alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

Люблю Париж в начале мая - 3

Окончание. Просто прогулки.


Для мая в Париже было необычно холодно - видимо, сказывались последствия извержения исландского вулкана. А может, таким образом проявлялось глобальное потепление. (Бедные, бедные латиноамериканские коровы! Теперь нобелевский лауреат Ал Гор и вовсе запретит им пускать газы!) Но дождик нам почти не мешал - так, немножко. Мы очень много ходили - по набережным, мостам, по Ситэ, Сен-Жермен, Монпарнасу, Марэ, Латинскому кварталу и Большим бульварам.



Букинисты, правда, торгуют теперь в основном сувенирами. Обратите внимание на плакат с замечательной троицей. Куда там квентине тарантине...



Район бульвара Сен-Мишель - клевое место, молодая публика повсюду, мажор и веселье.



Вот он, кстати, и сам, архангел Михаэль. Повергает, так сказать, злоумышляющего коллегу.



Зато мы ничего не злоумышляли, а потому низвержения не опасались. Садишься себе в кафешке...



и сидишь, фокусируясь то на стакане...



...то на движении города вокруг. Тарапидза нету.



Тут же Сорбонна...



и, само собой, Люксембурский сад...



...где можно просто жить. И декламировать Бродского:

Земной свой путь пройдя до середины,
я, заявившись в Люксембургский сад,
смотрю на затвердевшие седины

мыслителей, письменников; и взад-
вперед гуляют дамы, господины,
жандарм синеет в зелени, усат,
фонтан мурлычет, дети голосят,
и обратиться не к кому с "иди на".

И ты, Мари, не покладая рук,
стоишь в гирлянде каменных подруг -
французских королев во время оно -
безмолвно, с воробьем на голове.
Сад выглядит, как помесь Пантеона
со знаменитой "Завтрак на траве".

Все точно, один к одному. Не соврал, хотя мог бы. Разве что, теперь, обратиться с "иди на" очень даже есть к кому: русская речь звучит вокруг постоянно.



У пруда дети берут напрокат парусники...



...и вперед, в плаванье!



Ну, а мы - тарапидза нету.



и опять - нету.



А это портрет самой фотохудожницы - в тот редкий миг, когда она вынуждена была выпустить камеру из рук. Во-о-он она там, поднимается по лесенке. В следующий момент я буду обруган, а аппарат отбран.



Просто улица (зодчего Франки?):



А это колонна демонстрантов недалеко от музея Родена (куда мы не пошли, потому как сколько можно):



И во Дворец инвалидов мы тоже не пошли, ибо таковыми себя не ощущали, доходившись за неделю до безупречного морально-физического здоровья.



Одна из главнейших парижских достопримечательностей - пирожное абнакнавенное:



Фонари на мосту Александра III. Поганенький был царь, а имя свое, подлец, впечатал накрепко...



И где? Там, где ходят личности совсем другого масштаба. Например, сэр Уинстон Черчилль, не побоявшийся в одиночку противостоять союзу Гитлера со Сталиным, то есть всему евразийскому континенту...



Клемансо...



...и долговязый, хитрый на выдумку де Голль.



Орлеанская Дева - вся в золоте. Ее роль в истории (в отличие от всех вышеперечисленных личностей) уже забронзовела и переплавке не подлежит.



А это авеню Опера и гастроном, куда я утром бегал за круасонами (там они оказались самые вкусные - позор маленьким буланжериям, с которых я честно начал!)



Вид с Трокадеро, где водится огромное количество арабов с модельками Железяки. Огромное!



Понятия не имею, как Томке удалось уловить момент, когда в кадре нет ни одного из этих хамоватых парней, буквально хватающих тебя за рукав. Своей назойливостью они уступают лишь самой Железяке.



Под мостом Мирабо тихо Сена течет,
И уносит мою любовь...

Нет, на фотке не мост Мирабо (он следующий), но переться туда из одной лишь любви к Аполлинеру (скажем, Сена унесла и ее) мы не стали.



По-моему, жест всадника весьма красноречив: он угрожает Железной бальбохе!



Тщетно! Еще час - и она снова зажжется, как новогодняя елка. Прорезала вышка...



А у ей между ног дует, дует ветерок. И толпы... нет, толпища арабов с модельками-сувенирами.



Даже трогательная каруселька не выручает, не спасает от общего ощущения гадливости.



Назад, друзья, назад - туда, где их почему-то еще нет. К этой кафешке у Оперы...



...к Жанне...



...к Нотр Дам



...и снова к Нотр Дам, ночью в дождь:



к химерам...



...и к мандельштамовским строчкам, которые тут сами лезут в голову на каждом шагу:

но чем внимательней, твердыня Notre Dame,
я изучал твои чудовищные ребра,
тем чаще думал я: из тяжести недоброй
и я когда-нибудь прекрасное создам...



А вот Консьержери. Значит, Мария-Антуанетта, значит - Цветаева:

С мундирами шептались Сёстры…
Благоухали Тюильри…
А Королева-Колибри,
Нахмурив бровки, — до зари
Беседовала с Калиостро.



Я ведь предупреждал - литературные ассоциации на каждом шагу, особенно, как стемнеет.
Ну, а это снова наш задний дворик:



Лувр...



Тюильри - закрыт на ночь. "Благоухали Тюильри..."



Тарапидза нету, но поди объясни это времени. Завтра мы берем тачку на стоянке под Мадлен, расплачиваемся в квартирной хозяйкой, и вперед, в Бельгию. Оревуар, Париж в начале мая!



Subscribe

  • Штаны со складкою

    Давайте поговорим о психологии «массы» – во всяком, случае, некоторой ее части. Массу неспроста сравнивают со слабой женщиной, утверждая, что и та, и…

  • Свастика под трилистником

    Прочитал о некой ирландской литераторше, которая запретила переводить на иврит и, соответственно, издавать в Израиле свой модный роман-бестселлер –…

  • Потепление планеты Враньё

    Профессор Фредерик Зейтц, скончавшийся в 2008-ом в возрасте 96 лет, был одним из выдающихся ученых современности, пионером в области физики твердого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments