alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

Парень из ГАХАЛя

Продолжаю знакомить интересующихся с классикой современного ивритского стиха и ивритской песни, которая преданно следовала за своими лучшими поэтами, спеша положить на музыку едва ли не каждое написанное ими стихотворение. Эта преданность, кстати говоря, представляет собой довольно редкий феномен: обычно эстрада (поп, рок и проч.) отделена от поэзии если не пропастью, то глубоким, труднопреодолимым рвом. Что, в общем, оправданно: у многих стихов уже есть своя собственная встроенная музыка, и они всеми силами сопротивляются превращению в песню. Жесткий и самодостаточный поэтический ритм, властная поэтическая интонация часто являются настоящим прокрустовым ложем для композитора, так что весьма немногие сочинители музыки готовы заранее согласиться на столь существенное ограничение своей творческой свободы.

Тем не менее, в молодой ивритской культуре понятие «поэт-песенник» (типа печально известного текстовика средиземноморских напевов Йоси Гиспана) появилось относительно недавно. А до этого были просто поэты, без каких-либо приставок. Настоящие, большие поэты, способные составить честь любой литературе мирового уровня: Рахель-хамешоререт, Натан Альтерман, Лея Гольдберг, Ури-Цви Гринберг, Натан Йонатан… Их стихи и становились текстами новых ивритских песен, некоторые из которых пережили десятилетия и исполняются до сих пор. Конечно, ввиду вышеупомянутой трудности, наивно было бы ожидать, что все эти песни без исключения станут эстрадными хитами. Многие попытки следует признать откровенно неудачными. Как, например, та песня, о которой пойдет речь сейчас. Не слишком удачная музыка, не слишком удачно сопровождающая одно из самых сильных стихотворений Натана Альтермана «Парень из ГАХАЛя» (אחד מן הגח"ל).

ГАХАЛ (гиюс хуц лаарец) – мобилизованные из заграницы – так во время Войны за независимость называли молодых мужчин, поставленных под ружье сразу по прибытии в Страну. В подавляющем большинстве это были люди, чудом выжившие во время Катастрофы. Люди без гражданства, без паспорта, без дома, которым попросту некуда было вернуться. Некуда, не к кому и незачем. После окончания войны они были собраны в лагеря для перемещенных лиц на территории Германии, а также на Кипре, где британцы силой удерживали «незаконных» переселенцев в Эрец Исраэль. В этих лагерях активно действовали агенты Хаганы, и, когда с провозглашением Израиля пали британские иммиграционные запреты, в Страну хлынула волна уцелевших европейских евреев. В этот начальный период необходимым условием алии было заведомое согласие на мобилизацию в ряды Хаганы. Еще даже не ступив на Землю Израиля, эти молодые люди уже были под ружьем, хотя и без ружей.

Война – грязное дело, везде и всегда. И наша Война за независимость, сопровождавшаяся непристойной политической возней, личным соперничеством, неприкрытыми шкурными интересами и партийными интригами, не была исключением. Выбившиеся в генералы вчерашние командиры кибуцных боевых ячеек отчаянно сражались между собой за первенство в штабной и партийной иерархии. ПАЛМАХ ставил подножки Хагане и союзничал с ней в совместной борьбе с ЭЦЕЛем. Бен-Гурион отдавал приказ стрелять по судну «Альталена», в чьих трюмах был груз жизненно необходимого оружия, а на палубе - Менахем Бегин и сотни еврейских репатриантов. При этом сплошь и рядом забывалось о главной цели – войне за выживание; штабные приказы игнорировались или намеренно искажались в угоду личного «эго» командиров, донесения нередко сопровождались откровенным враньем с целью прикрыть «своих» и оклеветать «чужих».

Бывшие узники нацистских лагерей плохо вписывались в эту типично местную картину. Соответственным было и отношение: никто и не думал беречь этих чужаков. Их почти сразу посылали на фронт, в боевые части, в самую мясорубку. Одним из самых известных эпизодов стала «операция Бин-Нун» (24.05.48) – неудачная и закончившаяся большими потерями попытка лобовой атаки на Латрун. Операция велась силами 7-ой бригады. Ее составили почти целиком из необученных «гахальников», которые сошли на израильский берег за считанные дни до этого. Оружия и боеприпасов хватило далеко на всех. У этих парней не было шансов против солдат регулярных частей иорданского Легиона, прекрасно вооруженных и защищавших хорошо укрепленную позицию.

Кончилось поражением, десятками погибших. Пройдя сквозь адский огонь Катастрофы, "парни из ГАХАЛя" приехали в Страну в поисках новой жизни – буквально, потому что их прежняя жизнь умерла, не оставив после себя ничего, даже развалин. Ее – эту новую жизнь или, по крайней мере, обещание таковой они и получили здесь, ступив на долгожданную, обетованную землю своей Страны. И вернули Стране этот подарок всего лишь несколько дней спустя.

К концу 1948 года ребята из ГАХАЛя составляли треть боевого состава ЦАХАЛа – 20 тысяч обстрелянных, уверенных в себе солдат. Что не мешало высокомерным сабрам по-прежнему именовать их «мылом» - прозрачный намек на то, что даже рачительная Европа не нашла им лучшего применения, а следовательно, они не вправе рассчитывать на многое и тут, в свободной стране кибуцев и бравых пальмахников…

Натан Альтерман
Парень из ГАХАЛя

День был сер и погода капризна.
Он сошел на причал с корабля.
И ждала на причале Отчизна
в виде "виллиса" и патруля.

Его имя печатью прижала,
его вещи швырнула в мешок,
и присягой ужасной связала,
чтобы он передумать не мог.

Он усердно стрелял и гранату
по команде швырял далеко.
Но мы знали: без дома и брата
подниматься на штурм нелегко.

Ему выдать Страна не успела
ни друзей, ни угла, ни земли –
без которых мы все, как без тела,
и помыслить себя не могли.

Только новую жизнь – что осталось –
от нее получил он в строю.
Но и эту ничтожную малость
он вернул ей в вечернем бою.

(пер. с иврита Алекса Тарна)

А вот клип с песней (музыка Шем-Това Леви). Исполняет молодой и незабвенный Арик Айнштейн в компании с молодым (дай ему Б-г здоровья) Мони Мошоновым.



Tags: 7колонка, Альтерман, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments