alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

Люблю Париж в начале мая - 1

Пора уже и выложить фотки наших парижских-амьенских-антверпенских-левенских прогулок. Сделаю это в несколько приемов, потому как очень много нащелкано. Места все известные, так что новизны никакой не обещаю - у самих у вас, наверное, подобным добром не один альбом забит. Фотки все не мои, но жены моей Томки, при коей я верным оруже- (а также аппарато- и штативо- -носцем) состоял. В общем, кто не спрятался (а напротив, открыл и стал ждать мучительно долгой загрузки страницы) - я не виноват.
Засим начнем, благословясь.


Париж, как никакой другой город, полон литературными ассоциациями. Поэтому прежде, опьяненные вкрадчивым воркованием таких слов, как "Монмартр" и "Сакре-Кёр" мы непременно попадали то в Шхем, то в Газу - и никакая израильская канонерка даже не думала оторвать зада от причала, чтобы силой оружия остановить этот самоубийственный заплыв.
На этот раз, чтобы не повторять прошлых ошибок, мы нашли место в максимальной близости к парижскому центру тяжести - Лувру. Рю де Ришелье, 23, вот здесь:



Понятия не имею, когда благодарные парижане успели повесить по поводу нашего приезда мемориальную доску, которая видна на снимке между окнами первого этажа. Наверное, ночью, пока мы спали. Улица Ришельевская упирается отнюдь в Дерибасовскую, а вовсе даже в Риволи, а перейдя через Риволи - в Лувр, видный на снимке вон там, в торце, метрах в трехстах от моих стоптанных сандалий. Бежевый такой, с арками в две скрижали - это он и есть, Лувр-батюшка. А напротив нашего подъезда, наискосок, метрах эдак в ста - Пале-Рояль и Комеди Франсез. О близости к которой свидетельствует вот этот мраморный Мольер:



И, чтобы уж покончить с Пале-Роялем, вот тамошний "сретенский двор":



Понятия не имею, в чем тут сермяга, и сколько зебр пришлось убить, чтобы натянуть их кожу на все эти калабахи. О, как жесток был кардинал Ришелье! Не зря мы так сочувствовали трем А и одному д'А.



А еще там шкодный фонтан: шары плавают по воде и по воле ветра -



Вот они вблизи, и Пале-Рояль отражается в них "на шару":



Но центром тяжести (или притяжения?), а также важнейшим из всех искусств для нас являлся, как уже было объявлено, Лувр. Понятно, что мы не полезли в него сразу, подобно грубым насильникам, а принялись кружить вокруг да около. Типа любовной прелюдии. Кстати, обратите внимание на почти полное отсутствие очереди. Май, однако.



Крутобедрая Помона была немало удивлена нашей нерешительностью.



Их там вообще, этих майолевских помон-путан полный тюильри. И все с яблоками. И все в кустах видали нашу прелюдию. Но мы, не поддаваясь французскому лекомыслию, твердо держались намеченной линии.



Что-то напоминает эта воздушная девушка, правда? -



В мае грунтовые парижские аллеи еще не пылят, лежат себе и не рыпаются. А еще месяцок-другой - и восстанут мелкой противной взвесью вперемежку с туристским потом, кровью и слезами. Пока же по Тюильри гулять одно удовольствие.



Конечно, непременная карусель - как же без нее во Франции:



У нас впереди была целая неделя, так что "тарапидза нету", как говорил один умный китаец (не Конфуций ли?). Согласны? Значит, нам - на площадь Согласия.



Сюда, к этому фаллическому символу фараоновой власти мы еще приходили не раз: Томку все тянуло к тамошним перспективам. Но перспективы, как известно, всегда обманывают, поэтому она вечно жаловалась, что снимки не получаются так, как ей хотелось бы и приходилось возвращаться к чертову обелиску снова и снова. Может, это и есть "проклятие фараона"?



Площадь и в самом деле не хилая. Вообще идея трех арок (Карусельной, Триумфальной и Дефанса) на одной прямой выглядит замечательно.



Так что я уж тут сразу выложу все площаде-соглашательские снимки, чтоб больше не мучиться. А вы не спорьте, поскольку место не позволяет.







Тут (ниже) у Томки чувствуется влияние постимпрессионистов. Дюфи? Вламинк? Ох, вламил бы я этому вламинку... хотя на самом деле таскать штатив было отнюдь не тяжело, особенно если уравновешивать его фляжкой с вискарем.



Проклятие фараона золотыми буквами (или как их - иероглифами?)



А тут видна эта чертова бальбоха. Нужно сказать, что прежде Эйфелева башня меня совсем не раздражала, а в этот приезд как ни взгляну - все плюнуть хочется. Какая-то она стала приземистая, обрюзгла, состарилась. Набалдашник этот на самом верху - как бородавка на прости Господи. А как стемнеет - ну прожектором крутить - ни дать ни взять вохровец с вышки по кустам шарит. Хошь не хошь, запоешь: "Прорезала вышка по небу лучом..." А песня-то дурацкая, и раздражение от того еще больше. "Как бы нам придумать ком-про-мисс..." Про какую мисс, спрашивается, и какой ком, и ком чего, и на фига его придумывать? Тьфу, короче говоря.



Не зря золотой дельфин на предыдущем снимке так рвется из рук черной хвостатой тети: "Не хочу смотреть на эту железную дуру! Пусти! Не хочу!" А она ему: "Смотри, гад, смотри!" Вредная то есть. И куда только конная полиция смотрит?



Чтобы выпить кофе на Елисейских полях, мы взяли ссуду в банке. За нами сидела арабская пара - он в усах, она в хиджабе и, не переставая, скандалили с этой симпатичной официанткой. В итоге пришел старший по профессии - тоже в усах - и сурово отчитал девушку за неуважении к титульной нации.



На Дефансе мы еще не были, а потому поехали туда почти сразу. И не пожалели.



Это все арка:







Но аркой отнюдь не ограничивается. Вот, к примеру, палец в небо. Не средний, что выглядело бы грубо, хотя и очень по-французски, а большой (мол, окей, гайз) - то есть как-то неуместно, чуть ли не по-американски.



И статуи стоят человеконенавистнические. Мужик голышом - голова ма-ахонькая, а гениталии агроменные - дабы сразу было ясно, чем именно определяется мужское поведение. И тетка - та ваще без головы, зато с крыльями. Вот она тут, гляньте. Почему же, вы спросите, тетка не взлетает, коли она без головы, но с крыльями? А вы приглядитесь: мужик, подлец, ее за ногу ухватил и не пущает!



А на интересном месте у ней - Медуза Горгона. Я это так истолковал: ежели кто (или что) эту горгону узреет, то тут же превратится в камень, затвердеет то есть.



А это - дружеская беседа Глокой Куздры с Букой-Закалякой.



Просторы там неохватные, много необычных поверхностей, линий - глаз радуется.















А в перспективе - Триумфальная, и еще дальше - площадь Согласия, Карусель, Лувр.



Ну и конечно бальбоха железная торчит. Как же без нее...



А это называется "Садовый лимузин":



Все, для первого раза хватит.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments