alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

Большое французское путешествие - 2

Шартр - замки Луары - Ле Ман - Коннель - Дьепп - Этрета - Руан - Онфлер - Живерни - Монт-Сен-Мишель - Сен-Мало - окрестности Сен-Мало - Анжер - Черный Перигор - Сарла - Конк - долина Тарна - Ле Пюи - ночной Лион - Лион - Перуж - Бон - Дижон - Реймс - Типа трики.



Замки Луары интересны даже не столько архитектурными и эстетическими достоинствами, сколько историческим и литературным фоном. Валуа, Бурбоны, Медичи, Гизы. Дюма, Мериме, Ронсар. Католики и гугеноты. Атос, Портос, Арамис.
Первым по очереди с севера на юг у нас значился Шамбор. На картинках он выглядел просто картинкой. Увы, как это часто бывает, действительность оказалась много скучнее.



Замок напоминает игрушку избалованного ребенка: дорогую, накрученную, но абсолютно бесполезную, которую и в руки-то никто не берет. "Охотничий домик", выстроенный молодым честолюбивым королем Франсуа I исключительно из желания заесть неприятный вкус унижения от не вполне удачной борьбы за европейское лидерство с императором Карлом V. Огромные комнаты, в принципе неотапливаемые. Положение на отшибе (рядом ни деревеньки, ни городка - а значит, ни одного потенциального кормильца). Жить здесь невозможно, да никто и не жил. Приезжали двором на несколько дней, привозя с собой продукты, шпаги и духи. Съедали жратву, развлекались дуэлями, глушили дурные запахи годами немытых тел и уезжали назад - в Париж, в Блуа, в Фонтенбло, в Версаль... Зачем здесь эта куча камней, почему? Поистине памятник пустому тщеславию.



Вблизи, в натуре замок даже не слишком привлекателен: приземистый, обтекающий излишествами, как кремовый торот - калориями. Думаю, ни Франсуа, ни Луи XIV не задерживались здесь достаточно долго, чтобы успеть попозировать для парадного портрета с убитым кабаном. Нам было проще: затвор томкиного аппарата куда быстрее кисти придворного художника. Мы сфотографировались и поехали дальше - в Шеверни.



Шеверни - уже совсем другая штука, полностью аутентичная. Место, вполне пригодное для вкусной и красивой жизни. Там, собственно, и жили еще лет тридцать назад. Огромное, богатое поместье.



Не знаю, есть ли в графском парке старый пруд где лилии цветут, и бежит ли к нему с изменившимся лицом несчастная графиня, но соответствующая легенда таки да, имеется. Не слишком, правда, оригинальная: про покинутую хозяином молодую жену и ее молодого любовника, поплатившихся жизнями за то, что является естественной потребностью, но отчего-то постоянно наказуется - то так, то эдак. В данном шеверневом случае некстати вернувшийся граф заколол любовника шпагой, а змеюку-графиню отравил, сочтя ее недостойной умереть от благородной стали своего клинка. Замечу, что точно такой же рассказ сопутствует каждому второму замку, причем непременно - с привидением. Если и не сама графиня, то уж во всяком случае ее беспокойный дух все с тем же "изменившимся лицом" все так же "бежит пруду" по мрачным коридорам и темням анфиладам. В Шеверни комнаты и коридоры вполне жилые, светлые, а потому привидений там не водится. А водятся вот такие лошадки времен Второй Империи в детской:



вот такие ломберные столики, раскладывающиеся конвертом в бибилиотеке:



вот такие гобелены удивительной сохранности и свежести в гостиной:



а также вот такие огромные рога на лестнице:



Похоже, и впрямь, графиня старалась, не покладая (или не расслабляя?) живота. Рога у графа получились на славу. Вокруг дворца тоже небезынтересно. Вот это, например, действующая конюшня. Красная сыпь в бассейне для мытья лошадей - рыбки.



А это - псарня с красивейшими гончими:



В данный момент они ждут кормежки. Еда, как видите, уже разложена внизу: комбикорм вперемежку с сырыми кроличьими тушками.



Бедняжки ждут, переминаясь с ноги на ногу. Нетерпеливое повизгивание слышно даже на снимке.



А это ворота поместья, из которых мы вышли с заметно улучшившимся настроением.



А выйдя, отправились прямиком в славный город Блуа. Что за звук! Сколько ассоциаций! Если помните, там располагался замок графа де ла Фер (на иврите: "граф, зе ло фер!") ака Атос. Там построил свой замок Луи XII. Там размещался королевский двор во времена Религиозных войн 16-го века. Там - из песни слова не выкинешь - случился в 1171 году один из самых кровавых "кровавых наветов", когда все еврейское население Блуа (несколько десятков человек, включая стариков и младенцев) было сожжено на костре по обвинению в ведьмовстве и ритуальном убийстве.
Здесь Вийон написал своею знаменитую балладу "На поэтическое состязание в Блуа" (видимо, в честь рождения дочери герцога Карла Орлеанского в 1457 году):

От жажды умираю над ручьем.
Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошел, везде мой дом,
Чужбина мне - страна моя родная.
Я знаю все, я ничего не знаю.
Мне из людей всего понятней тот,
Кто лебедицу вороном зовет.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду.
Нагой, как червь, пышней я Всех господ.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Я скуп и расточителен во всем.
Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз - я вижу розы мая.
Долина слез мне радостнее рая.
Зажгут костер - и дрожь меня берет,
Мне сердце отогреет только лед.
Запомню шутку я и вдруг забуду,
Кому презренье, а кому почет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю.
Я ночью бодр, а сплю я только днем.
Я по земле с опаскою ступаю,
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
Я знаю, что полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где причуда?
А сколько истин? Потерял им счет.

Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Не знаю, что длиннее - час иль год,
Ручей иль море переходят вброд?
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Вот он, Блуа и его старый мост через Луару, по которому когда-то стучали копыта мушкетерских лошадей, а теперь прошелестели шины нашего дизеля:



Улица в Блуа (как видите, копыта тут пока еще не совсем перевелись):



Площадь перед знаменитым замком. Сюда заманил Генрих III своих врагов - вождей Католической лиги герцога Гиза и его брата, кардинала Лоррена - якобы, для участия в сессии Генеральных Штатов, а на деле - для вероломной расправы.



Фасад замка с конной статуей Луи XII. Кстати, расправу с Гизом и его людьми учинили так называемые "Сорок Пять" - королевская гвардия Генриха, которую он набрал из обедневших безземельных дворян (в основном, гасконцев). Набрал и облагодетельствовал, за что служили они ему верой и правдой. Почему их было именно сорок пять? Наверное, потому, что работали ребята в три смены - по пятнадцать зараз за раз. Именно они стали прообразом известных персонажей Александра Дюма.
Потом, когда Генриха III зарезал (в отместку за Гизов) некий (позднее канонизированный) католический монах, "сорокапятники" перешли по наследству к Генриху IV Наваррскому, который также впоследствие был зарезан - так и хочется сказать "в свою очередь". "Ужасный век, ужасные сердца!"



Погуляв по Блуа, мы двинулись дальше на юг, в сторону не менее памятного Амбуаза. По дороге мимоходом навестили Шамон. Вот он какой:



А это Луара напротив, и стилизованные под средневековье кораблики для туристского увеселения:



Амбуаз же - дело серьезное. Здесь одна из самых самых сучьих сучек мировой истории, кровавая интригантка и отравительница, движущая сила Варфоломеевской ночи Екатерина Медичи выкармливала всех своих щенков: будущих королей Франсуа II, Карла IX, Генриха III, Маргариту де Валуа (более известную как "королева Марго"). Здесь разыгрались кровавые события "Амбуазского заговора". Тот самый герцог Гиз, которого впоследствие убили вместе с братом-кардиналом в Блуа, был тогда фактическим правителем Франции при несовершеннолетнем Франсуа II (женатом, кстати, на гизовой племяннице, дочери шотландского короля Марии Стюарт - еще одной трагической фигуре 16-го века). Гиз прослышал о заговоре гугенотов и заблаговременно перевез королевский двор в хорошо защищенный Амбуаз.



Тем не менее, гугеноты штурмовали замок и потерпели поражение. Вот на эти неприступные стены они лезли в поисках лучшей доли:



С этих же стен они потом и свисали. Гиз-победитель учинил жестокую расправу над всеми участниками заговора. По разным свидетельствам, от 1200 до 1500 гугенотов были развешены на железных крюках по периметру замка. Это, собственно, и стало концом славной истории Амбуаза - непереносимый запах разлагавшихся трупов вынудил двор окончательно покинуть проклятое место.

Нельзя не упомянуть и о рр-революционерах, и снова - в контесте грабежей и разрушений, которым подверглись все вышеупомянутые замки в 90-е годы 18-го века. Драгоценные полы и мебель Шамбора, Блуа и Амбуаза были выломаны революционными гуманистами на дрова.

А еще тут на каждом шагу назойливо поминают Леонардо да Винчи, который и в самом деле прожил с сердечным другом графом Мельци свои последние три года именно в Амбуазе, приехав сюда по приглашению Франсуа I (король был помешан на итальянском Возрождении). Чего здесь только флорентийцу не приписывают: любая примечательная штука (типа винтовой лестницы Шамбора) либо сконструирована по проекту Леонардо, либо, по крайней мере, вдохновлена его гением. Такая вот туристская байда. Но нам на это отвлекаться было совсем не с руки. Нас ожидала Нормандия - с короткой остановкой в Ле Мане.

Subscribe

  • О долге

    В продолжение темы долга антисемитской Европы перед моим народом. Меня иногда спрашивают: когда ты перестанешь талдычить об этом? Сколько можно?…

  • О Польше и польской правоте

    В нынешнем скандале с принятым в Польше законом и последующим «полу-разрывом» дипотношений обращают на себя особое внимание голоса еврейских…

  • Hit & Run

    Если бы Ноб. лауреат был жив, он, конечно, написал бы по этому случаю что-то вроде: Не выходи из комнаты, не совершай ошибку – И не смотри “Hit &…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments