July 13th, 2014

puzzleExists

На смерть В.И.Новодворской

Валерия Ильинична Новодворская говорила и писала много такого, что вызывало чувство неловкости. Она часто казалась смешной и даже нелепой. Ее политические оценки сплошь и рядом страдали поразительной наивностью, а в ее торопливых эссе на культурологические темы хотелось бы видеть чуть больше глубины и чуть меньше банальностей.
Но при всем при том в ней было одно качество, которое сделало ее великой: она чувствовала себя свободным человеком. Она была свободным человеком.

Свобода, тяга к свободе, готовность к свободе – вот что делает человека человеком, отличает его от других Божьих тварей. Это не столько дар, сколько ноша. Свобода – не привилегия, свобода – обязанность, обязанность быть. Поэтому мы так часто отказываемся от нее. Как писал Достоевский, «нет заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как, оставшись свободным, сыскать поскорее того, пред кем преклониться». Мы ищем доказательство своего личного бытия в иных, более легких областях: в одуряющей работе, в бессмысленном шоппинге, в массовом политическом психозе, в религии, понимаемой как ежедневный комплекс упражнений, в беспорядочном сексе, в порядочной семье… – где угодно, только не в ней, в свободе. Мы готовы на все, лишь бы не исполнять эту «беспрерывную и мучительную» обязанность быть. Большинство из нас рождаются и умирают в преклонном возрасте, не прожив при этом и дня.

Новодворская жила. Новодворская была свободным человеком. Она не только не боялась быть свободной – она наотрез отказывалась уступить хотя бы крошку своей свободы. Она провозглашала свободу главной человеческой ценностью и жила в полном соответствии с этим принципом. «Не вокруг изобретателей нового шума – вокруг изобретателей новых ценностей вращается мир; неслышно вращается он», – говорил Ницше. Вряд ли Валерия Ильинична может считаться изобретателем ценности. Но олицетворением ценности она точно была – олицетворением свободы. Она была, и стала, и останется вечным примером для тех, кто не боится жить.

Ее подвиг тем более весом, что совершен в стране традиционно торжествующего рабства, где свобода не просто запретна, но еще и презираема. В стране, которая вся – отрицание свободы, вся – пропасть для свободы. Пропасть.
«Где здесь пропасть для свободных людей?» – спрашивал Эзоп в известной пьесе. Валерия Ильинична Новодворская совершенно сознательно и бесстрашно шагнула в пропасть для свободных людей и столь же сознательно и бесстрашно жила в ней – до самой смерти. Как оно и положено свободному человеку.
Да будет ей пухом земля, равно принимающая всех – и живших, и не живших.