alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

Амьен

Амьен находится примерно в ста километрах к северу от Парижа. Это столица Пикардии, сейчас довольно ограниченной области по сравнению с тем, что это название обозначало когда-то. Пикардийцами в средневековом Париже именовали в том числе и жителей Нижних Земель, говоривших по-фламандски. Не случайно мой друг Степан, к которому мы, собственно, и направлялись в Левен, сказал, выслушав наши амьенские впечатления: "Ну, это уже не совсем Франция."
Что, честно говоря, чувствовалось.


Крюк по дороге в Левен был сделан ради Амьенского кафедрала. Дело в том, что мы уже почти "собрали" коллекцию главных французских готических соборов: видели Шартр, Реймс, Руан, Анжер и Париж. Не хватало только главного звена - Амьенского Notre Dame. Теперь круг замкнулся, и хорошо, что именно Амьеном - потому что он действительно лучший из всех.



В нем нет необычайного скульптурного богатства Реймса, красоты и мощи шартрских контрфорсов, оригинальных вольтов Анжера, литературно-живописного фона, сопровождающего руанскую и парижскую базилики. Зато в нем есть главное, что ценится в готике - совершенство пропорций. Я думал, что кельнский Дом - непревзойден в этом плане, но, как выяснилось, ошибся.



Высоченные (самые высокие во Франции) нефы амьенского кафедрала делают его удивительно воздушным и светлым.



Он огромен, но при этом воспринимается целиком, одним единым куском.



Можно просто задрать голову и наслаждаться всеми этими вертикалями, дугами и перекрестиями - ничто не коробит, не фальшивит, на теряется в тени, не прячется за неловкий выступ.



Это, наверное, и есть совершенство.



А остальное - мелочи, тоже, впрочем, весьма и весьма качественные. Традиционный лабиринт на полу центрального нефа: когда шея устанет от разглядывания вольтов, можно уткнуться взглядом в пол и искать путь к центру. Паломники (а Амьен - одна из станций паломничества из Северной Европы в Сантьяго-де-Компостелла) должны проделывать этот путь на коленях, но нам, нехристям, и так сойдет.



Главная сакральная аттракция Амьена, которая приманивает пилигримов начиная с 13-го века - череп Иоанна Крестителя, гуляющий по свету отдельно от остального скелета благодаря силе танцевального искусства. Вообще-то до Амьена он гостил в Константинополе, но Четвертый крестовый поход 1206 года покончил с этим пребыванием (как, собственно, и с самим Константинополем, который так и не оправился после тогдашнего тотального грабежа). Череп перевезли в Амьен. Затем он чудом уцелел во время Великой французской революции. Как известно, на заре торжествующего гуманизма было уничтожено немало культурных и культовых ценностей (знаменуя тем самым грядущие катастрофы двух последующих веков свободы-равенства-братства). Разыскивали пламенные революционеры и священную черепушку, да вот - не нашли. А может, и не старались особо - чего-чего, а отрубленных голов гуманистам-гильотинистам всегда хватало с избытком. Так что сейчас череп Иоанна мирно почивает в северном приделе, по соседству с замечательными житийными рельефами 16-го века.
А это просто красивый пульпит:



Ну а это - знаменитый плачущий ангел, ставший одним из символов Первой мировой войны. Одной рукой мальчик опирается на череп, другой - на песочные часы. Помимо отсылу к главной реликвии собора - напоминание о бренности жизни и прочих невеселых темах. Почему именно здесь? Амьен стоит на Сомме, недалеко от места знаменитой Битвы на Сомме, где в 1916 году союзники пытались прорвать немецкую оборону. Несколько месяцев ужасающего кровопролития закончились сорокакилометровым продвижением и более чем 1,200,000 убитых с обеих сторон.



Перед собором - симпатичная опрятная площадь.



Фрагмент фасада. Вообще-то вся скульптура была еще в средние века цветной - не ленились и подновляли. Потом перестали, и краска быстро облупилась. Но теперь в Амьене устраивают компьютеризированную подсветку - так что фасад кажется раскрашенным "как тогда". Правда позволяют себе амьенцы это недешевое развлечение не часто - в основном, по праздникам.



Химерки тут свои, домашние:



Город тоже очень симпатичен: с удовольствием пожил бы здесь несколько дней по системе "тарапидза нету".



Часы на площади:



Крыши Амьена:



И в самом деле похоже на Фландрию:



Не правда ли, кажется, что вот-вот выйдет из двери того дома внизу вермееровская молочница (или пивница?) в чепце:



Кабачок на углу. "Дон-Кихот" называется. Росинант есть, а Санчо Панса не нарисован, обидно. Кто штатив таскал, я вас спрашиваю?



Ну, а это - та самая Сомма, некогда красная от крови. А сейчас она - обыкновенная сонная речка, не слишком широкая, цвета местного умеренного неба. Посреди главного фарватера - дед Мазай, у которого зайцы стырили лодку.



Хотя, присмотревшись, обнаруживаешь, что это всего-навсего манекен с рекламой ресторана.
Каналы, каналы, каналы - чистая Фландрия.



Ну и напоследок - еще один взгляд на кафедрал - лучший из всех. Не проезжайте мимо!



Subscribe

  • Вздохи скрипки

    Шауль Черниховский Вздохи скрипки На реках Бавеля, привольно текущих, Мы плакали, голы и сиры, На скорбные ветви, под скорбные кущи, Повесив…

  • Плачут сгорбленные ивы...

    К первому жгучему хамсину весны - грустный Черниховский - напоминанием о близкой осени. ШАУЛЬ ЧЕРНИХОВСКИЙ Плачут сгорбленные ивы над рекою. Ждут…

  • Поэт Катастрофы

    Ицхак Кацнельсон родился в июле 1886 года в белорусском местечке недалеко от Гродно, но рос, учился и работал в Лодзи – одном из важнейших культурных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments