alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Category:

Праздник кровавого навета

Людям свойственно выдавать желаемое за действительное, и, чем дальше отстоит первое от второго, тем сильнее становится это чисто человеческое стремление. Доктора плешивых наук именуют сей распространенный синдром звучным термином «когнитивный диссонанс». На первый взгляд, проблемы тут не должно быть: если реальная картина мира не совпадает с той, которая составилась в твоем сознании, то отчего бы не сделать соответствующую поправку? Речь ведь идет о твоей собственной голове – правь, сколько душе угодно.

Но это только на первый взгляд. Потому что наш «действительный» мир тоже во многом составлен из слов. Личный непосредственный опыт не имеет никаких реальных подтверждений того, что Земля шарообразна, что человек произошел от обезьяны, что Наполеон умер в изгнании, а Джон Кеннеди был застрелен в Далласе. Всё это нам рассказали – на уроках, в книжках, по телевизору. То есть всё это – не более чем слова, отличающиеся от других слов лишь тем, что они считаются «общеизвестными фактами».
Кем считаются?
Да нами же и считаются – тем же самым человечеством, которое прежде полагало «общеизвестным», что Земля плоская и стоит на трех слонах. А коли так, коли слова «желаемого» мира отличаются от слов «действительного» мира лишь уровнем общепринятости, то отчего бы не поправить вышеупомянутый диссонанс иным путем, не нарушая стройного распорядка собственной головы?

Практика показывает, что эта задача не столь уж невыполнима. Для ее выполнения требуется: (а) принять желаемое за действительное, (б) создать устойчивую словесную версию якобы реальных событий, (в) максимально растиражировать ее и (г) перевести, таким образом, в разряд общепринятых, то есть реальных уже без всякого «якобы». За примерами далеко ходить не надо – достаточно, не вставая с кресла, нажать кнопку телевизионного пульта и быстро пройтись по каналам разных стран и народов.

Готов побиться об заклад, что в течение пяти минут вы услышите не менее десятка подобных исторических, как сейчас выражаются, мемов, то есть «фактов», сварганенных исключительно посредством словотворчества, «фактов», за которыми не стоит ничего, кроме пустоты и многократного повторения одной и той же лжи (или, как сказал бы А.Г.Дугин, интерпретации). Тут вам и «#палестинский народ», и «#социальная справедливость», и «#французское сопротивление», и «#герой-израиля-ицхак-рабин», и «#умирающая европа», и «#сионистская оккупация», и «#американцы-сами-себя-взорвали», и «#фашистско-бендеровская хунта», и еще сорок бочек самых невероятных арестантов, пока еще только претендующих на роль неоспоримой истины. (Для непосвященных: знак # указывает здесь на то, что речь идет не просто о некоем словосочетании, но о скрывающейся за ним системе дефиниций, интерпретаций, диссертаций и прочих научно-пропагандистских поллюций).

Часть из них уже стала (или еще станет) «общепринятыми» фактами, часть – нет. Обычно мем не имеет успеха, когда ему противодействует другой, как минимум столь же мощный, запущенный в информационное пространство иными игроками, с иной «желаемой» версией «действительности». При этом критерием выживания является вовсе не соответствие фактам, а только и именно мощь информационной поддержки. К примеру, в вышеприведенном списке редко кто нынче оспаривает историческую обоснованность таких мемов, как «#французское сопротивление» и «#палестинский народ» – невзирая на то, что последнего еще полвека назад не было и в помине, а первое ограничивалось спасением евреев силами самих евреев на фоне повсеместного и добровольного сотрудничества подавляющего большинства французов с нацистами. Зато у «#американцы-сами-себя-взорвали» и «#фашистско-бендеровская хунта», похоже, нет шансов против куда более авторитетных мемов «#трагедия-nine-eleven» и «#слава-украине-героям-слава».

В этой ситуации крайне наивными выглядят сетования на то, что мы, мол, в очередной раз проиграли информационную войну. Очнитесь, друзья! Если вы полагаете, что достаточно было бы громко прокричать нашу правду, и мир ее тут же услышал бы, и впечатлился, и убедился в нашей правоте – если вы действительно полагаете так, то лучше сразу забудьте эту нелепую фантазию. Повторю: в войне мемов факты не имеют никакого значения. Единственное, что значимо – это мощь информационного вала. А в этом показателе, ничего не попишешь, наш лагерь неизмеримо слабее неприятельского. Они всегда были сильнее нас – числом, деньгами, громкостью голосов. Но главное: их «желаемое» заведомо не совпадает с нашим. Мы выживали, выживаем и в обозримом будущем будем выживать только за счет умного маневра и своевременного использования их внутренних свар и противоречий.

Наши арабские соседи-враги живут в полном сознании вышеописанной реальности. Для них вопрос «а как было на самом деле?» заведомо не имеет смысла. Понятно как – как желаемо, так и было, и никак иначе! Поэтому они до сих пор совершенно искренне излагают на телекамеру версию, будто трое наших подростков были похищены и убиты ШАБАКом с коварной целью в очередной раз нарушить мирный покой Хеврона и Хальхуля. И дело тут не в какой-то особой лживости, которая якобы свойственна арабам, – дело в традиционной, многовековым опытом подтвержденной уверенности в том, что желаемая, даже самая фантастическая версия не просто может стать, но и станет действительной, если, во-первых, свято поверить в нее самому, и, во-вторых, повторять ее достаточно часто и громко.

И он верит. И он повторяет. Араб не лжет – он творит желаемую реальность. И его слова немедленно подхватываются многочисленными рупорами-усилителями, ибо, как мы помним, непременным условием действенности мема является мощь информационного вала. В процесс включаются десятки телеканалов, сотни газет, комментаторы, журналисты, политики… Нет ничего проще, чем определить, кто на деле является твоим врагом или другом: достаточно посмотреть на список cheer-leaders того или иного мема. И происходящее на наших глазах выстраивание и наполнение мифа об очередном «#невинно-убиенном-сионистами-мухаммаде» демонстрирует это с предельной ясностью.

Кто же, бодро вскидывая коленки, галопирует по информационному полю на этот раз? Вот, тонко подвывая, бьет оземь неандертальским лбом пресс-секретарь Хамаса. Рядом крутит геморройной задницей седовласый раис «#палестинского народа»; на подтанцовке – яростный канкан арабских депутатов Кнессета. Меж ними мечется израильско-еврейская левотня; она то грозно рычит, то далеко высовывает слюнявый язык, вечно нацеленный на вылизывание выдающихся частей коленно-локтевой позиции арабских партнеров. А на фоне послушным кордебалетом салютует копытами вся мировая политическая элита. Стучит каблуками сухопарый чечеточник из Америки, жеманно паясничает французский трахарь-перехватчик, гремит скелетами в семейном шкафу румяный английский джентльмен и даже главком Красной армии способствует общему делу своим последним боеспособным подразделением – ансамблем песни и пляски.

Все они пустились в пляс практически немедленно, не дождавшись даже первых выводов полицейского следствия. Что объединяет эту разношерстную «группу поддержки»? Лишь одно: желанность результата. Все они хотят одного и того же – только этим и можно объяснить ту постыдную поспешность, с которой вся эта шайка-лейка бросилась на поддержку нового далеко не очевидного мема. Чего именно хотят? Да того самого, о чем в открытую говорит пока только Хамас. А иначе – зачем бы им отплясывать всем вместе, отмечая праздник дежурного кровавого навета?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments