June 23rd, 2020

puzzleExists

Чайка по имени Джонатан

Я уже не раз излагал свою парадигму «трех полюсов» – взгляд на современную историю еврейства, как на взаимоотношения Традиции, Сионизма и Ассимиляции (подробно об этом – в пятичасовом курсе лекций, который доступен на Ютубе). Согласно ей, самоидентификация еврея с еврейством возможна лишь в связи с двумя первыми полюсами – вне зависимости от того, где он прописан (в нынешнем компактном мире можно быть сионистом, находясь в Чикаго или Франкфурте и, напротив, быть ассимилянтом, проживая в Тель-Авиве).

В этом ключе была выдержана и моя недавняя заметка «Евсеки в Америке», где проводилась параллель между нынешними «полезными евреями» Демократической партии США и бывшими бундовцами из Евсекции 20-х годов прошлого века, чьими руками большевики уничтожили в России как еврейскую Традицию, так и российский Сионизм, не оставив иного выбора, кроме Ассимиляции. Я написал эту статью для газеты «Кстати» (Сан-Франциско), а затем поместил и в ФБ отдельным постом. И вот, просматривая комментарии, я наткнулся на весьма любопытную реакцию одного из читателей. Ничем не примечательный сам по себе, этот Джонатан, в отличие от одноименной чайки, может послужить хорошим примером типичного современного «идейного» ассимилянта-образованца, выстроившего для себя уютное гнездо виртуальной реальности, где невесомый пух иллюзорного настоящего дополнен мягоньким мхом воображаемого прошлого.

Видимо, моя заметка сильно задела именно это гнездо – сужу по неподдельной силе чувств и количеству комментариев, написанных уязвленным беднягой. Уж не знаю, что там чайка Джонатан высиживает – да и не мое это дело. Но вот бьющая в глаза типичность этой постройки заслуживает некоторого внимания – просто для того, чтобы мы могли распознать этот вид пернатых с первого взгляда.

Прежде всего, Джонатан (как и Михаил Веллер в своей недавней книге) вообще не собирается принимать во внимание два неприятных ему полюса.
Сионизм для него является «таким же проявлением Амалека как и нацисты, Совдепия, христианство, Рим, греки и Навуходоносор и т.п.. Еврей никоим образом не может оставаться таковым, ассоциируясь с сионизмом – это нонсенс».
(Здесь и далее цитируется с сохранением орфографии оригинала, так что если наткнетесь на «будующее», то имейте в виду, что скорее всего, имеется в виду «будущее», хотя нельзя исключать и других вариантов).

Круто, правда? Как видите, ассимилянт готов зайти куда дальше печально известного решения ООН, приравнявшего сионизм к расизму. Думаю, подобное заявление не сыскать даже в знаменитых антисемитских изданиях брежневского периода. Ну а Традиция видится с высоты птичьего полета и вовсе отжившим тоталитарным режимом, в который были вынужденно загнаны несчастные российские евреи: «Образ жизни евреев не был добровольным, он был навязан всеми этими законами…» и далее: «Евреи не хотели учиться а еврейских школах на идиш, предпочитая обучение на русском языке…»

Правда, тут Джонатан оговаривается: «Разумеется часть хотела жить по старому и тут уже евсекция сыграла свою нелециприятную роль. Без нее и без антиклерикальной политики большевиков положение было бы как в соседней Польше». (А в Польше было, как явствует из других высказываний, намного хуже, чем под добрыми большевистскими просветителями-освободителями).

Иными словами, с точки зрения Джонатана, Советская власть освободила евреев от насильственно навязанных им «всех этих законов» (видимо, тут имеется в виду Тора, Галаха и прочие «мракобесности»). А что касается нападок на Евсекцию, то они, по мнению чайки, вовсе несправедливы: «евсекция не разрушила "еврейский уклад жизни" она лишь способствовала его разрушению».
Не разрушила, но способствовала разрушению… Вас смущает логика этого высказывания? Меня тоже, но птичий мозг не всегда тождественен человеческому. Далее Джонатан храбро влетает в область альтернативной истории: «Можно уверенно сказать, что если бы ее [Евсекции] никогда не было конечный результат был бы примерно таким же».

Нет-нет, читайте дальше – там еще интересней! Вот как Джонатан описывает депортации евреев из прифронтовой полосы по приказу двух зоологических антисемитов Николай-Николаичей (главнокомандующего великого князя и его начштаба, да сотрутся их имена): «указ Николая Николаевича о выселении евреев из прифронтовой полосы фактически уничтожил черту оседлости и, а вместе с ней и тот же традиционный уклад. Это было начало процесса».

Имеется в виду не «процесс», граничащий с геноцидом (по самым скромным подсчетам, приведший к 300.000 жертв и бесчисленному количеству сирот, увечных, изнасилованных и бездомных), а весьма благотворное действие просвещенных властей или, как это определяет Джонатан, «успех»: «Можно сказать, что февральская революция, которую заметим евреи широко поддержали, закрепила успех».

Тут неминуемо приходит на ум аналогия: написать, что указ о депортации от 1915 года «фактически уничтожил черту оседлости», это примерно то же, что сказать, будто решения Ванзейской конференции от 1942 года «фактически уничтожили европейские границы». «Успех», конечно, отличался по объему уничтоженных евреев, но принцип тот же. Однако это ничуть не смущает нашу храбрую чайку Джонатана. Для него уничтожение ненавистного «традиционного уклада» окупает любые жертвы; ради этого он готов не только оправдать, но воздать хвалу погромной российской армии.

Как, впрочем, и в случае с большевиками: «…не надо отождествлять антиклерикальность с антисемитизмом это раз. Два, не было до войны уничтожения еврейской традиции и культуры. Была борьба с религией, не только еврейской. И была секуляризация, против чего большинство евреев не имели ничего против».

Во как! Оказывается, «не было уничтожения»! Позвольте, но ведь в соседнем комментарии Джонатан прямо упоминал «уничтожение традиционного уклада»… Тут я вынужден снова напомнить вам об особенностях птичьей логики: когда чайке надо, уничтожение «было», а когда не надо, уничтожения «не было». Что тут непонятного? Все в порядке.
«…утверждение, что левые стремились изничтожить все еврейское абсолютно ложно», – делает вывод Джонатан. Правда, В.И. Ленин, по инструкции которого действовали большевики, склонялся, скорее к другому варианту:

«Еврейская национальная культура, – писал вождь мирового пролетариата, – лозунг раввинов и буржуа, лозунг наших врагов… Кто прямо или косвенно ставит лозунг еврейской «национальной культуры», тот (каковы бы ни были его благие намерения) — враг пролетариата, сторонник старого и кастового в еврействе, пособник раввинов и буржуа».

В общем, тут у Джонатана снова налицо некоторое… гм… несовпадение с предыдущими высказываниями. Боюсь, что в 30-е годы он попал бы прямиком в «уклонисты». Но, в общем и целом, в вопросе отношения к «раввинам» (насчет «буржуа» уверенности нет) наш ассимилянт откровенно солидаризируется с гением всех времен и народов. И что с того, что ему приходится тут и там соврать и исказить факты. «Формального запрета на изучение иврита никогда не было…» – кричит он над седой равниной моря. Позвольте, Джонатан, а как же декрет Наркомпроса от 1919 года? Он что – неформальный?

Большевики вообще у Джонатана прелесть какие лапочки: «…нелепо приписывать антисемитизм большевикам в период, когда существовала евсекция».
Во как! Нелепо! И тут же (или в соседнем комментарии) он пишет: «Товарищи из евсекции кстати всегда протестовали против антисемитизма и небезуспешно».
Пардон, уважаемая чайка, но тут снова неувязка. Если антисемитизма «не было», то и протестовать незачем. А если «протестовали», да еще и «небезуспешно», то, выходит, и антисемитизм был…

Конечно, был – тот же самый звериный антисемитизм, который приходилось сдерживать расстрелами и декретами, но который никуда не делся, не исчез и проявился немедленно после того, как евреи перестали быть критически необходимы для замены уничтоженного революцией просвещенного слоя. Таков правда – но чайке Джонатану в его свободном полете нет дела до правды…

Подведем итог. Как видите, я ничего не придумал – налицо прямая речь персонажа. Взятые по отдельности, его высказывания удручающе банальны и лживы; мы встречаем их в Сети по десять раз на дню. Но взятые вместе, они рисуют удручающую картину искаженного мира, похожего на птичье гнездо, каждым перышком и каждой веточкой подстроенное под нужды самооправдания и самовосхваления еврейского дезертира.

Ассимилянт в жизни не признается в своей ущербности; собственно, никто и не просит у него признаваться в чем-то подобном. Он приходит к нам сам, яростно нападая на всех, кто осмеливается напомнить ему о существовании двух других полюсов. Традиция для него – отжившие тоталитарные законы, против уничтожения которых «большинство евреев не имели ничего против». Сионизм для него – Амалек и нацизм. История для него – поле доказательства своей неизбывной правоты. Что и говорить, удручающее зрелище…

Мне остается лишь повторить сказанное в заметке, которая инициировала саморазоблачение чайки-Джонатана:
«Сегодня, как и век назад, еврей может оставаться собой, лишь ассоциируясь с Традицией или Сионизмом – третьего не дано. Любая альтернатива вышеупомянутому выбору означает либо полное растворение в окружающей, как правило, антисемитской среде (и тогда еврей, доказывая лояльность новым соплеменникам, становится самым отъявленным юдофобом), либо постепенную, поэтапную ассимиляцию, на манер прошлых российских евсеков и нынешних американских Чаков Шумеров».

Сдается мне, что перед нами, скорее, первый, юдофобский вариант.