alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Category:

Перетерпеть крыс

«Ну когда же, когда всё это кончится?!» – этот вопрос в разных вариациях звучит вот уже десять дней, в том числе и сегодня, когда наши ребята, уже вручную, ворошат змеиное гнездо Хамаса. Кто-то спрашивает прямо, кто-то маскирует свое нетерпение видимостью системного подхода, требовательно вопрошая: «Каковы конкретные цели операции?», а кто-то ругает нерешительного премьера, поскольку тот-де должен был заранее лехиканес бе-эм-эм-эммммо шелаэм (все-таки на иврите мат звучит куда цензурней, чем по-русски, – вот они, двойные стандарты!) и покончить с проклятым вопросом еще до того, как он был задан. И вспомнилось мне по этому поводу вот что.

Сто шесть лет тому назад, восемнадцатого Элуля 1908 года несколько еврейских парней из Саджеры – оплота Второй алии в Нижнем Галиле – подписали договор с советом мошава Месха (будущий Кфар Тавор). Согласно этому договору, охрана Месхи возлагалась на сторожей-евреев. Специальный пункт оговаривал, что отныне мошав будет отдавать предпочтение при найме на работу еврейским рабочим. До этого в подавляющем большинстве еврейских поселений как физическим трудом, так и охраной занимались преимущественно арабы. Часть из них там и проживали – в той же «еврейской» Месхе арабов насчитывалось временами втрое больше, чем евреев.

Восемь месяцев спустя те же ребята (т.н. «коллектив») основали организацию «Ха-Шомер» с амбициозной задачей распространения опыта Месхи и Саджеры на весь Эрец Исраэль. Для окрестных арабов, черкесов и бедуинов новая практика была равносильна если не жизненному крушению, то потере значительной части доходов. Они отреагировали так, как реагировали, реагируют и будут реагировать всегда: насилием.

У них были все преимущества в борьбе с «Ха-Шомером»: многократное численное превосходство, лучшее знание местности, больший сельскохозяйственный опыт, неразборчивость в средствах. Они могли относительно безнаказанно убивать евреев, а те не могли отвечать тем же, ибо вполне обоснованно опасались осложнений, связанных с господствующим в этих краях обычаем кровной мести. Тем не менее, спустя несколько лет упорного противостояния конфликт практически сошел на нет. Конечно, саботаж, кражи, убийства и избиения не прекратились вовсе, но, по крайней мере, они вернулись к прежнему терпимому уровню.

Почему это произошло? Возможно, ребята из «Ха-Шомера» истребили всех врагов поголовно? Нет – поди осуши плещущее вокруг арабское море. Возможно, они избивали до полусмерти каждого, кто осмеливался напасть? Нет, хотя драться время от времени действительно приходилось. Возможно, был заплачен выкуп, заключен мирный договор, построен Новый Ближний Восток? Тоже нет. Тогда что?
А вот что: арабы поняли, что в данном случае насилием проблему не решить – по крайней мере, этим уровнем насилия и эту проблему… Поняли и не то чтобы смирились, но перешли к поиску другого варианта борьбы. Эта победа «Ха-Шомера» была одержана при помощи главного еврейского оружия: упорного терпения. Мы просто перетерпели арабов.

В начале 50-х годов жизнь в еврейских поселениях вблизи границы превратилась в смертельно опасную лотерею. Федаюны – просачивающиеся из соседних стран группы арабских бандитов – всерьез пытались выжить нас отсюда посредством повседневной угрозы террора. Израиль усиливал охрану мошавов и кибуцев, защищался посредством рейдов возмездия, но конца-края нашествию крыс не было видно очень долго. И вдруг к началу шестидесятых годов явление федаюнов полностью сошло на нет.

Почему это произошло? ЦАХАЛ перестрелял всех бандитов? Нет – недостатка в добровольцах не было ни в Египте, ни в Иордании, ни в Сирии. Подействовали акции возмездия? Нет – эти акции совершались против приграничных арабских деревень и почти никак не затрагивали самих федаюнов. Тогда что?
А вот что: арабы поняли, что в данном случае насилием проблему не решить – по крайней мере, этим уровнем насилия и эту проблему… Поняли и не то чтобы смирились, но перешли к поиску другого варианта борьбы. Эта победа над федаюнами была одержана при помощи главного еврейского оружия: упорного терпения. Мы просто перетерпели арабов.

Начиная с момента основания Израиля, соседние арабские государства нападали на нас трижды – если учитывать лишь массированные войсковые действия, именуемые еще полномасштабной войной. Каждый раз они больно получали по рылу, но каждый раз объявляли поражение победой, после чего нашим интеллигентным историкам и журналистам оставалось лишь признать победу Израиля поражением. И вот – о диво! – в настоящий момент военная угроза со стороны Египта, Иордании и Сирии считается незначительной; с двумя первыми странами заключены мирные договоры, с третьей – педантично соблюдаемый договор о прекращении огня.

Почему это произошло? Неужели правители этих стран записались в сионисты? Нет – они по-прежнему ненавидят нас всем сердцем. Возможно, они не начинают новую войну, потому что боятся потерять территорию или слететь с трона? Нет – все знают, что израильские военные победы никогда не угрожают целостности соседних стран и их правительствам. Может быть, у них нет денег на войну? Ха-ха. Или у них не хватает солдат? Ха-ха-ха. Тогда что?
А вот что: арабы поняли, что проблему существования Израиля не решить военным путем – по крайней мере, на этом этапе. Поняли и не то чтобы смирились, но перешли к поиску другого варианта борьбы. Эта победа над арабскими странами была одержана при помощи главного еврейского оружия: упорного терпения.
Мы просто перетерпели арабов.

Вернемся теперь в наши времена. Начиная с момента преступной депортации Гуш-Катифа держимордами Ариэля Шарона, на территорию Израиля регулярно летят мины и ракеты. Что может помочь против этой проблемы? Ответные бомбежки? Нет – они мало волнуют боевиков Хамаса, особенно, когда те сидят в бункерах. Разрушение инфраструктуры? Нет – у арабов достаточно денег, чтобы раз за разом отстраивать все заново. Наземная операция с последующей длительной зачисткой и выходом? Нет – после выхода процесс начнется заново. Тогда что?

А вот что: Хамас рано или поздно поймет, что с Израилем не справиться при помощи ракетного обстрела и туннельных нападений. Поймет и не то чтобы смирится, но перейдет к поиску другого варианта борьбы. Как и в вышеописанных случаях, это не значит, что мы не должны их бомбить, устраивать точечные ликвидации и время от времени вытаптывать их крысятник своими сухопутными частями. Но главным нашим оружием, как и прежде, является привычное упорное терпение.
Мы снова должны просто перетерпеть арабов.

И в этой ситуации очередного поединка двух прославленных семитских терпений нет для нас ничего пагубней, чем крикуны и истерики, которые путаются под ногами и стонут: «Ну когда же, когда всё это кончится?!» Часто эти торопыги невообразимо воинственны и кровожадны; уютно устроившись на диване, они требуют р-р-решительных действий и обвиняют в преступном малодушии всех, кто рычит не так громко. Но на самом деле они хотят одного и только одного: чтобы ЭТО быстрее кончилось, чтобы ничто не нарушало их драгоценного спокойствия, их маленьких личных планов. Любой ценой, только поскорее.

Хорошо бы, чтоб голоса этих истеричных слабаков слышались не так громко. Ведь они как сигнал для врага, сигнал о том, что в монолитной стене нашего терпения появились новые трещины. А это уже смерти подобно. Потому что при наличии терпения мы сможем выжить и без самолетов, и без танков, и даже без ЦАХАЛа. Но если оно, Боже упаси, кончится, нам не поможет ни первое, ни второе, ни третье.
Тогда арабы просто перетерпят нас.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments