alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Category:

О причинах ненависти

В ответ на свою недавнюю запись, озаглавленную «Определенность слова ‘никогда’» я получил сразу несколько почтовых откликов, связанных одним и тем же упреком: отчего в заметке обойден стороной вопрос о природе антисемитизма? Действительно, обойден – но вовсе не потому, что мне нечего сказать по этому поводу. Просто тема там была иная – не о причинах всеобщей ненависти, а о нашем предпочтительном поведении в уже сложившейся атмосфере всеобщей ненависти.


Вы спросите: почему бы не поговорить сразу и о том, и о другом? Вещи-то близкие. Отвечу: я вообще предпочитаю не смешивать беседы умозрительного характера (имеющие дело с предположениями и гипотезами) с беседами практического плана (то есть такими, которые трактуют фактическую ситуацию и возможную реакцию на нее). Там, где требуется быстрое конкретное решение, предпочтительно не влезать в дебри принципиально недоказуемых рассуждений.

Но из этого не следует, что мои практические пожелания висят в воздухе. Напротив, они опираются на четко артикулированную умозрительную базу. Да, у меня есть собственное мнение относительно причин антисемитизма, и я полагаю его более правдоподобным, чем прочие знакомые мне гипотезы на ту же тему.

Гипотезы эти обычно отсылают нас к причинам экономического, религиозного, исторического, политического и ксенофобского плана. Утверждается, что евреев ненавидят за ростовщичество (вариант: за жадность). Или за то, что - чужие. Или за то, что - большевики. Или за то, что - банкиры. Или за то, что брали на откуп шинки. Или за то, что распяли Христа. Или за то, что прогнали Мухаммада, а потом и поколотили его современных адептов. Или за трусость. Или за наглость. Или за беспомощность. Или за то, что правят миром. И прочая, и прочая, и прочая.

Я и рад бы поверить в эти простые объяснения, но, увы, их правдоподобие крайне сомнительно. Дело в том, что на протяжении истории евреи не раз и не два пытались «исправиться», последовательно реагируя на вышеупомянутые упреки. То есть – прекращали быть ростовщиками, банкирами, большевиками, шикарями и иудеями. Например, крестились, меняли имена, учили детей в общих школах и вообще изо всех сил старались не выделяться, стать как все. Таким образом, гипотезы поверялись исторической практикой по принципу: «устрани причину и следствие устранится само собой».

Как известно, этого не произошло – антисемитизм сохранялся и после устранения его предполагаемых причин. Немецкий профессор-еврей, патриот Германии, кавалер орденов Первой мировой, примерный лютеранин и страстный любитель Вагнера отправился в Аушвиц в том же вагоне, что и пейсатый галицийский хасид. Вывод представляется мне очевидным: вышеперечисленные модели являются ложными.

Иначе говоря, антисемитизм не имеет экономических, религиозных, исторических, политических, ксенофобских причин, хотя рационализируется (объясняется самими антисемитами) всегда в этих формах. Евреев не любят (или хотя бы автоматически выделяют из общего ряда) все – от самого тупого необразованного люмпена до самого рафинированного интеллектуала с тремя университетскими дипломами. Более того – евреев не любят и сами евреи. Что выглядит парадоксом, но является общеизвестным фактом, а потому тоже требует объяснения в рамках все той же «гипотезы о причинах».

Мне кажется, что причину нужно искать на самой базисной основе - такой, которая действительно объединяла бы всех – от люмпена до интеллектуала. То есть она не должна зависеть от образования, происхождения, вероисповедания, классовой принадлежности и даже национальности. Говоря точнее, эта основа должна быть более общей, чем национальность (напомню: требуется объяснить еще и еврейский антисемитизм).

На мой взгляд, такой базисной основой является мировосприятие. Вернее, главный вопрос мировосприятия – о единстве или множественности мира. Это лишь поначалу кажется предметом заумного философствования, но на деле одинаково определяет поведение и люмпена, и профессора. Оба делят мир по шкале добра и зла, боятся судьбы, сдерживают желания или следуют им, определяют свое место в относительной жизненной иерархии. Конечно, иерархия профессора не в пример сложнее, список желаний богаче, шкала подробнее, а удовольствия тоньше, но сам принцип тот же, а потому вполне может служить искомой объединяющей базой.

Человеку естественным образом свойственно множественное восприятие мира. Это неудивительно: появляясь на свет, мы обнаруживаем бесконечное множество объектов и лишь позднее начинаем улавливать смутные связи между ними. Поначалу мы вообще полагаем, что всем правит случайность, затем выучиваем несколько физических законов, которые, впрочем, впоследствии оказываются нарушаемы направо и налево. Наиболее надежными в такой ситуации выглядят лишь законы статистики, то есть снова случайность.

Абсолютно значимым в такой модели представляется лишь собственное благо, а прочие ценности могут быть только относительными. Какой смысл в отказе от убийства, если оно может принести личную пользу? – Только страх наказания, то есть – угроза личного вреда. Личный вред – это зло (сатана), личная польза – добро (бог). Многобожие в такой системе буквально: поскольку польза и вред – личные, то и богов (как и соответствующих им чертей) существует ровно столько же, сколько самих личностей.

Конечно, где-то там, в церкви, висит икона с богом-на-всю-деревню, но при этом у каждого отдельно взятого прихожанина имеется дома (а то и на шее) свой заветный и куда более действенный личный образок. Отсюда и общественные иерархии приобретают в некотором смысле сакральный характер: на каждой ступеньке помещается не только конкретный Джон, но и его счастливая (или несчастная) судьба, его карма, его персональный бог.

Еще раз подчеркну: такой (множественный, случайный, статистический) подход является абсолютно естественным для человеческого сознания и оттого разделяется подавляющим большинством людей – иногда сознательно, но чаще всего – неосмысленно, инстинктивно (именно в силу своей естественности). Так Василий Иванович не знал, что он - за III Интернационал, а Журден – что говорит прозой. Все люди – язычники от рождения, включая евреев.

Существует, однако, и иной подход, иной взгляд на устройство мира. Он заключается в утверждении единой сущностной природы мироздания, предполагает всеобщую связанность и детерминированность, единый источник бытия, стройную (хотя далеко не вполне познаваемую человеческим сознанием) совокупность законов и связей. Опять же, это кажется совершенно отвлеченной философской идеей, но, тем не менее, влечет за собой ряд немедленных, чисто практических выводов.

Во-первых, мир разом теряет свою относительность. Если законы установлены не человеком и существуют помимо него, то и обсуждению они не подлежат, то есть являются абсолютными. Почему нельзя убить? – Да потому что нельзя. Да, но ведь это приносит пользу… - Нельзя! Да, но… - Нельзя! Просто «нельзя!» - и точка.

Во-вторых, роль человека вдруг снижается до сугубо второстепенной. Как бы высоко он не вскарабкался по ступеням общественной иерархии со своим персональным богом подмышкой, ему никогда не стать главным. Потому что уже есть тот Заведомо Главный, который Един не только для всех окрестных деревень, но и для всего мироздания, который Бог-с-большой-буквы уже потому хотя бы, что других нет и быть не может. Который даже не Бог, а Б-г, потому что в языке человеческом нет слова, которая могло бы обозначить эту непознаваемую и непостижимую сущность.

В-третьих, роль человека вдруг возвышается до ровно второстепенной. Потому что все ступени между ним и Б-гом – абсолютно незначимы, сколько бы их ни было. Пусть их будет хоть тысяча, а человек – чиновник младшего, тысячного ранга – это не меняет той сути, что в Едином мире существуют лишь две ступеньки: человек и Б-г, и к черту все иерархии!

Что дает подобный взгляд на вещи его обладателю? Прежде всего – зоркость. Такой человек изначально ориентирован на поиск связей, закономерностей. Естественным для него является не фабрикация частного решения, но стремление обобщить, выявить связь, использовать ее. Нужно ли говорить, насколько подобный подход плодотворен в любых сферах человеческих занятий, начиная от творчества и кончая торговлей?

Вернемся теперь к антисемитизму. Еврейская идея Единого Б-га представляет собой более-менее последовательное утверждение принципа единства мира. Я не знаю, кому и когда впервые пришла в голову эта мысль. Но несомненным для меня является то, что именно она, закрепленная в Торе, в религии, а впоследствии вошедшая в быт, в подкорку, в бессознательный мир евреев – что именно она стала единственной причиной их особости, их благословением, их проклятием.

Да, подобный взгляд на мир весьма плодотворен. Но в то же время он не может не казаться высокомерным соседу - обладателю «множественного» мировоззрения. Еще бы: ведь еврейский подход отрицает иерархию, отрицает «личного бога» и уже тем оскорбителен. Это базисная инакость, эта встроенная непочтительность, это невыносимое высокомерие инстинктивно чувствуются любым, даже самым тупым «множественником». От этого, кстати, происходит естественное желание не просто уничтожить еврея, но еще и обязательно унизить его, отомстить за «высокомерие».

Как я уже заметил, сами евреи в этом смысле не слишком отличаются от прочих народов: они столь же сильно (если не сильнее других) ненавидят собственную особость. Еврейская история полна примеров отпадения от принципа Единого в пользу языческих прибамбасов. Можно в избытке обнаружить эти примеры в Торе, можно увидеть их в феномене рождения христианства или – что там далеко ходить – в нынешних хасидских дворах. Это понятно, учитывая вышеупомянутую природную склонность человека к множественному подходу. Для человека естественно быть язычником, целовать руку шаману, сжимать амулетик в потном кулачке. Но в общем и целом отрицание множественности было успешно пронесено евреями сквозь тысячелетия до нынешнего времени.

Еврейство это даже не национальность, а идея - идея Единого (неслучайно евреем может стать человек любой национальности). Такова суть, остальное – несущественные накрутки, временами весьма объемные, но отнюдь не характеристические. И именно на эту суть бессознательно, но безошибочно реагируют антисемиты, то есть - все мы.

Антисемитизм, таким образом, представляет собой не порок, но естественную реакцию изначально языческой природы человека на чуждое, оскорбительное для этой природы мировосприятие. Одна беда у этого естественного подхода: он не слишком годен для познания мира. Распространенное заблуждение гласит: что естественно, то не безобразно. Но это – чушь. Изначально человеку свойственны еще многие, тоже естественные, но не слишком симпатичные вещи - например, ходить под себя. Естественный антисемитизм представляет собой явление именно такого плана. Да, это не порок, но большое свинство, препятствие к развитию. Поскольку человечество не желает хрюкать в свинарнике до скончания времен, постольку оно должно избавляться и от антисемитизма - как люди избавляются от других - естественных, но не совместимых с цивилизацией привычек.

Если взглянуть под этим, весьма общим углом зрения, война антисемитизма с еврейством есть война общечеловеческая, судьбоносная, типа библейской войны Гог и Магог. Конец еврейства, еврейской этики, еврейской идеи станет концом всего человечества, возвращением в пампасы и вигвамы. И наоборот, победа еврейской идеи Единого – прорывом к всеобщему благоденствию. Именно всеобщему – не только еврейскому. Возможно, я чересчур большой оптимист, но мне кажется, что к победе все и идет.
Subscribe

  • Петров и Боширов

    Тема Петрова и Боширова вновь обрела актуальность. Если кто помнит, два года назад я приветствовал двух этих героев невидимого фронта в стиле Д.…

  • Ищут пожарные, ищет милиция...

    Ищут пожарные, ищет милиция, ищут мужчины с серьезными лицами, ищут давно и не могут найти парня, с фамилией то ли «Пути…», то ли «Стали…», то ли…

  • Торжественная ода

    Торжественная ода по случаю триумфа В.В.Путина на саммите "Большой Двадцатки" Вову выгнали из рая, Детям радостно без Вовы, Он в песочнице играет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments

  • Петров и Боширов

    Тема Петрова и Боширова вновь обрела актуальность. Если кто помнит, два года назад я приветствовал двух этих героев невидимого фронта в стиле Д.…

  • Ищут пожарные, ищет милиция...

    Ищут пожарные, ищет милиция, ищут мужчины с серьезными лицами, ищут давно и не могут найти парня, с фамилией то ли «Пути…», то ли «Стали…», то ли…

  • Торжественная ода

    Торжественная ода по случаю триумфа В.В.Путина на саммите "Большой Двадцатки" Вову выгнали из рая, Детям радостно без Вовы, Он в песочнице играет…