alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Баг-Септембер - 2

Четыре месяца назад я уже писал о «Баге-Септембер» - ужасающем политическом цунами, которое, согласно мрачным пророчествам левых нострадамусов, должно было смыть Израиль в море одновременно с началом сентябрьской Генеральной Ассамблеи ООН.

И что же? Как того и следовало ожидать, надутый тепловатой ложью баллон с надписью «Провозглашение Государства Фаластын», лопнул с едва слышным хлопком, оставив по себе лишь всеобщее недоумение – зачем? В мае я еще полагал, что Аббас - не совсем дурак, чтобы осуществить свою бутафорскую угрозу на практике. Почему? - Потому же, почему так и не совершил этого шага Арафат, хотя тоже мог бы пойти на него в любой момент. Повторю здесь три причины, уже упомянутые мною в мае:

Во-первых, реальной силы без утверждения Советом Безопасности эти заявления не имеют. Во-вторых, такое провозглашение является для арабов шагом назад, а не вперед (указав в качестве предела желаний границы 67-го года, они автоматически отказываются от претензий на большее). В-третьих, из этой пушки можно выстрелить всего лишь однажды, после чего она тут же теряет статус угрозы (а потому следует приберечь этот одноразовый ритуал для поистине наиважнейшего случая).

В последние недели к этой триаде прибавилась четвертая причина – международная изоляция Аббаса, выразившаяся в резкой конфронтации со Штатами, в отчетливых разногласиях с Европой и даже в молчаливом неодобрении заклятых арабских друзей. Конечно, говоря об изоляции, я имею в виду далеко не все страны – члены ООН. Всякие чавесы и амудинежмутвам не в счет – при всем уважении к объемам закупаемого ими бывшего советского оружия (слово «бывшее» относится тут не к слову «советское», а к слову «оружие»). Но если считать именно релевантных игроков, то подобного афронта арабы Иудеи и Самарии не знали с тех пор, когда гниющая тушка раиса Ясера безвылазно, одиноко и необратимо разлагалась в окруженном Цахалем рамалльском компаунде.

Но Аббас-таки оказался глупее, чем я думал - или слабее – ибо не смог заставить себя слезть с дерева, куда вскарабкался столь неосмотрительно. Любопытной была в этом плане реакция некоторых израильских обозревателей, изо всех сил старавшихся отыскать логику в поведении постаревшего аспиранта кафедры научного антисемитизма (науч.рук.проф.Примаков). Не в состоянии найти чего-либо другого, они дружно сходились на том, что Абу-Мазен движим желанием «оставить личный след в истории». Мол, вы только гляньте, как гордо воздет его артритный, средний, fuck-you-usa палец! Мол, от него требовали: «не лазь в парашу!», а он, герой, не только слазил, но теперь еще и следы оставляет!

Гм… ну, разве что.
А мне вот припомнился таксист из города Ралли, Сев.Каролина, к которому я сел для десятиминутной поездки из гостиницы в даунтаун. Мы сразу безошибочно идентифицировали друг друга, после чего говорил почти исключительно он. Для начала я услышал достовернейшую историю о том, что его семье принадлежит половина Яффо, затем последовали клятвы вернуться... - хотя, в общем, в Северной Каролине живется совсем неплохо. Дело было вскоре после того, как откинул копыта раис, и я полюбопытствовал насчет Абу-Мазена. Араб презрительно фыркнул: «Да кто он такой? Полнейшее ничтожество! Думает только о себе, а на остальных ему наплевать…» - и продолжил распинаться о своей многотысячной семье, большая часть которой ждет (не дождется) вожделенного возвращения в Яффо.

И ведь как в воду глядел, кудрявый!
По сути дела, вчерашняя просьба Махмуда Аббаса о признании гос-ва Фаластын в границах 67-го года окончательно закрыла для арабов практическую возможность поднимать вопрос о событиях года 48-го. Не то чтобы возврат к первоначальным линиям раздела Палестины воспринимался сейчас кем-нибудь как действительно реальный – но в дипломатическом, чисто переговорном плане подобная (пусть даже лишь гипотетическая!) опция существовала безусловно.

А уж о «мечтательном» ее потенциале и говорить нечего: этой бело-голубой (ибо сионистской) мечтой вот уже шесть десятилетий живут нищие, обманутые люди в лагерях Иордании, Ливана, Сирии, Туниса, Газы, Западного берега. О ней вспоминает тот северо-каролинский таксист, подсаживая очередного израильского командировочного. Ее лелеют завсегдатаи левых и фашистских демонстраций в Лондоне, Париже и Сан-Франциско. И что теперь? Теперь по этой мечте нанесен сильнейший удар – и это нельзя не назвать главным следствием аббасовского демарша – как дипломатическим, так и ментальным. Неудивительно, что даже аббасовские однопартийцы из Фатха восприняли происходящее с подчеркнуто неодобрительным равнодушием.

Газа не отреагировала вовсе; несколько сотен функционеров, согнанных на городские площади Шхема, Бет-Лехема и Дженина, быстро разошлись – лишь в стольном граде Рамалле тысчонка-другая завсегдатаев кафе милостиво согласилась подзадержаться, дабы поглазеть на бесплатный поп-концерт (точь в точь, как на псевдо-массовых «демонстрациях» израильских леваков). На фестивальвсенародного ликования это далеко не тянуло. Даже спец-подростки из Каландии бросали камни в полицию с явной прохладцей.

Море не вспенилось ретиво; цунами, если и накатилось, то прямо противоположного свойства - Биби возвращается из Нью-Йорка на волне несомненного стратегического успеха. Время, говорите, не работает на нас? Чушь! Еще как работает - не забесплатно, конечно, но бесплатное и не стоит ничего. И хотя бесстыжие левые лжепророки тут же сочинили новую мульку: «Септембер – это не дата, это процесс» (вспоминается бессмертное пересовское рассуждение о том, что "temporary" и "временный" - разные вещи"), это выглядит неуклюжей попыткой хоть как-то сохранить лицо.
Что и требовалось доказать. מעז יצא מתוק.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments