Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

puzzleExists

Обычные люди

Доступен к скачиванию мой новый (исторический) роман "Обычные люди" о современном периоде становления еврейского ишува в Эрец-Исраэль. Он предназначен в первую очередь для тех, кто не хотел бы путать «Хашомер Хацаир» с «Хашомером», «Хапоэль Хацаир» с «Хапоэлем», «Хакибуц» с кибуцем, Шохата с Резником, Маню Вильбушевич с Манькой-налетчицей, Лукачера с Лукачем, а Вторую и Третью волны алии с, соответственно, «Колбасной» и «Сырной».
Как я обнаружил, разные степени такой неосведомленности свойственны не только жителям диаспоры или новым (и относительно новым) гражданам Израиля, но также и тем, кто окончил здесь местную школу.

Хотелось бы также надеяться, что книга будет интересна и более продвинутому в историческом плане читателю, поскольку от традиционной компиляции общеизвестных фактов ее отличает еще и авторская версия чисто человеческих мотивов, которые двигали действующими лицами – пусть и знаменитыми, но, в конечном счете, обычными людьми, а вовсе не эпическими гигантами и идеальными героями, какими их частенько представляют.
puzzleExists

Нирим

От столовки израильского кибуца Нирим до первых домов газаватского Хан-Юниса - не больше трех километров. Камнем, конечно, не добросить, но мина долетает за милую душу.

Нирим, основанный в 1946 году крайне левой молодежной организацией «Ха-шомер ха-цаир», принадлежит к числу тех кибуцев, члены которых, пожалуй, последними в мире сняли со стен портреты дорогого товарища Сталина, если сняли вообще.

По хорошей левой традиции, молодежь Нирима сызмальства проявляет повышенную политическую активность. Конечно, русский, кубинский и китайский варианты коммунизма давно уже не устраивают пылкие юные сердца – теперь они тянутся к анархизму прямого действия. Пожилые ветераны, улыбаясь в седые усы, ласково поглаживают своих преемников по горячим головам: смена смене идет!

Правда, сегодня в Нирим гладить некого и некому: кибуцники почти в полном составе снялись с места и переехали в Нижнюю Галилею, к гостеприимным единомышленникам из Мишмар ха-Емек. Я же сказал: мины долетают за милую душу. Надо бы посочувствовать, да вот - не могу, сердце не заставишь. Голова у меня дырявая: даты и имена выпадают из нее, как говорится, на раз: добро еще помню, а вот худо – нет, забываю почти сразу. Зато сердце злопамятное: при упоминании кибуца Нирим оно неизменно принимается частить сильнее обычного.

Почему? А потому, что все беды от газет – в данном случае от газеты «Макор ришон». Это ведь она опубликовала в свое время статью о молодых анархистах из Нирим и об их замечательной газетке «Корморан», размножаемой посредством кибуцного ксерокса. Думаю, этот ксерокс видывал такие тексты, что уже не удивляется решительно ничему. И все же, содержание «Корморана» должно было заставить покраснеть и поперхнуться даже этот, привыкший к самым крайним левым крайностям механизм.

Но чего тут долго рассказывать – просто приведу очень пространную цитату из статьи газеты «Макор ришон» в своем переводе с иврита.
Collapse )
puzzleExists

Быть экспонатом

Дав нам, дуракам, свободу воли, Всевышний при этом не оставляет нас и своими уроками. Для этого Ему время от времени требуются наглядные примеры. Мол, не суйте, ребята, голову в муфельную печь, а не то будет как вон с тем идиотом. В принципе, все мы в той или иной степени являемся если не образцом, то образчиком для других двуногих прямоходящих – пусть хоть и в ограниченном масштабе собственной семьи, компании, бригады. Но лишь немногие из нас могут с полным основанием претендовать на звание экспоната. Быть настоящим экспонатом означает, что всё хорошее, сделанное тобой в жизни - дом, дети, работа, воинская доблесть - бледнеет и теряет смысл на фоне одной-единственной роли: служить предостерегающим учебным пособием для будущих недорослей. Что тебя будут время от времени доставать с полки, дабы поставить перед зевающим классом и сказать: «Поглядите хорошенько и запомните. Ни в коем случае не поступайте подобно этому дяде. А не то с вами случится то, что случилось с ним».

Ариэль Шарон в этом смысле выделяется даже на фоне других экспонатов. Что может быть унизительней для человека, чем восемь лет болтаться у всех на виду в качестве маринованного овоща? «Ему еще хуже», - только этим и могли утешаться тысячи обманутых, ни в чем не повинных соотечественников, чьи судьбы он столь гадко, по-хамски растоптал, раздавил, размазал. Они-то, при всем своем несчастье, остались людьми. И в эти часы, когда Учитель вот-вот переставит учебное пособие "Ариэль Шарон" с овощной полки на другую, более человеческую, а потому менее позорную, нельзя не задаться вопросом: зачем было ждать так долго? Почему он вытащен на свет Б-жий именно сейчас, в решающий момент переговоров о будущем Иорданской долины? Неужели потому, что как раз сегодня кое-кто особенно нуждается в подобном напоминании?
puzzleExists

Консервированная красота

После некоторого перерыва, который смело можно отнести на счет технических причин, я возобновляю публикацию «Несвоевременных писем». Это, за номером 7, напечатано в сентябрьском выпуске альманаха "Кругозор".

Дорогой мсье,

Я принадлежу к числу тех, кого Вы называете публикой. Уверен, что само по себе это не станет причиной пренебрежительного отношения – ведь, в конечном счете, именно публика является адресатом Вашего творчества. А оно, как известно, включает не только то, что принято именовать беллетристикой, но и довольно обширную переписку (в том числе, с публикой), эссеистику, художественную критику и другие жанры.
Collapse )
puzzleExists

Несвоевременные письма

Идея сборника (или, точнее, банды) культурологических эссе, объединенных общим подзаголовком и общей внутренней структурой, пришла мне в голову случайно, сразу после написания недавно опубликованной на Портале Е.Берковича (а затем и здесь) статьи об известной повести Л.Н.Толстого "Смерть Ивана Ильича". Формой там стало письмо, которому, хотя и не суждено добраться до адресата, нельзя в то же время и отказать в исполнении всегдашней почтовой функции: связи. Связи между прошлым и настоящим, иллюзией и реальностью, надеждой и разочарованием.
Collapse )
foto

наш ответ Чемберлену

Не везет мне с гуггенхаймовским музеем в Нью-Йорке. То времени нету, то на ремонт закрыт, то еще что. А мне туда всегда очень хотелось - посмотреть на замечательную желтую корову Франца Марка - одного из любимейших моих художников. И вот сбылась мечта идиота - и времени много, и ремонт закончился, и погода располагает. Вышел пораньше, нагулял в Сентрал парке эстетический аппетит, полюбовался снаружи на знаменитую райтовскую спираль, отдал в кассе свои кровные 18 долларов. Вошел, огляделся... - что за черт?
Collapse )
puzzleExists

Безутешная безнадежность

Последняя, самая трудная, безутешная и безнадежная работа Андрея Тарковского, словно в насмешку, заканчивается посвящением «сыну Андрюше – с надеждой и утешением». Но чем может утешиться маленький мальчик, мимо которого только что проехала санитарная машина, увозящая обезумевшего отца в дом скорбей и печали? Серым северным небом, в котором не бывает солнца? Сухим, вкопанным в камни деревом, которое завещано поливать изо дня в день? И на что он может надеяться? На то, что это дерево, в конце концов, зацветет – через пять, десять, сто пятьдесят, тысячу лет?

Фильм «Жертвоприношение» начинается с дерева и заканчивается им. Этот сквозной образ прорастает сквозь его толщу, как росток бамбука – сквозь тело осужденного на смерть, привязанного к земле человека. Дерево жертвоприношения. Вернее, даже не дерево, а древо – первоначальный, исходный, корневой символ жизни.

Collapse )
foto

Люблю Париж в начале мая - 1

Пора уже и выложить фотки наших парижских-амьенских-антверпенских-левенских прогулок. Сделаю это в несколько приемов, потому как очень много нащелкано. Места все известные, так что новизны никакой не обещаю - у самих у вас, наверное, подобным добром не один альбом забит. Фотки все не мои, но жены моей Томки, при коей я верным оруже- (а также аппарато- и штативо- -носцем) состоял. В общем, кто не спрятался (а напротив, открыл и стал ждать мучительно долгой загрузки страницы) - я не виноват.
Засим начнем, благословясь.
Collapse )