alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Category:

Люблю Париж в начале мая - 2

Продолжение. Музеи.


На Лувр одного дня безусловно мало. На Лувр нужна жизнь - как на Эрмитаж, Прадо и Уффици. Неделя в Париже тут мало помогает, потому что вся она уходит на восстановление сил после первого же посещения этого мегамузея.



Есть там вещи, которые нравятся всегда, вне зависимости от настроения. Перечислять их - места не хватит. Меня вот особенно привлекает эта заносчивая дама:



А Томка балдеет от желтоватого куска мрамора, про который даже не сразу понятно, что там, и ясно только, что "это" летит, причем не так, как самолет, или птица, или еще что-то от мира сего, а так, как летают в мирах запредельных, с нами обычно не соприкасающихся.



Еще разок - заносчивая дама:



И Ника:



Когда мы подошли к Нике в третий раз, Томка стала искать ракурс, и я на несколько минут выпустил ее из виду, а найдя снова, обнаружил, что она горько плачет. Тут я испугался не на шутку, поскольку вообще-то, взяв в руки аппарат, моя жена имеет обыкновение падать где ни попадя и ломать себе что ни попадя. А в Лувре лестниц - о-го-го, хватает, упасть есть где. И вот, ощупываю я ее в ужасе, каждую секунду ожидая наткнуться на выпирающий из тела кровавый обломок кости, и вдруг она, всхлипывая, лепечет: "Это ж какая она... какая..." - "Кто?!" - "Она..." - и на Нику кивает, и слезы льются ручьем на мраморные луврские полы. Вот как мы по музеям ходим...
А это просто хорошая фотка. Сидит себе у окошка, время от времени поглядывая наружу:



Канову принято ругать за бездушную салонность, а мне нравится.



Вообще-то из Лувра фоток немного, поскольку, как уже было сказано, сил нету никаких. Ну вот еще, пожалуй, любимый моею женой Микеланджело:



...и любимый императором Адрианом красавец Антиной - единственный смертный, заделавшийся богом через задний проход.



А из картин меня на этот раз почему-то зацепила вот эта "Мадонна" Соларио. Сначала я думал, что это только из-за младенца, который уж больно необычно ухватил себя за ногу.



А потом понял, что она мне напоминает что-то совсем из другой оперы. Вот это:



Странно, правда? Вроде и сходства нет никакого... а вот есть. Кстати, о сходстве - вот у этой девушки постоянно падали кисти. Нагнется одну поднять - другую уронит. Я аж устал галантность проявлять. Пришлось попросить Томку зафиксировать ее в неподвижной фотке. Теперь точно не уронит.



А! Кстати о копиях. Я уже говорил, что на Лувр жизнь нужно? Вот еще один пример:



А нижезапечатленное место - кладезь жанровых сценок. Публика там отставлена на почтительное расстояние, но есть и особый служитель, который время от времени проводит поближе к святыне всяких малых, убогих и, возможно, даже сирых. Ибо сказано: блаженны малые, убогие и возможно даже сирые, ибо их подпустят к монолиззи на расстояние плевка. Вот и теперь он силой выхватил из толпы крошечную японочку лет девятисот (ладно, тут я преувеличил - но четырехсот точно) и заставил ее просеменить мимо картины. Бедняжка чуть не померла со страху, но видеокамеры из рук не выпустила.



Вид с галереи:



Вообще, чуден Лувр с любую погоду и в любое время суток.



А гуляли мы там, как уже говорилось, ежедневно. Поскольку все это было всего лишь нашим задним двориком. В шлепанцах выскочишь, полюбуешься и назад:



Про пирамиды я, кстати, так для себя и не решил. Временами они кажутся чудовищно неуместными. А временами - ничего страшного.



Но хватит о Лувре. Орсэ нас разочаровал: там проводят большую реконструкцию, часть залов закрыта, мой любимый "Анжелюс" куда-то уехал.



Зато попали наконец в Помпиду. До этого все никак не получалось - то времени не хватало, то забастовка, то еще что.



Пришли туда к открытию, слишком рано, так что посидели еще полчаса в близлежащем кафе, глазея на ленивый утренний Марэ.



К музеям современного искусства у меня отношение непростое. Каждый раз, выходя оттуда, я даю себе слово больше не ходить в подобные места. Людей откровенно дурят; неприятно в этом участвовать да еще и за билет платить. Но мерзавцы предусмотрительно разбавляют мерзкий писсуарный поп-арт, порнографию и всевозможный металлолом несколькими шедеврами. Помню, в Амстердаме, миновав десятки залов, наполненных претенциозными инсталляциями и видами детородных органов, я вдруг наткнулся на чудесного раннего Малевича - еще до квадратов и прочего концептуального безумия. То же и в Нью-Йорке. Помпиду не стал исключением. Хотя, само собой, уже при входе нас ожидал традиционный мотив "современного искусства": мятущаяся душа художника выражает свое презрение к миру пошлости и стяжательства принципиально по-обезьянни, то есть посредством демонстрации гениталий. Своих собственных, подруги, друга, а то и совместно, в художественном зацеплении.



Детей, кстати, пускают бесплатно, так что училки в массовом порядке водят по этим залам целые выводки разноцветных восьмилеток. Формируют вкус.



Вот это произведение искусства - ряд снимков мрачной художницы с еврейской фамилией (почему-то среди подобных мошенников преобладают именно евреи) и мохнатой промежностью. Сбоку висит объяснительная записка (современное искусство вообще без объяснительной записки - никуда). Пришла девушка в порнокинотеатр, надела штаны с вырезом промеж ног и стала ходить по рядам. Мол, зачем смотреть на экран, если можно прямо здесь вживую потрогать, а то и засунуть. Якобы, ошарашенные от встречи с искусством зрители молча вставали и уходили - так написано. "Перформанс" это все называется и висит в музее.



Есть шедевры и попроще (видимо, не у всех промежность достаточно мохната для качественного самовыражения). Например, вот этот склад формайки, занимающий целый зал:



И, конечно, писсуар, как же без писсуара-то? Такой же, как в сортире, только в качестве художественного экспоната.



Ну и так далее. После этого всего душа лежит даже к Леже.



А дальше, уже добравшись до настоящего, начинаешь радоваться. Тут тебе и замечательный Кандинский...



...и превосходный Шагал...



...и еще много чего. Да и здание само по себе интересно. Замысел и понятен, и виден, и реализован. Что не делает его менее идиотским.



Для показа внутреннего мира современной цивилизации вовсе необязательно развешивать кишки на бельевой веревке.



Хотя смотровая площадка там очень даже хороша. И виды открываются замечательные.



Еще одним нашим музейным посещением было кладбище Монпарнас. Что сказать? Пер-Лашезу оно в подметки не годится, но все равно интересно. В сторожке дают план-карту, можно сесть и наметить маршрут. Хотя бы здесь, на скамеечке у самого входа, где рядышком разлегся Жан-Поль Сартр со своей подружкой Симоной.



Бодлер, едва заметный среди прочих родственников:



Зато у дальней стены ему отгрохали отдельный памятник - не хухры-мухры.



На могиле Алехина - шахматная доска, можно сыграть с чемпионом мира.



Могила архитектора Шарля Гарнье - автора знаменитого здания Оперы - в постыдном запустении. Если бы чья-то сердобольная рука не подновила фломастером имя - не нашли бы.



На Пер-Лашезе не зарастает народная тропа к Джиму Моррисону и гейская - к Оскару Уайлду. Здесь же объектом паломничества пока что является могила Сержа Гинсбурга (автора знаменитой Je t'aime



и менее знаменитой, но куда больше говорящей моему сердцу le Sable d'Israël





Тут мы с Томкой пожалели, что не привезли Сереже даже камешка на могилу. Вообще, на кладбища нужно приходить с подарками, а не только с фляжкой виски и бутербродами. Алехину можно было бы подарить ферзя, Бодлеру стишок, Сартру с Симоной - красное знамя с ленинским профилем, а вот Сереже и Дрейфусу - по камешку из Земли Обетованной. Вот, кстати, и могилка невольного отца сионизма:



Ну и, завершая музейно-некропольную тему - Пантеон, в котором мы тоже оказались впервые.



Что сказать... удручает. Нет, само-то здание хорошо: прекрасный купол и затейливый интерьер - взгляните хотя бы на эту игру арок...



...и маятник Фуко будит детские воспоминания об Исаакиевском соборе...



Но сам некрополь... Нет, конечно, тут и там встречаешь достойных людей: то Вольтер попадется,



то Руссо,



то Дюма, Гюго и Золя в одном флаконе...



но в общем и целом эти депрессивные коридоры посмертной славы...



...отданы всевозможным сенаторам, генералам, кардиналам и министрам - пыли и праху духа человеческого. Они - в Пантеоне, а Мария Каллас - под крошечной дощечкой в углу колумбария Пер Лашез, убогая могилка Модильяни почти провалилась (там же), а имени старины Гарнье уже не разобрать на кладбище Монпарнаса. А ведь он вот что сотворил, тот самый Гарнье:



Где он, и где они? А впрочем, все закономерно: кто их иначе вспомнит, этих генерал-сенаторов - хотя бы и с недоуменным пожатием плеч?

Subscribe

  • Петров и Боширов

    Тема Петрова и Боширова вновь обрела актуальность. Если кто помнит, два года назад я приветствовал двух этих героев невидимого фронта в стиле Д.…

  • Ищут пожарные, ищет милиция...

    Ищут пожарные, ищет милиция, ищут мужчины с серьезными лицами, ищут давно и не могут найти парня, с фамилией то ли «Пути…», то ли «Стали…», то ли…

  • Торжественная ода

    Торжественная ода по случаю триумфа В.В.Путина на саммите "Большой Двадцатки" Вову выгнали из рая, Детям радостно без Вовы, Он в песочнице играет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments