alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

Позорный юденрат

«Комиссию по высшему образованию, - писала на прошлой неделе газета «Гаарец», - ждет в ближайшие дни тяжелый экзамен. Она может сдать его успешно, но может и склонить голову перед правительством. В этом случае весь израильский академический мир оденется в военную форму, вымажет физиономию камуфляжем и подтвердит слова критиков о пособничестве оккупации».

Мороз по коже, не правда ли? Йоси Сарид, автор этих апокалиптических строк, отнюдь не чужд академическому миру – правда, в качестве пациента, а не профессора. Лет десять назад его спасли от смерти, вырезав огромную внутричерепную опухоль. Характерно, что ампутация головного мозга никак не повлияла на мировоззрение патологического левака – как видно, эти существа обходятся спинно-мозговой жидкостью. Что же так напрягло позвоночный столб бывшего председателя партии Мерец?


Перечитайте еще раз первый абзац. Не правда ли, воображение немедленно рисует ужасные картины далекого прошлого. Проклятый царизм, телесные наказания для студентов, сибирская каторга для преподавателей, закрытие университетов. Прусская палочная военщина, шпицрутены во дворе, аресты вольнодумцев, закрытие университетов. Фашистский разгром кампуса, чернорубашечники громят лаборатории, избиение учащихся, профессоров и опять же – закрытие университетов…

Обратите внимание – какой бы воображаемый сценарий борьбы черной правительственной реакции с высшим образованием ни пришел нам на ум, самым последним, самым страшным и гадким его эпизодом непременно станет «закрытие университета». Закрытие университета как венец обскурантского погрома, как главное и окончательное торжество темных невежественных сил.

Тем удивительней, что в данном случае благородный гнев левацкого авторитета был вызван не ЗАКРЫТИЕМ, а ОТКРЫТИЕМ университета. Да-да, правительство всего лишь вознамерилось увеличить количество израильских высших учебных заведений с семи до восьми. Увеличить, а не уменьшить! Более того, это увеличение поддержано дополнительным бюджетным финансированием – немалое достижение государственной системы высшего образования в год всеобщего экономического кризиса, урезания расходов и затягивания поясов.

«Что же случилось? – спросит любопытный наблюдатель, не осведомленный в делах нашей ближневосточной психушки. – Отчего левый деятель, пусть и официально безмозглый, всеми силами пытается загасить светоч науки и образования? Неужто потекла вспять его спиномозговая жидкость? А может быть, газета «Гаарец» перепутала авторов, и статья на самом деле написана графом Аракчеевым?.. наркомом Ежовым?.. дуче Муссолини?»

Нет, дорогой наблюдатель, все правильно, никакой ошибки. Просто статус высшего учебного заведения планируется вручить Университетскому центру Ариэля, корпуса которого имеют наглость располагаться в Шомроне, за пределами «зеленой черты». Именно этот факт приводит в ярость Сарида и его единомышленников внутри и вне Израиля. Эта лоботомированная публика, с чьих уст не сходят имена Спинозы и Эразма, Монтеня и Эйнштейна, не колеблясь, берет в руки дубину питекантропа, едва лишь речь заходит о Стране.

Теплицы Гуш-Катифа, радовавшие мир редкостными цветами и фруктами? - На слом их!
Жилые дома, еще теплые от детского дыхания? - Жги, дави, разрушай!
Школы, детские сады, синагоги? - Бульдозером их, под нож, под гусеницы!
Университет? - Ах вы мерзавцы, оккупанты, звери… ишь что задумали… университет!

Всё порушим, всё затопчем, чтобы и духу поганого не было. Пусть на месте зверских домов, оккупантских теплиц, реакционных детских садов и фашистских университетов пышным цветом расцветут истинный прогресс и правильная цивилизация: свобода в рамках Корана, равенство неграмотных нищих разбойников, братство - мусульманское, само собой! Пусть выше летят оттуда самодельные кассамы - к вершинам исламской науки! Пусть глубже закапывают своих побитых камнями женщин с обрезанными клиторами – в глубины исламского феминизма! Но главное – пусть они как можно скорее похоронят неблагодарную иудео-христианскую цивилизацию, которая столь недальновидно отвернулась от сияющих высот мраксизма, социализма, анархизма, троцкизма, маоизма и проч. Потому что то, что не досталось нам, левым, пусть лучше сдохнет вовсе, пусть не достанется никому.

Знакомый монолог, не так ли?
Нужно сказать, что грозный окрик чумного экс-председателя подействовал. Комиссия по высшему образованию рекомендовала отклонить просьбу о присвоении ариэльскому Центру звания университета. Это позорное решение, в общем, не стало неожиданностью: подобные «профессиональные» комиссии издавна имеют в Израиле сугубо политический статус. По сути, именно они (а не правительство и уж тем более не Кнессет) правят Страной, назначая судей и высших чиновников, контролируя прессу и телевидение, выдавая лицензии и премии, устанавливая критерии всему дышащему - как дышать - и всему живущему – как жить. Их рекомендации обычно имеют статус мафиозных предложений, от которых невозможно отказаться: непослушный министр немедленно сталкивается с апелляцией в Багац, где окончательное решение принимается все теми же избранниками все тех же комиссий, то есть опять-таки «своими».

Эти господа видят смысл своего существования в том, чтобы не пущать, с них и взятки гладки. Куда большим позором стала поддержка, оказанная их решению Советом президентов семи действующих израильских университетов. Сначала седовласые профессора еще пытались соблюсти видимость порядочности, мотивируя свое парадоксальное желание блокировать ОТКРЫТИЕ университета соображениями ограниченного бюджета (к чисто профессиональным, научным показателям ариэльского Центра не придраться – по количеству лабораторных исследований, статей и патентов он уже как минимум не уступает трем младшим членам «большой семерки»).

Но затем последовало заявление минфина об увеличении финансирования, и пришлось выложить на стол истинную причину: боязнь бойкота со стороны европейского и американского академического мира. Иными словами, президент института Вейцмана собирается бойкотировать университет Ариэля из опасений, как бы университет Кембриджа не отказался работать с ним самим.

Что тут скажешь? Одно только и скажешь: ЮДЕНРАТ.
Это не Совет Президентов – это юденрат, в самой мерзкой, самой отвратительной его ипостаси.

Я далек от того, чтобы судить членов тех юденратов, которые служили во время Второй мировой буфером между нацистами и обреченным населением гетто. Не нам, отделенным от того времени и от тех ужасов толщей прошедших лет, разбирать сегодня между героями и отребьем. Все они были жертвами, большинство погибло; в жерле ада не спасает ни мужество, ни подлость. Кто-то из членов юденрата искренне старался облегчить жизнь (и смерть) обреченных; кто-то шкурничал, подставляя других и выгораживая таким образом себя и своих близких. Бог им судья – и первым, и вторым. Невозможно представить, как повели бы себя мы в той невозможной ситуации.

И, тем не менее, слово «юденрат» сопровождается в нашем сознании неистребимой вонью позора. Юденрат – это стыдно. Юденрат – это гадко - невзирая на всё то, что написано в предыдущем абзаце. Но эти стыд и гадливость возрастают в стотысячной степени, когда речь идет не о Терезиенштадте и не о гетто Варшавы шестидесятилетней давности, а о нас с вами, в нашей собственной Стране, здесь и сейчас, летом 2012-го года. Здесь и сейчас, когда ничто не может оправдать лагерный принцип «умри ты сегодня, а я завтра», когда никто не тычет пистолетом в висок той или иной сволочи в профессорской мантии.

Позор. Стыд и позор. Может, и впрямь стоит его бойкотировать, этот Институт Вейцмана? Бойкотировать, пока не сменит (по крайней мере) своего позорного мерзавца-президента.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments