puzzleExists

На смерть александрийского хомякадзе

Это только кажется, что вчера они перешли некую грань. К насилию леваки XXI века обратились еще до его – века – начала. Так что дело вовсе не в 66-летнем упитанном левом хомячке, открывшем пальбу по республиканским конгрессменам и не в одной лишь Америке, где политическое насилие давно уже выражается в буйных – с битьем стекол, швырянием камней и опрокидыванием полицейских машин – демонстрациях левой сволочи университетских кампусов, левой сволочи негритянских пригородов, левой сволочи «оккупаев» и левой сволочи дамп-трамповской движухи.
Collapse )
puzzleExists

X-sovok

Когда-то в годы моей молодости Леонид Ильич возвестил о формировании «новой исторической общности людей», названной им «советским народом». В принципе, он был не так уж далек от истины, если учесть, что народы определяются набором характеристических особенностей, включающим особый язык, особую культуру (под которой можно понимать не столько литературу/кино, сколько господствующие этические нормы/коды поведения) и особое понимание прошлого (под которым понимается общий, как сейчас выражаются, нарратив).
Collapse )
puzzleExists

Тень света

«Моих» читателей у меня немного, это факт. Я тут имею в виду, в основном, тех, кто не останавливается на одной книжке, а читает еще, и еще, и еще, а потом спрашивает, когда будет продолжение. Немного, но – хотите, верьте, хотите, нет – я ни за что не променяю их на миллион других, не «моих». И вот вам объяснение/доказательство – читательское письмо, полученное мною вчера и публикуемое здесь с любезного согласия автора (за вычетом опознавательных знаков и имен). Причин для публикации три: во-первых, письмо само по себе классное и вполне тянет на хорошую литературу (вот какие у меня читатели!), во-вторых, там упоминается «Хамсин», одна из «Повестей Эйхорна», напечатанных в недавнем номере журнала «Крещатик» (то есть как раз ко двору), а в-третьих и в-главных - оно о СВЯЗИ - то есть о том, что делает наш мир миром, а не хаосом.
Итак, письмо «моего» читателя:

Collapse )
puzzleExists

Бедная Лиза

Один известный израильский публицист говорил мне когда-то, что никогда не знает, какая реакция последует на ту или иную его статью. Мол, пишешь и думаешь: «Это будет бомба» – а отзывов считай что и нет. И наоборот, думаешь: «Ерунда, никто и не заметит», а в ответ – шквал. И он совершенно прав.
Collapse )
puzzleExists

"...и каждый каждому жид"

Дублирую здесь пост, стертый администрацией Фейсбука:

Зайдя по ссылке на очередной опус Д.Л.Быкова, я обнаружил там любопытный мотив, прежде не попадавшийся мне в его текстах. Наверно, это что-то новое, хотя, вовсе не исключено, что я ошибаюсь. Ведь Д.Л. весьма текстообилен, а я никак не могу причислить себя к его регулярным читателям.
Так или иначе, вот она, зацепившая мое внимание (аж до написания экспромтной пародии) строка (привожу, как оно положено в таких случаях, всю строфу):
Collapse )
puzzleExists

Еще раз о любви

Лея Гольдберг.
Одна из знаменитых песен, положенных на ее стихи, называется «Прощения». При чем тут «прощения», не сразу и скажешь – особенно если ориентироваться только на мелодию (Одед Лерер) и умиротворенное исполнение (Йегудит Равиц). Думаю, не один я, услышав «Бата элай эт эйнай лифкоах…», рисовал себе благостную картину: ребенка, подошедшего к сонной матери за утешением, усаженного на колени и получившего теплое объятие, поцелуй, а заодно и эту мелодичную колыбельную.
Collapse )
puzzleExists

Красная Шапочка

Предчувствие надвигающейся катастрофы можно выразить по-разному: аналитическими статьями, апокалиптическими речами, романами-антиутопиями и проч. А можно вот так, в четырех строфах.

Натан Альтерман, "Красная Шапочка", 1938 год

Если дикое время смахнуть, как слезу,
С городов, и газет, и открыток.
Где-то Красная Шапочка в светлом лесу
Собирает букет маргариток.

А за нею – корова и важный гусак,
Следом кот с костылём ковыляет,
И улыбка блестит в голубых небесах,
И мелодия детства играет.

И грядущие годы видны напролёт
И напрасны сомнения наши,
И свой палец большой увлечённо сосёт
Голый месяц в объятьях папаши.

Луг играет ресницами свежей травы,
Как девчонка в виду кавалера…
Но зажмурься на миг – вновь дороги кривы,
И темна непрозрачная сфера.

(пер. с иврита Алекса Тарна)
puzzleExists

Подарок (Рахель)

Несколько предваряющих слов (дело известное, но вдруг кто не знает). Кинерет был для Рахели синонимом и моделью счастья – сначала всецело принадлежащего ей, затем – недостижимого и отчаянно желанного.
Collapse )
puzzleExists

Ветер и ее сестры

Натан Альтерман, "Ветер и ее сестры", 1938
(из книги "Звёзды снаружи")

Посмотри на мой город в туманном плаще.
Робким шёпотом осени шепчут бульвары.
В подворотнях, на стенах, на лицах вещей
Новых стран отпечаток старый.

Серый вечер расставил ворон на посты,
Багровеет фонарь на свинце непогоды,
Задыхается сквер, и гонимы кусты,
И часы тяжелы, как годы.

И – полётом – в мареве тьмы густом
Из провалов свода, из выси горней,
Из села, погруженного в бычий стон,
Из дождя в позолоте молний –

Встала буря!
Вдоль улиц – ее галоп.
Молчаливые, жмутся дома друг к другу.
Смех и рифмы мне овевают лоб –
Празднуй, буря – сестра, подруга!

Я стою, прижавшись к стене спиной,
Я смотрю, как буря терзает город,
Как бушует хаос её взрывной,
Как вздымается страшный молот.

Как трубит надо мною громовый рог,
Как играет сила в небесном стане!
Положи меня, Боже, на Свой порог,
Когда смертный мой час настанет.

А пока что мне дорог зеленый народ –
Строй лохматых кустов под оградой…
Пусть же кесарю кесарево идёт,
Ну а мы и яблоку рады.

Этот город открытым пространствам рад,
Молью прежних и новых годов не трачен.
Я исполнен дрожью его оград,
Я слезой его камня плачу.

Если б знал Ты, как бледен Твой путь сюда,
Как глаза Твоих стареньких бурь усталы,
Как со спичкой ищет в ночи звезда
Мира нашего шарик малый.

Твои руки и ласковы, и грубы.
Гром грохочет в теснинах зданий.
Хорошо мне шагать опечаткой судьбы
Между слов, имён и свиданий.

(пер. с иврита Алекса Тарна)
puzzleExists

Времечко нео-рюсов

Программный текст Марии Степановой, на который взахлеб ссылаются сейчас потрясенные американским выбором нео-рюсы (если кто-то может предложить лучшее название для всплывшего в последние годы на поверхность нового российского левого «либерализма», я буду только рад), мог бы служить великолепным примером для Оруэлла, впервые указавшего на использование понятийных инверсий как характерного метода любой левой идеологии.
Collapse )