October 27th, 2015

puzzleExists

Невтерпеж

Сижу я это вчера в тишине, и вдруг заходит Самуил Яковлевич.
А, говорит, вы тоже телевизор выключили? Ну да, говорю. Невтерпеж потому как в такие дни телевизор смотреть. Вижу – а он листок в руке комкает. Самуил Яковлевич, говорю, опять? Кивает – грустно так. Опять, говорит.
А он, чтоб вы знали, когда невтерпеж, всегда берется заново 66-й сонет переводить. Ну ладно, говорю, давайте сюда. Посмотрим, что вы там напереводили на этот раз.

Нажал на «оff». Мне видеть невтерпёж,
Как мой премьер лепечет оправданья,
Над истиной глумящуюся ложь,
Ничтожество в святейшем одеянье.

И мертвяка, который «вечно жив»,
Как мертвяки совейского народа,
И несогласных, взятых на ножи,
И «левый марш» фашистского извода.

И правоту, что мерзостью слывет,
И мерзость в маске мудрого терпенья,
И откровения зажатый рот,
И бал убийц под нобелевской сенью.

Всё гадостно, вы правы, братаны.
Но, к счастью, нет у нас другой страны.

Почему, говорю, к счастью, Самуил Яковлевич? Ну как же, говорит. В такие, говорит, моменты, жутко хочется свалить куда подальше от этого дерьмомаразма. Вот что, говорю, Самуил Яковлевич, пойдемте-ка на балкон. И выходим мы, значит, на балкон. А там – великолепная Самария. Оливковые рощи, холмы и чреватое очень нужным дождиком небо. И чудный воздух, какой бывает только здесь, в Стране.
Ну как? - говорю. Вы правы, говорит. Нет другой, и не надо. Пойду исправлю конец. Бросьте, говорю, Самуил Яковлевич, оставьте как есть. Исправите в следующий раз, когда снова невтерпеж станет. Это ведь у нас частое явление, не так ли?