alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

Я продолжаю петь...

Утром, если не слишком жарко и достает сил, Нахче садится в свое самоходное кресло на электрическом ходу и выезжает на прогулку. Сначала он долго едет по Пальмовой улице к площади Нахума Хаймана. Нахум Хайман – это он, он сам. Не каждому выпадает в жизни увидеть свое имя на табличке с названием площади, а ему вот выпало, да. В принципе, можно было бы и погордиться, но возраст не тот. На девятом десятке даже самое сильное тщеславие выцветает до уровня фона – как окрестные самарийские холмы летом. Поэтому Нахче просто, не гордясь, сворачивает направо, в улицу Ивритской поэзии.

Следующая площадь зовется именем Натана Йонатана, дорогого друга, ушедшего из жизни десять лет тому назад. Натана нет, осталась лишь эта площадь, и стихи, и песни, которых они написали вместе – множество песен. Нахче давно потерял им счет, помнит разве что главные, которые знакомы всей Стране: «Берега» (Хофим – hэм лиф’амим гаагуим ленахаль…), «Анита и Хуан», «Песок запомнит»… Может, и запомнит, хотя вряд ли.

Затем Нахче снова берет вправо – в сторону улицы Наоми Шемер и по переулку Арика Лави выезжает на Карком, что на иврите означает всего-навсего «крокус». Кончились музыка и поэзия, теперь снова пошли растения. Вот и Пальмовая, конец прогулке.

Нахче переехал в наше поселение Бейт-Арье несколько лет назад, когда стало ясно, что тель-авивские ритмы непосильны его больному сердцу. Он родился в Риге, поднялся в Страну в пятилетнем возрасте, жил сиротой при живых родителях, до армии скитался по кибуцам и затем прожил довольно бурную жизнь – Париж, Лондон, Тель-Авив... Со мной Нахче пытается говорить по-русски, который, по его утверждению, вспомнился ему одним ударом, вдруг, ни с того ни с сего. Это довольно досадно, потому что я предпочел бы не исполнять роль учителя русского языка, а просто слушать то многое, о чем старик мог бы порассказать.

Он еще продолжает работать, писать музыку, записывать диски. Продолжает петь. Одна из песен так и называется: «Я продолжаю петь…» - слова Нахче написал сам и получилось довольно неплохо. Вот она, в некотором роде итоговая:



Нахум Хайман
Я продолжаю петь…
(песня-тема к фильму «Безумная земля»)

Как ветер в деревах,
Как песня без певца,
Как шорох без листвы,
Как нитка без конца,
Как странник, что прошел,
Не повернув лица.

Я продолжаю петь,
Я продолжаю жить,
И чувствовать, и сметь,
И помнить о судьбе,
Я продолжаю жить,
Я продолжаю петь,
И чувствовать, и сметь,
И думать о тебе.

Как море без воды,
Как битва без потерь,
Как голос, что умолк,
Как заплутавший зверь,
Как пашня без зерна,
Как запертая дверь.

Я продолжаю петь…

Как яблоня весной,
Как летняя жара,
Как осень на полях,
Как зимняя пора,
Как первая любовь,
Как вечная игра.

Я продолжаю петь…

Как утро на дворе,
Как сломанная клеть,
Как ветер в январе,
Как духовая медь,
Как птица на заре,
Я продолжаю петь.

Я продолжаю петь…

(авт. перевод с иврита Алекса Тарна)
Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments