвать вещи своими именами

Хочу выразить поддержку Жанне Свет, которую репрессировали в ФБ-группе "Тонкий Журнал" за то, что она осмелилась назвать «нынешнее творчество Юнны Мориц непотребной злобной маразматической графоманией», то есть тем, чем оно несомненно является. Дорогая Жанна! Позвольте в этой связи засвидетельствовать Вам мои уважение и симпатию.

Поэзия – токсичное занятие, которое часто отравляет души и портит характер. В особенности это заметно у поэтов, прошедших через подлое, сочащееся завистью и подхалимажем горнило так называемых «литературных кружков» и «поэтических семинаров», где принято заискивать и вилять хвостом перед восседающим на местном троне карманным Зевесом. Дабы оправдать свое унизительное лакейство, кружковцы просто вынуждены производить оного Зевеса в величайшие из богов, поскольку поклоняться пустышке было бы и вовсе катастрофой.

Лично меня Б-г миловал: в молодости дважды посетив такие вот питерские «кружки» и немедленно унюхав душную вонь лакейской кухни, я бежал оттуда сломя голову и больше уже не возобновлял подобных попыток. Другим явно повезло меньше, и они сохранили отпечаток былого лакейства до нынешних лысин и седых волос.

На мой вкус, нет ничего отвратительней, чем низменное пресмыкательство перед «литературными генералами». Причем сейчас оно выглядит еще гаже, чем раньше, потому что тогда, в юности, его еще можно было кое-как объяснить жгучим желанием напечататься. Теперь же это просто упорное непризнание тогдашней ошибки, насильственный перенос прошлого подличанья в настоящее, в действующую реальность, где у него, как правило, уже нет былой практической пользы. Впрочем, кое-какая пользишка-пользяшечка все же имеет место. «За что же, не боясь греха, кукушка славит петуха?» – За публикацию кукушки…

Отсюда – упрямое прославление выжившей из ума маразматички Тонны Пьяниц (или как ее там). Отсюда – публикации (под рубрикой «Из неопубликованного») постыдных окололитературных отходов, надыбанных из мусорных корзин того или иного покойного советского середнячка, ничтоже сумняшеся произведенного в «великие». Отсюда – брехливые придыхания, закатывание глаз, лживые панегирики и вранье, вранье, вранье.

А вранье, как известно, требует единодушия, поскольку один-единственный голос правды (а король-то гол!) способен обрушить все здания, города, державы лжи. Поэтому не стоит удивляться крайне агрессивной реакции почтенных лжецов-модераторов группы на слова Жанны Свет. Но значит ли это, что надо подчиниться вранью, встать на колено перед подличаньем? Конечно, нет. Фиг вам, господа лжецы! Ваш король гол, и антон у него, прямо скажем, маловат.

puzzleExists

Спрячь меня под своим крылом...

Перевод одного из самых известных стихотворений Хаима Нахмана Бялика. Давно хотел за него взяться, но все никак не получалось. Простые стихи трудны в переводе.

Стань мне матерью, стань сестрой,
Под крылом приюти, согрей,
Будь гнездом для моей тоски,
Для неслышной мольбы моей.

В час вечерний, смиренья час
Отвори моих страхов дверь;
Говорят, где-то юность есть –
Где она теперь?

Отпусти мне мой тайный грех:
Я сгораю среди огней;
Говорят, где-то есть любовь –
Что мне делать с ней?

Обманул меня свет звезды,
Не осталось ни снов, ни грёз;
Я как нищий на всех ветрах –
Гол и бос.

Стань мне матерью, стань сестрой
Под крылом приюти, согрей,
Будь гнездом для моей тоски,
Для неслышной мольбы моей.

1905

(перевод с иврита Алекса Тарна)


По поводу адресата этой грустной и нежной лирики есть существенные разночтения. Жена поэта была уверена, что он обращался к ней, разочаровавшись в подруге, подруга полагала ровно наоборот.

Стих неоднократно положен на музыку. Вот вариант Мики Габриэлова в исполнении Арика Айнштейна:

puzzleExists

Отряды черных и пейсатых...

(вторая крамольная заметка, которая окончательно решила мою судьбу на Цензорбергеровской полянке)

С неделю тому назад, в свойственной ему манере освещая события в Штатах, Д.Л. Быков написал следующие строки: «Немудрено, что сразу в Штатах возникла бунтов череда, отряды черных и пейсатых громят и грабят города». Конечно, «пейсатых» – так антисемиты называют религиозных евреев – в отрядах американских погромщиков не было и в помине. Однако упрекать г-на Быкова в неточности давно вышло из обыкновения: он весь одна сплошная «неточность» – некогда экстравагантная, но вот уже несколько лет как просто скучная. Далее в стихе («Новая Газета», Сопоставительное) следовала длинная жалоба на то, что на инертной родине г-на Быкова подобной пассионарности, к несчастью, не наблюдается. Свое творение он завершает весьма пессимистически: «Хотите вы, как в Миннесоте? — спрошу с ухмылкой деловой. Ну что ж поделать. Отсосете. Вам это делать не впервой»… Пародия называется: 

«Чёрный буревестник»

Не слыша злобных пересудов,
потехой душу веселя,
отряды чёрных зильбертрудов
громят окрестности Кремля.

Дубинку верную заныкав,
чтоб бить витрины бутиков,
идёт пейсатый Дима Быков
в отряде чёрненьких быков.

Он столько хрени набуровил,
сморозил столько ерунды…
Теперь, мятежный, хочет крови,
кричит: «Вперед! За мной, жиды!

Вперед, на штурм самодержавья!
Дай полный газ, на встречный ряд!
Нам не пристала доля рабья!
Вперёд, пейсатый мой отряд!»

Collapse )
puzzleExists

(no subject)

Дов Конторер объявил на своей странице в ЖЖ о прекращении работы в русскоязычной израильской газете «Вести». Проще говоря, его уволили в связи с предстоящей ликвидацией бумажной версии этого издания.
Collapse )
puzzleExists

Станция в полях

Предлагаю еще разок полюбоваться на гениальную поэзию Натана Альтермана. Это, на мой вкус, один из наиболее совершенных его стихов, где особенно заметно родство Альтермана с другим гением – Борисом Пастернаком.
Collapse )
puzzleExists

"История, оперенная рифмой"

Я всегда удивлялся, читая и выслушивая рассказы авторов о том, с каким необыкновенным трепетом и волнением они брали в руки свою только что вышедшую из типографии книгу. Сам я никогда ничего подобного не испытывал – разве что чувство неловкости перед теми, кто мне, что называется, вручал: они-то точно полагали, что лицо автора должно тут же озариться неземным светом, чего в моем случае не было и в помине.

Обычно в такие моменты думаешь: «Как?.. и это всё?..» – повертишь в руках, да и поставишь на полку. Я даже не знаю, есть ли в дюжине написанных и/или переведенных мною книг неразрезанные страницы, поскольку никогда не просматривал их даже наискосок. Да и зачем их читать? Я их писал. Писал, написал и хватит – прости-прощай, черный понедельник.
Collapse )
puzzleExists

Бедная Лиза

Один известный израильский публицист говорил мне когда-то, что никогда не знает, какая реакция последует на ту или иную его статью. Мол, пишешь и думаешь: «Это будет бомба» – а отзывов считай что и нет. И наоборот, думаешь: «Ерунда, никто и не заметит», а в ответ – шквал. И он совершенно прав.
Collapse )
puzzleExists

Еще раз о любви

Лея Гольдберг.
Одна из знаменитых песен, положенных на ее стихи, называется «Прощения». При чем тут «прощения», не сразу и скажешь – особенно если ориентироваться только на мелодию (Одед Лерер) и умиротворенное исполнение (Йегудит Равиц). Думаю, не один я, услышав «Бата элай эт эйнай лифкоах…», рисовал себе благостную картину: ребенка, подошедшего к сонной матери за утешением, усаженного на колени и получившего теплое объятие, поцелуй, а заодно и эту мелодичную колыбельную.
Collapse )
puzzleExists

Подарок (Рахель)

Несколько предваряющих слов (дело известное, но вдруг кто не знает). Кинерет был для Рахели синонимом и моделью счастья – сначала всецело принадлежащего ей, затем – недостижимого и отчаянно желанного.
Collapse )