alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

Невероятное приключение автора в день праздника Шимона Переса

(перепост с сайта "Полоса")

В тот день я вышел на кухню и включил радио. Говорили про нашего великого Президента, дорогого товарища-хавера Шимона Переса. Прогрессивное человечество радостно отмечало девяностолетие его вечной молодости. Двадцать пять корреспондентов вели одновременный репортаж из разных мест грандиозного праздничного фестиваля. Футболисты и актеры, профессора и политики, писатели и супермодели выражали неподдельное восхищение нашим любимым Президентом, причем каждый говорил от чистого сердца. Я прямо-таки заслушался.

Время летело незаметно, и когда приемник вырубился от перегрева чувств, я обнаружил, что слушал без перерыва более трех часов. Но мне хотелось еще, и я включил телевизор. Там было еще интересней: интервьюировали актеров и футболистов, политиков и профессоров, супермоделей и писателей. Дети подносили цветы, и наш любимый Президент ласково улыбался. Я бы так и наслаждался до самого вечера, но тут дети вернулись из школы и переключили ТВ на свои детские каналы. Увы, такова нынешняя молодежь – ничего святого… Я вышел на улицу и долго бродил в тщетной надежде услышать продолжение репортажа из какого-нибудь окна. К счастью, когда я проходил мимо остановки, подъехал автобус, и из его гостеприимно распахнутых дверей послышались слова очередного праздничного интервью. Говорил, если не ошибаюсь, футболист. А может быть, супермодель: они ведь обычно составляют семейную пару, а муж и жена одна сатана, не разобрать. Я быстро вошел в салон, сел поближе к водителю и снова заслушался.

Очнулся я лишь тогда, когда шофер грубо выключил радио прямо на середине интервью владельца большой гостиничной сети – не то Хилтона, не то Клинтона, не то Карлтона.
– Конечная! – прикрикнул на меня водитель.
Пришлось выйти. Снаружи уже стемнело; я медленно брел по тротуару, стараясь держаться поближе к окнам, – а вдруг услышу продолжение трансляции? Райончик был, надо сказать, не самый приятный. Обшарпанные стены, застарелая грязь, дохлые крысы и скорбные кошки. Ветер вздымал пыль, а с нею – обрывки старых газет, конфетные фантики и прочий летучий мусор. Один из клочков взлетел особенно высоко, да так, что даже прилип к моей ноге. Брезгливо оторвав бумажку от штанины, я уже собрался было отбросить ее куда подальше, но вовремя остановился.

На листке был текст, написанный от руки, причем по старинке, чернилами, о чем можно было судить по кляксам и варьирующейся толщине линий. Я подошел к фонарю и стал разбирать смутно знакомый почерк. Чем больше я вчитывался, тем сильнее билось мое сердце. Неужели это и в самом деле автограф самого Александра Сергеевича Пушкина? И не просто автограф, но неизвестный мировой пушкинистике вариант знаменитой баллады «Жил на свете рыцарь бедный»! Невероятно, просто невероятно! Не иначе, умер какой-нибудь древний старик, и глупые наследники, ничтоже сумняшеся, выбросили на свалку весь его драгоценный архив… Но как? Как такой архив мог оказаться здесь, на этой задрипанной улочке? И как она называется, черт возьми?

Рядом отворилась дверь, и вышел местный житель, эфиоп.
- Улица Фошкин, - ответил он на мой вопрос. – Дерьмовей места не сыщешь даже в Аддис-Абебе.
Но я уже не слушал, потрясенный этим чудовищным совпадением, больше смахивающим на указание. Улица Фошкин! Так местные невежды читают ивритское слово Пушкин! Это раз! А кроме того – эфиоп! Это два! Согласитесь, в эфиопах тоже есть что-то от великого русского поэта! Теперь у меня уже не оставалось сомнений в аутентичности моей находки. Да, некоторые места в тексте выглядели анахронизмами, но я не сомневался, что всему найдется объяснение. Во времена Пушкина не было Нобелевских премий, но в конце концов «Нобелевкой» могла оказаться вовсе не премия, а, скажем, деревня. Как там у Некрасова… – деревни Нобелевка, Гореловка, Неурожайка тож. Гм… а Вашингтон? Когда его построили? Да не все ли равно – поэт мог иметь в виду не город, а генерала…

Но – довольно преамбул! Спешу поделиться своим чудесным открытием с вами, дорогие друзья. Гордитесь: вы присутствуете на мировой премьере! Оркестр, туш! Барабаны, дробь! Итак…


Баллада А.С.Пушкина «Жил на свете рыцарь бедный»
(вариант, не вошедший в собрание сочинений)

Жил на свете Сёма Берский – местечковый шарлатан, нравом ябедный и дерзкий, рылом тоже не фонтан. Он имел одно виденье, непостижное уму, и глубоко впечатленье в сердце врезалось ему.
Путешествуя в Женеву – на халяву, как крутой, – он узрел Марию-деву в роли рыбки золотой. И, как будто бы в угаре, говорит ему она: «У меня сегодня, парень, день рожденья пацана. Назови своё желанье, свой заветный главный приз, и по древнему сказанью я исполню твой каприз».

«Дай мне Нобелевку с бантом! – возопил тотчас Семён. – Чтоб считался я гигантом всех столетий и времён! Чтобы славила Семёна всюду каждая душа – от Москвы и Вашингтона до Ицхака-алкаша! Пусть науков я не знаю и стишков не пёк давно – дай мне премию, родная, хоть какую, все равно».

«Есть такая, – отвечает дева голосом густым. – Но ее, дружок, вручают лишь злодеям и святым. Хочешь Нобелевку Мира? Мелкий бес – такой, как ты, – должен прежде стать вампиром для свершения мечты».

С той поры немало крови отдала ему страна: «Кушай, Сёма, на здоровье, за почёт и ордена!» На дешёвых побрякушках не тускнеет красный лак: хочет кушать, хочет кушать престарелый вурдалак! А вокруг вампиров стая, кровососные дела… Гой ты, рыбка золотая! На хрена ж ты приплыла?



Вот как: вышел искать трансляцию, а нашел неизвестный вариант знаменитой баллады! Захватывающе интересно, не правда ли? Кстати говоря, последние фразы содержат в себе загадку и для знатоков талмудической традиции. Неужели эфиопские евреи, к которым, видимо, принадлежал Пушкин, считали золотую рыбку некошерной («Гой ты…»)? Это было бы странно: ведь она обладает и плавниками и чешуей… Впрочем, оставим этот запутанный вопрос специалистам.
А репортаж я так и не дослушал, о чем потом немало сожалел.
Subscribe

  • Поэт Катастрофы

    Ицхак Кацнельсон родился в июле 1886 года в белорусском местечке недалеко от Гродно, но рос, учился и работал в Лодзи – одном из важнейших культурных…

  • На горе Гильбоа

    Удивительная вещь: мы не любим или даже избегаем говорить о своих победах. Думаю, это издержки зияющей погромами и катастрофами эпохи галута. Зачем…

  • «4П» в действии

    Собственно, уже по характеру вчерашнего теракта у баррикад Капитолия было понятно, каким ветром его надуло. Благочестивые воины «самой мирной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments