alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Category:

Ах, амбал, мой амбал, ты мое отечество…

...никогда до конца не избыть тебя.
Здоровяки и силачи с пудовыми кулачищами как правило не отличаются тонкостью ума, глубиной анализа и высоким полетом мысли. Поэтому в восточно-европейских местечках, где издавна главными добродетелями считались цепкая память и способность учиться, а также умение толковать и связывать между собой параграфы священных текстов, такие «жлобы» ценились довольно низко – наряду с самыми недотепистыми шлимазлами.

В итоге, им доставались самые малопрестижные, как сказали бы сейчас (или «презренные», как сказали бы тогда) места общественной иерархии. Хорошо если такой богатырь рождался в Одессе, где таки можно было податься в биндюжники, в амбалы (то есть в амбарные грузчики зернового порта) или в бандиты. А в маленьком штетле, где хватает одной кузни на всю округу, бедняге приходилось подыскивать себе какое-нибудь очень немудрящее, а потому низкооплачиваемое ремесло – да и в том-то он вряд ли достигал мало-мальски приемлемого умения.

Ситуация немногим изменилась с началом волны эмиграции 1880-ых, когда полтора миллиона евреев покинули Восточную Европу, спасаясь от погромов и государственного антисемитизма. Однако Нью-Йорк стал для «амбалов» всего лишь новой, хотя и сильно усовершенствованной Одессой: их престиж по-прежнему стоял крайне невысоко.

И лишь в Стране Израиля дело обернулось кардинально иным образом. Турецкие власти, хотя и предоставляли иностранным подданным довольно эффективную защиту, мягко говоря, не приветствовали Первую волну еврейской иммиграции (1882-1904). Было запрещено переселение евреев в Страну, им не продавали землю, не разрешали строить дома, душили многочисленными установлениями, и даже всесильный «бакшиш» помогал далеко не всегда. Поэтому первые еврейские мошавы, будучи здесь даже не на птичьих правах, никак не могли рассчитывать на покровительство турецкой полиции и чиновничества. Неудивительно, что бедуинские шейхи и окрестные феллахи рассматривали своих новых соседей как законную добычу для настоящих арабских мужчин.

Помочь в этой непростой ситуации могли лишь они, презренные «амбалы». Едва проклюнувшийся птенец «нового ишува» отчаянно нуждался именно в них, в недалеких, но плечистых силачах, готовых без лишних размышлений и рефлексий дать в лоб грабителю-бедуину или накостылять по шеям группе арабских подростков из соседней деревни. Так вчерашние изгои стали героями, Шимшонами новой Страны. История до сих пор хранит славные имена Сендера Хадада из Петах-Тиквы, Шимона Гутбирга из Зихрона, Береле Розенблюма из Реховота, одного из основателей Маханаим Реувена-Йосефа Файковича, Иегошуа Ханкина, Исраэля Файнберга и других. Здесь, в Стране, они превратились в пример для подражания, в некоронованных (а затем и коронованных) лидеров нового общества. Сыном Файковича был, кстати о коронах, Игаль Алон, один из создателей ПАЛЬМАХа.

Этот феномен имел весьма далеко идущие последствия. Результатом его стала смена образца: теперь таковым считался уже не человек мысли, посвятивший себя учению и напряженным духовным поискам, но человек действия, демонстративно презирающий «интеллектуальную болтовню» и «бесплодную рефлексию». Следует заметить, что, помимо объективной необходимости в защите еврейских поселений, этой перемене во многом способствовала крайне недальновидная позиция «старого ишува», который не признавал сионистов и вредил им, как мог, включая низкопробное доносительство. К концу периода Первой алии «старые» общины, базировавшиеся в четырех святых городах (Ерушалаим, Хеврон, Тверия и Цфат) насчитывали порядка 40 тысяч – вчетверо больше, чем число представителей «нового ишува».

Так или иначе, но со временем новый образец возобладал, и немедленно обнаружилась оборотная сторона медали: пренебрежение знаниями, торжествующее хамство, наглость, нетерпимость – все то, что аукнулось израильскому обществу гораздо позже, в образе его будущих мапайных вождей Исраэля Галили, Игаля Алона, Моше Даяна и – уже в крайней степени вырождения – Ицхака Рабина. Вот так: от некогда полезного и героического образца – к олицетворению трусости, карьеризма и агрессивного невежества.

Значит ли это, что восхищение несомненным героизмом «амбалов» было излишним? Нет. Значит ли это, что следует бездумно поклоняться рукотворным идолам? Тоже нет. Ведь у каждого рукотворного идола есть, мягко говоря, задняя, оборотная сторона.
Subscribe

  • Штаны со складкою

    Давайте поговорим о психологии «массы» – во всяком, случае, некоторой ее части. Массу неспроста сравнивают со слабой женщиной, утверждая, что и та, и…

  • Свастика под трилистником

    Прочитал о некой ирландской литераторше, которая запретила переводить на иврит и, соответственно, издавать в Израиле свой модный роман-бестселлер –…

  • Потепление планеты Враньё

    Профессор Фредерик Зейтц, скончавшийся в 2008-ом в возрасте 96 лет, был одним из выдающихся ученых современности, пионером в области физики твердого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments