alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Category:

Что осталось? К десятилетию 9/11.

11 сентября десятилетней давности я помню относительно хорошо. Помню ощущение растерянности: то, что происходило, казалось невероятным. Годом ранее я впервые увидел Нью-Йорк, этот величайший памятник человеческой мечте, человеческой надежде, человеческой амбиции; увидел Манхеттен – сердце Нью-Йорка и даунтаун – сердце Манхеттена, и деловой квартал – сердце даунтауна, и башни-близнецы – сердце делового квартала.

Город предстал передо мной ярчайшим праздником – особенно вечером, когда его небоскребы засветились подобно новогодним елкам. Я не мог не сознавать, что многого не замечаю, не понимаю, что смотрю глазами туриста, что на одну реализованную мечту этой воплощенной сказки наверняка приходятся тысячи, десятки тысяч разбитых, но это странным образом не печалило, а наоборот, придавало еще больше восторга. Почему? Потому, что нормальный человек, попав в Нью-Йорк, не может не испытывать гордость – гордость за самого себя, за то, что он тоже человек - такой же, как те, которые создали ЭТО.

Соответственно, невероятной выглядела сама возможность, что человек в состоянии поднять на ЭТО руку. Сотворить подобную пакость могли только нелюди – угрюмые гоблины, завистливые мохнатые существа, люто ненавидящие вонь своей норы, но еще больше – благоухание мира снаружи.

Вслед за растерянностью пришла уверенность в том, что мир назавтра будет иным – если не кардинально, то хотя бы заметно. И последним чувством было омерзение. Даже не к тем арабам, которые управляли смертоносными боингами – для меня они, в конце концов, так и остались абстрактными именами – омерзение к моим соседям из арабской деревни, устроившим в тот вечер праздничный фейерверк.

И вот прошло десять лет. Что осталось? Растерянность, понятное дело, быстро улетучилась. Вскоре пришел конец и уверенности в грядущих переменах; последней соломинкой, сломавшей спину этого верблюда, стали слова случайных американцев, которых мы встретили на отдыхе всего лишь одним месяцем позже: «Это расплата Америке за то, что мы поддерживали вас».

Зато омерзение осталось. Подленькое злорадство никчемного бездельника при виде горящего дома богатого соседа является главным удовольствием очень и очень многих. У Бин-Ладена оказалась чертова уйма союзников, даже в трещащей по швам России, где Америку по старой памяти еще воспринимают как соперницу по забегу (что само по себе смешно, учитывая реальное положение дел). Но речь тут не о нелепых имперских притязаниях «Верхней Вольты с ракетами» - ими как раз можно перенебречь за незначительностью предмета.

Куда больше меня занимают майки на прилавках трикотажных лотков - майки, на которых бородатое рыло Бин-Ладена в пуштунской душманке столь часто соседствует теперь с другим бородатым рылом, в революционном берете набекрень. Усама потеснил Че, и тот беспрекословно уступил место своему более удачливому собрату. Теперь они рядом, и этот союз кажется мне чрезвычайно показательным.

Бин-Ладену удалось сотворить то, о чем мечтал Гевара, а с ним – легионы левых отморозков по всему миру: атаковать главную цитадель «свинского капитализма» и если не разрушить, то, по крайней мере, нанести ей чувствительный удар. Бин-Ладен – их человек, их союзник, новый Че Гевара новой левотни – новой, но по-прежнему не разбирающей в средствах. Неслучайно немедленно после 9/11 левые развязали пропагандистскую кампанию, главным, хотя и не всегда артикулируемым месседжем которой стало «Америка получила по заслугам». Неслучайно они так яростно атаковали Буша и неоконсерваторов, противодействуя любым контртеррористическим усилиям.

По сути, именно левый истеблишмент грудью встал на защиту исламского террора и тем самым помешал его раздавить – в точности, как в 39-ом – 40-ом они встали на защиту гитлеровского нацизма, заключив с ним союзнический пакт (российские большевики) и парализовав волю своих собственных правительств (левые партии Западной Европы). И снова, как и в прошлом веке, их движущим мотивом была ненависть. Ненависть к тому, что они именуют «свинским капитализмом», ненависть к либерализму (в исходном его понимании – свобода рынка, свобода личности), ненависть к общественной саморегуляции – то есть к тому, что, как не раз уже доказывала история, является единственно приемлемым способом организации социума.

Как поется в их самом главном хите, «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…». Ну, с «а затем» - дело долгое, а вот для исполнения первой части программы сойдет кто угодно – хоть Гитлер, хоть Че, хоть Усама. Главное - заварить заварушку покруче, чтобы крови - побольше, чтобы воронки - поглубже, чтобы дыма и пепла – повыше. Понятное дело, при этом нужно постоянно напоминать глупому пиплу про «а затем» , то есть как можно громче вопить: «Даешь социальную справедливость!», «Землю крестьянам, фабрики рабочим!», «Мир народам!» и проч. – и при этом самозабвенно разрушать, разрушать, разрушать, чтоб камня на камне не осталось. Локоть к локтю с Гитлером, плечом к плечу с Усамой, рука об руку с Че.

Омерзительно, не правда ли? Стоит ли тогда удивляться тому, что именно омерзение осталось мне напоминанием о 9/11? Напоминанием о главном фронте кровавой войны – не с исламизмом, нет - с социалистической левой нечистью – напоминанием о войне за выживание, которую человечество, напрягая все свои силы, ведет вот уже третий век.
Subscribe

  • Повесть о ненависти и тьме - 5

    Окончание 5-серийного мини-доку-сериала о покойном писателе Амосе Клаузнере-Озе и социально-психопатическом типе, ярким представителем коего он был в…

  • Повесть о ненависти и тьме - 4

    Продолжение 5-серийного мини-доку-сериала о покойном писателе Амосе Клаузнере-Озе и социально-психопатическом типе, ярким представителем коего он был…

  • Повесть о ненависти и тьме - 3

    Продолжение 5-серийного мини-доку-сериала о покойном писателе Амосе Клаузнере-Озе и социально-психопатическом типе, ярким представителем коего он был…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments