Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

puzzleExists

Ветер и ее сестры

Натан Альтерман, "Ветер и ее сестры", 1938
(из книги "Звёзды снаружи")

Посмотри на мой город в туманном плаще.
Робким шёпотом осени шепчут бульвары.
В подворотнях, на стенах, на лицах вещей
Новых стран отпечаток старый.

Серый вечер расставил ворон на посты,
Багровеет фонарь на свинце непогоды,
Задыхается сквер, и гонимы кусты,
И часы тяжелы, как годы.

И – полётом – в мареве тьмы густом
Из провалов свода, из выси горней,
Из села, погруженного в бычий стон,
Из дождя в позолоте молний –

Встала буря!
Вдоль улиц – ее галоп.
Молчаливые, жмутся дома друг к другу.
Смех и рифмы мне овевают лоб –
Празднуй, буря – сестра, подруга!

Я стою, прижавшись к стене спиной,
Я смотрю, как буря терзает город,
Как бушует хаос её взрывной,
Как вздымается страшный молот.

Как трубит надо мною громовый рог,
Как играет сила в небесном стане!
Положи меня, Боже, на Свой порог,
Когда смертный мой час настанет.

А пока что мне дорог зеленый народ –
Строй лохматых кустов под оградой…
Пусть же кесарю кесарево идёт,
Ну а мы и яблоку рады.

Этот город открытым пространствам рад,
Молью прежних и новых годов не трачен.
Я исполнен дрожью его оград,
Я слезой его камня плачу.

Если б знал Ты, как бледен Твой путь сюда,
Как глаза Твоих стареньких бурь усталы,
Как со спичкой ищет в ночи звезда
Мира нашего шарик малый.

Твои руки и ласковы, и грубы.
Гром грохочет в теснинах зданий.
Хорошо мне шагать опечаткой судьбы
Между слов, имён и свиданий.

(пер. с иврита Алекса Тарна)
puzzleExists

Памяти поэта

(к годовщине ухода)
Михаил Зив, 15.10.1947 – 1.7.2015

Его суть определялась с первого взгляда. Он выглядел, как поэт, говорил, как поэт, вел себя, как поэт, – не в смысле похожести на какого-то конкретного носителя этого звания в прошлом и настоящем, а в смысле полного интуитивного совпадения с общим понятийным образом поэта, так или иначе существующим в сознании каждого. Но главное – он жил, как поэт. А для этого уже требуется немалое мужество в обществе, где на таких людей смотрят в лучшем случае с жалостью и презрением.
Collapse )
puzzleExists

Непрозрачный еврей русской поэзии

Вышел новый, 53-й номер "Иерусалимского Журнала" (презентация, с Б-жьей помощью, будет через неделю - следите за рекламой).
А пока привожу здесь свой напечатанный там отклик на прекрасную книгу Наума Ваймана о Мандельштаме.
Collapse )
puzzleExists

Наблюдая в глазок

(заметки читателя)

«На станции Николаев открыли дом чая, и рабочие оставляли там с трудом заработанные гроши».
Эту фразу (в переводе с иврита) я взял из обильно разрекламированной книги видной израильской писательницы Нурит Герц «Море между мной и тобой». Нурит Герц – профессор литературы и кинематографии Открытого университета, в прошлом – глава кафедры кинематографии и телевидения Тель-Авивского университета. По совместительству она заведует изучением культуры, режиссуры и творчества в Колледже Сапир.
Collapse )
puzzleExists

Имя гения

Умер Умберто Эко – очередной кумир леволиберальных интеллектуалов, безоговорочно назначенный ими в великие писатели. Его первый роман «Имя розы» (1980) был и в самом деле хорош. Идея самоценности Знака (как вообще, так и в высшей его форме – письменном языке) отнюдь не нова – особенно, для профессора современной семиотики, которым Эко служил в свободное от литературы время. «Роза» как предмет реального мира и «роза» как слово (то есть «имя розы») – принципиально разные вещи. Второе сотворено человеком – в отличие от первого. Как соотносятся две эти сущности? В чем смысл этой пары? Зачем она?
Collapse )
puzzleExists

Счастливые камни

(статья опубликована в свежем выпуске журнала "Интерпоэзия" - №3 за 2015 год)

I

В недавнем номере альманаха "Интерпоэзия", издаваемого Андреем Грицманом в Нью-Йорке (низкий поклон Андрею за его подвижническую работу) была опубликована небольшая подборка израильских русскоязычных поэтов. В каком-то смысле можно назвать ее ознакомительной – для тех, кому не посчастливилось еще встретить на страницах журналов кого-то из этой шестерки достаточно звонких поэтических имен. Collapse )
puzzleExists

Не смешно

Последним прочитанным мною текстом Самуила Ароновича Лурье было его письмо в некое российское учреждение – то ли в банк, то ли в министерство, то ли в какой другой мелко-поганый клоповник. Отправленное из Калифорнии, это письмо содержало просьбу вернуть оставшейся в Петербурге сестре писателя какие-то пенсионные гроши и полушки, накрепко зажатые монументальными ягодицами бюрократии.
Collapse )
puzzleExists

Баллада о старушке Юнне Мориц

Вчерашняя реклама краснознаменного хора повлекла для меня необратимые последствия в виде знакомства с современным творчеством поэтессы Юнны Пинхусовны Мориц (прислал в ЖЖ некий бескорыстный тролль). Честно говоря, поражен: сколько силы в этих вроде бы простых словах о фашистах, русофобах и распятых госдепом мальчиках! Написано, что называется, кровью сердца (без видимого участия головного мозга). Да и зачем людям мозг, если они давно уже превратились в ежиков с дырочкой в правом боку? Ведь ежику, как известно, всё и так понятно. В общем, не мог не отреагировать восторженным панегириком в адрес Юнны Пинхусовны и миллионов ее почитателей. Чисто в порядке самопрофилактики, чтоб не сбрендить.
Collapse )
puzzleExists

Коготку увязнуть...

- всей птичке пропасть. Начинал я переводить Альтермана, ни на какие публикации не рассчитывая, а движимый токмо радостью открытия и желанием разделить эту радость с друзьями. Собственно, вы, друзья, - живые свидетели этого процесса с самых первых его моментов. Вы же меня и предупреждали: мол, того и гляди, на книжку наберется. Вы предупреждали, а я не верил.

И вот, зернышко к зернышку, набралось несколько десятков стихотворений - как раз на книгу, если считать сопутствующие очерки и примечания. И более того: одно замечательное московское издательство собирается включить эту книгу в свой план на следующий год. Так что, с Б-жьей помощью...
А пока что дюжина стихотворений с комментариями напечатана в свежем номере "Иерусалимского Журнала" - одного из лучших "толстяков" современной русскоязычной литературы.

Кстати, там еще чертова прорва интересного: сочная проза Игоря Губермана, фантасмагорическая повесть Иосифа Букенгольца, рассказы Леонида Левинзона, первая современная публикация программной статьи Жаботинского (актуальной и сейчас, спустя 109 лет после ее написания), звенящий рой хороших стихов (Раф Шустерович, Никольский, Наталья Резник, Дима Кимельфельд, Ирина Рувинская, Лорина Дымова) и даже принадлежащее перу самого Фридриха Горенштейна доказательство того, что "няня таки - евгей". В общем - БРАВО, НЯНЯ!

Вот ссылка, читайте и радуйтесь. И постарайтесь не пропустить вечер презентации номера в Иерусалиме - практически единственное место, где можно с легкостью укупить эту литературную ценность в ее бумажном варианте.
puzzleExists

Шестеро разных

Свежий номер альманаха "Интерпоэзия", издаваемого Андреем Грицманом в Нью-Йорке (низкий поклон Андрею за его подвижническую работу) публикует небольшую подборку израильских русскоязычных поэтов.

Очень рекомендуется тем, кто презрительно оттопыривает губу, говоря о "литературной провинции" (и при этом хоть немного понимает предмет). Шесть поэтов (на мой вкус, не хватает еще, как минимум, столько же) - и каждый замечателен своей уникальной интонацией, собственным сильным и точным голосом, тематикой, взглядом, образным миром. Шестеро живущих рядом, но совершенно разных поэтов, схожих, пожалуй, лишь яркой творческой оригинальностью - каждый своей. Положительно, за державу не стыдно.
Collapse )