Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

puzzleExists

Обычные люди

Доступен к скачиванию мой новый (исторический) роман "Обычные люди" о современном периоде становления еврейского ишува в Эрец-Исраэль. Он предназначен в первую очередь для тех, кто не хотел бы путать «Хашомер Хацаир» с «Хашомером», «Хапоэль Хацаир» с «Хапоэлем», «Хакибуц» с кибуцем, Шохата с Резником, Маню Вильбушевич с Манькой-налетчицей, Лукачера с Лукачем, а Вторую и Третью волны алии с, соответственно, «Колбасной» и «Сырной».
Как я обнаружил, разные степени такой неосведомленности свойственны не только жителям диаспоры или новым (и относительно новым) гражданам Израиля, но также и тем, кто окончил здесь местную школу.

Хотелось бы также надеяться, что книга будет интересна и более продвинутому в историческом плане читателю, поскольку от традиционной компиляции общеизвестных фактов ее отличает еще и авторская версия чисто человеческих мотивов, которые двигали действующими лицами – пусть и знаменитыми, но, в конечном счете, обычными людьми, а вовсе не эпическими гигантами и идеальными героями, какими их частенько представляют.
foto

Какого ты Израиля, милок?

Алекс Тарн
Какого ты Израиля, милок?

Израиль – необычное место. К числу его уникальных особенностей принадлежит и весьма необычный шаблон политических предпочтений беднейших и люмпенизированных слоев общества. Если в других странах они как правило голосуют за левых прогрессистов, то здесь, напротив, составляют самый надежный отряд сторонников Ликуда. На них не действуют ни беспроигрышные левые враки о «социальной справедливости», ни заманчивые робин-гудовские обещания «отнять у богачей и раздать бедным». Так называемые «общественные протесты» по поводу чересчур дорогого творога собирают в Израиле преимущественно зажравшихся, лоснящихся от сытости тёлок из Кфар Шмериягу и обкурившихся торчков из тель-авивских кафе, а вовсе не тех, кто вынужден считать каждый грошик. Этот мнимый парадокс объясняется просто: помимо привычного миру противостояния «левые vs нормальные» в Израиле, начиная с 50-х годов, существует ярко выраженная «племенная» коллизия.

Во-первых, это «Исраэль hа-ришона» (И1): племя «белых», племя сытых богатых ашкеназов, внуков и правнуков строителей государства, унаследовавших от заслуженных дедов неколебимые ключевые позиции в чиновничьем аппарате, академии, культуре, армии и юридической системе. Вот уже который десяток лет они успешно сажают друг друга в кресла судей и адвокатов, в правительственные офисы и генеральские кабинеты, на прокурорские скамьи и в студии телеканалов. Они по-семейному делят между собой гранты, бюджеты и заказы, а затем с помпой вручают друг другу государственные премии и венки лауреатов. Они сидят у кормушки так долго и крепко, что, кажется, срослись с нею навсегда.

Во-вторых, это «Исраэль hа-шния» (И2): племя «черных». Их завезли сюда в 50-е годы на орлиных крыльях мечты об Эрец-Исраэль и свободной еврейской жизни – завезли и, обработав головы дустом, швырнули прямиком в раскаленные бараки Негева, в палаточные лагеря, в нищету и бесправие, в «плавильный котел» казарменного мапайного социализма, бесконечно далекого от их культуры, обычаев, представлений и надежд. Евреев стран ислама ошибочно именуют тут то «сефардами» (хотя какая связь между Испанией и иранским или йеменским евреем?), то «восточными» (хотя Марокко, Триполитания и Тунис находятся сильно к западу от Восточной Европы). Из этих людей силой пытались выстругать абсолютно чуждый им образ секулярного социалистического кибуцника в шортах, панаме и антураже демонстративного презрения к галутной «учености».

Я не знаю, кто первым придумал и употребил эти термины (знаком с ними еще с 90-х годов прошлого века), но на гребень волны сегодняшнего дискурса их вернул обозреватель 13-го канала Авишай Бен-Хаим, доктор еврейской философии Иерусалимского университета, специалист по современному иудаизму, подполковник запаса десантной бригады (все эти титулы, однако, не помешали демонстрантам нынешнего левого протеста обозвать его «дерьмовым марокканцем»).  

В своих статьях и телепередачах Авишай предлагает рассматривать нынешнее политическое противостояние прежде всего как попытку И1 удержаться у кормушки. С его точки зрения, приход Ликуда к власти был воспринят элитой из И1 как смертельная угроза их налаженному пищевому тракту. Характерно, что они тут же окрестили итоги этих демократических выборов «переворотом», как будто Бегин захватил Кнессет и канцелярию премьера силой, посредством вооруженного заговора. Оправившись от первого шока, племя И1 довольно быстро окопалось и выстроило мощную линию обороны против вышеупомянутой угрозы.

По словам Бен-Хаима, главным оружием И1 стал метод криминализации. Когда И2 пытается продвигать свои интересы законным демократическим путем, И1 делает все, чтобы объявить действия противника преступными. Это началось еще с разгона демонстраций в Вади Салиб, продолжилось уголовным преследованием «черных пантер» и вооруженным штурмом штаб-квартиры активистов движения «детей Тайман», а затем перешло в интенсивное шитье дел против депутатов, раввинов и министров партии ШАС и в карикатурное освещение центра Ликуда как скопища тупых уголовников. Тут и в самом деле просматривается явная закономерность: как только И2 организуется в ту или иную дееспособную политическую структуру, ее немедленно тащат в полицию и прокуратуру как хулиганов (вади Салиб), бандитов (пантеры), террористов (рав Узи Мешулам), воров (ШАС) и коррупционеров (ликудный актив). Нынешнее шитое белыми нитками преследование ликудного вождя Бен-Хаим с полным основанием рассматривает как звено той же цепи.

В Менахеме Бегине и его партии евреи из И2 увидели своих представителей прежде всего потому, что те тоже были гонимыми и отверженными (в этом же – секрет повальной поддержки, оказываемой людьми И2 нынешнему гонимому премьеру – вне связи с его реальными действиями и заслугами). Приверженность Ликуду, как говорят торговцы с рынков и завсегдатаи кафе в городах развития – проистекает не из любви к Мордехаю, а из ненависти к Аману. В одном из репортажей Бен-Хаима его собеседник говорит под одобрительный смех окружающих: «У нас в Рош-ха-Айн это так: поставь хоть ишака и напиши на нем «Ликуд» – проголосуют и за ишака...» Выбор избирателей из И2 – в первую очередь протестный: они голосуют даже не «за», а «против» – против насильников из И1…

Но – довольно объяснений нашему чисто израильскому парадоксу; довольно и изложения позиции достойного во всех отношениях доктора Авишая Бен-Хаима (на которого с ноября, когда он опубликовал свой первый твит по этой теме, льют помои из всех рупоров племени И1). Давайте зададим себе более частный вопрос: где именно располагается относительно главной внутриизраильской коллизии русскоязычная алия?

Скажем сразу, что этническая составляющая проблемы тут не имеет значения: речь идет об охране подступов к кормушке, а потому ашкеназам из И1 в принципе наплевать на ашкеназское происхождение «олим ми-Русия». Наш скромный миллион попадается им на глаза крайне редко, да и то преимущественно лишь в форме курьеза. Скажем, обматерит какой-нибудь пожилой «русский» охранник проезжего «марокканского» шоферюгу, и оп! – соответствующий клип тут же звездят по всем новостным каналам. А как же, смешно ведь: кто-то похожий на человека, но не совсем человек, гавкает из будки – непонятно, но очень смешно. А если он еще по ходу стихи сочиняет и Рахманинова слушает – так это и вовсе умора.

Во всех остальных случаях нас вроде бы и нет. К примеру, русскоязычной израильской литературы для племени И1, которое полностью заправляет местным культурным истеблишментом, не существует вовсе. Наш внутренний публицистический дискурс, как ни бейся, не имеет ни единого шанса прорваться в их башню слоновой кости. Может, это происходит по причине нашей убогости или нерелевантности? Вряд ли; тиражи книг одной лишь Дины Рубиной вполне сопоставимы с суммарным тиражом ВСЕХ ивритоязычных пысменников и тематика у них вполне израильская.

Прошу понять меня правильно: я вовсе не призываю заменить иврит русским; первому здесь должно принадлежать и принадлежит несомненное первенство, а второй со временем угаснет. Но пока-то еще не угас! Пока-то этот «временный» язык и его культура – наличная данность, неотъемлемая часть нашей общей мозаики, общей культуры Страны. Неужели «им» совсем не интересно? Даже чуточку? Нет, не интересно. Они живут, «под собою не чуя страны» – по крайней мере, в этой ее, русскоязычной части.

Любопытно, что с попытками «русской» части самоорганизоваться хозяева Страны из И1 борются точно такими же методами, что и с «черными» из И2: криминализацией. Достаточно вспомнить упорно культивируемые разговоры о «русской мафии» и об «алие воров и проституток» или непроходимые заслоны, немедленно вырастающие здесь перед еврейскими предпринимателями российского происхождения, а также толстенные пачки дел, открытых на Либермана и функционеров его партии.

В И1 нас не примут никогда – можно не строить иллюзий по этой части. Что остается? На выбор: либо болтаться между двух израильских ног, как сами понимаете что, либо примкнуть к И2. Третьего не дано. И знаете? Лично мне люди из И2 нравятся куда больше, чем надменные «белые» хозяева из И1. Они проще, они сердечней и, главное – они ВИДЯТ нас, в отличие от первых. Да, их нельзя оскорблять расизмом и отталкивать высокомерием, которыми, к несчастью, столь часто грешит средний «русский олим». У меня есть что сказать по поводу обоснованности этого нелепого высокомерия, но лучше, пожалуй, промолчу, чтобы не обижать многих. К племени И2 нужно подходить с открытой душой и искренним интересом – поверьте, его культура и история более чем заслуживают того.

Есть, правда, одна закавыка: нам самим нечего принести на стол общеизраильской национальной культуры. Наше еврейство подавлено советской ассимиляцией; вместе с хасидской Атлантидой, затопленной совместными усилиями большевиков и нацистов, ушли на дно истории обычаи, песни и танцы наших предков из черты оседлости – их язык, их литература, их театр, их музыка… Давайте смотреть правде в глаза: в своем абсолютном большинстве мы – манкурты, не помнящие родства, и Алла Пугачева с гуртом Толстых нам родней Шлойме Секунды и Менделе Мохер-Сфарим.

Дураки могут сколько угодно насмехаться над нарядом марокканской невесты, гулюлюканьем женщин и расшитыми кафтанами мужчин, но что мы увидим, на себя оборотившись? Ответ: ничего. Ничего, потому что лишенная национальных корней безликость наших одежд и обрядов пуста и банальна, как и положено безликости. Этим она похожа на нашу кухню: что можем мы предложить «своего» супротив цветистого разнообразия вкусов и блюд марокканского, тайманского, турецкого, персидского стола? Салат оливье?.. Борща и в койку?.. Маловато, что и говорить. Но они и не требуют от нас ничего – только открытости и интереса, готовности уважать и пробовать, желания понять и узнать новое.

Наше место с ними – с И2, с гонимым большинством, которое регулярно побеждает на выборах, но до сих пор еще не допущено к рулю. Мы должны во весь голос объявить о своем союзе с ними – прямо и недвусмысленно – ведь это и наш шанс. Мы, «русскоязычные» израильтяне – тоже «Исраэль hа-шния». Их боль – наша боль. Их выбор – наш выбор. Их враг – наш враг. Так, плечом к плечу, победим.
puzzleExists

Он был когда-то дядя Том

Он был когда-то дядя Том,
А стал разнузданным скотом,
Но дело вовсе ведь не в том,
Что чёрны рожи.
А в том, что левая урла
Так крепко за кадык взяла,
Что мы, как мыши из угла,
Вздохнуть не можем.


Прощай Эразм! Прощай Колумб!
Вас новый гунн сбивает с тумб,
С витрин наследники лумумб
Воруют цацки.
А мир, унижен и пунцов,
Меняет золото отцов
На звон дикарских бубенцов
И бред левацкий.


Ты просто где-то промолчал,
Ты просто где-то промычал,
Ты просто где-то настучал,
Чтоб быть «со всеми».
И вот уже поганый скот,
Заткнув тряпьём твой бедный рот,
Вливает в задний твой проход
Насилья семя.


Нет ничего страшней вранья,
Простого левого вранья,
Кривого левого вранья
В обёртке жалкой.
Об этом помните, друзья,
Чтоб вы и вся ваша семья
Не стали пищей воронья
На левой свалке.
puzzleExists

Если нет друзей...

В связи с демонстрациями наших записных "гуманистов" (и неведомо зачем примкнувших к ним шепиловых из вроде бы совсем-совсем другого лагеря) по поводу израильской торговли оружием (в частности) и израильских связей с "преступными режимами" (вообще), хочется сказать вот что.
Collapse )
puzzleExists

Мистер Блабла и генерал Дундук

По сложившейся традиции, за безопасность Страны во время военных кризисов и волн террора отвечает «тройка»: глава правительства, министр обороны и начальник Генштаба. При этом последнее слово обычно остается за премьером; бывало, для простоты израильские лидеры даже сокращали одну из вершин треугольника, оставляя министерство обороны себе.
Collapse )
puzzleExists

Какие странные колечки...

Оказалось, что арабский террорист был в трусах с надписью «Россия» (из прессы)

«Я шел зимою вдоль болота…» (Даниил Хармс)

Я шел зимою из Рамота,
В капоте,
Штреймле
И в усах.
И вдруг за мной понесся кто-то
С ножом
И в путинских
Трусах.
Collapse )
puzzleExists

Невтерпеж

Сижу я это вчера в тишине, и вдруг заходит Самуил Яковлевич.
А, говорит, вы тоже телевизор выключили? Ну да, говорю. Невтерпеж потому как в такие дни телевизор смотреть. Вижу – а он листок в руке комкает. Самуил Яковлевич, говорю, опять? Кивает – грустно так. Опять, говорит.
А он, чтоб вы знали, когда невтерпеж, всегда берется заново 66-й сонет переводить. Ну ладно, говорю, давайте сюда. Посмотрим, что вы там напереводили на этот раз.

Нажал на «оff». Мне видеть невтерпёж,
Как мой премьер лепечет оправданья,
Над истиной глумящуюся ложь,
Ничтожество в святейшем одеянье.

И мертвяка, который «вечно жив»,
Как мертвяки совейского народа,
И несогласных, взятых на ножи,
И «левый марш» фашистского извода.

И правоту, что мерзостью слывет,
И мерзость в маске мудрого терпенья,
И откровения зажатый рот,
И бал убийц под нобелевской сенью.

Всё гадостно, вы правы, братаны.
Но, к счастью, нет у нас другой страны.

Почему, говорю, к счастью, Самуил Яковлевич? Ну как же, говорит. В такие, говорит, моменты, жутко хочется свалить куда подальше от этого дерьмомаразма. Вот что, говорю, Самуил Яковлевич, пойдемте-ка на балкон. И выходим мы, значит, на балкон. А там – великолепная Самария. Оливковые рощи, холмы и чреватое очень нужным дождиком небо. И чудный воздух, какой бывает только здесь, в Стране.
Ну как? - говорю. Вы правы, говорит. Нет другой, и не надо. Пойду исправлю конец. Бросьте, говорю, Самуил Яковлевич, оставьте как есть. Исправите в следующий раз, когда снова невтерпеж станет. Это ведь у нас частое явление, не так ли?
puzzleExists

Yom Kippur special

Цви Прейгерзон

В начале месяца Ава
(на русском языке публикуется впервые)

В третий день месяца Тишрей, как раз на пост Гедалии, исполнилось Лизаньке девять лет, а в субботу праздничной недели Суккота пришли в родительский дом убийцы. Местечко плавало тогда в еврейской крови, и со всех сторон слышались крики истязаемых. Убийцы пришли ночью, когда лишь луна стучалась в темные окна дома. Они сунули Лизаньке в кулачок две спички, у одной из которых была отломана желтая головка, и отдали маму с отцом на волю жребия. Обломанная спичка выпала отцу – он сам вытащил ее из сжатого кулачка дочери. Его повесили на крюке, где до того висела большая лампа. Убийцы сорвали лампу, поставили папу на стол, затянули вокруг его шеи галстук смерти, а затем выбили стол из-под ног. Мама где-то кричала странным криком, отец дергался на веревке, и один из убийц подпрыгнул и, обхватив тело руками и ногами, стал раскачиваться вместе с повешенным.
Collapse )
puzzleExists

Грамматика боя

Теракт в тель-авивском автобусе и тревога на северной границе Страны повергли в понятную досаду тех, кто всерьез собрался посвятить себя революционной борьбе за соединение пролетариев всех стран с дешевыми коттеджами (как в творожном, так и в белокаменном виде). Еще бы: это ж просто не дают людям работать! Только, понимаешь ли, взвеешь кострами синие ночи, как глядь – тут как тут и араб с ножиком, и Хамас с подкопом, и Хизбалла с катюшей. Поди удержи в таких невыносимых условиях светлое знамя социальной справедливости для всех (исключая Биби и Сару, а также буржуев, богатеев, поселенцев, религиозных мракобесов, болельщиков Бейтара и прочих контрреволюционеров в объеме от 60 до 80 процентов еврейского населения Страны)...
Collapse )