alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Category:

О переводах

Обнаружив интерес некоторой части друзей-читателей к накопившимся у меня переводам ивритской поэзии, я расширил и упорядочил соответствующую страничку своего сайта alekstarn.com
- добавил в раздел Леи Гольдберг стихи, недавно опубликованные в нью-йоркском журнале «Интерпоэзия»
- открыл новый раздел с переводами из Шауля Черниховского
- открыл новый раздел с переводами из «Седьмой колонки» Натана Альтермана (в сопровождении поясняющих очерков) – для тех, кому не досталась книга «История, оперенная рифмой».

Вот адрес страницы: http://www.alekstarn.com/stix.html
Обещаю обновлять ее содержимое по мере появления новых переводов.

Ну и коли уж зашла речь о переводах: на днях прочитал в один присест увлекательную книгу Андрея Азова «Поверженные буквалисты» (М., 2013), изданную Высшей школой экономики (хотя, при чем тут экономика?).

Оказывается, в нейтральной, казалось бы, области советского литературного перевода кипели ничуть не меньшие страсти, чем в оригинальной литературе и в музыке (взамен которых крайне несознательные формалисты учиняли преступный «сумбур»). Сражение шло между т.н. «буквалистами», которые полагали желательным посильное соответствие перевода оригиналу, и «реалистами», то есть теми, кто считал своим партийным и человеческим долгом отражать прежде всего историческую «реальность», а уже потом заботиться о каком-либо сходстве.

Типа, ежели переводишь какого-нибудь Байрона или Диккенса, то следует особо выделять фрагменты, демонстрирующие прогрессивный переход к реализьму, а вот пережитки обветшалого романтизьма (первого) или буржуазного гротеска (второго), напротив, затушевывать. А ежели строфа-другая или абзац-другой не соответствуют марксистской диалектике истории, то не грех её (строфу, а не, упаси Маркс, диалектику) и опустить вовсе.

Победили, конечно, сами понимаете кто. С конца 30-х «буквалистов» (Г. Шенгелия, Е. Ланна и др.) гнали в хвост и в гриву, зато «реалисты» (К. Чуковский и его дочь Лидия, Самуил Маршак, Нора Галь и многие-многие другие равноуважаемые семьи) усердно следовали непререкаемой партийной линии. Был у них и свой «теоретик Лысенко» – человек по имени Иван Кашкин (с ударением на последний слог). Скажу честно: до прочтения этого в высшей степени доказательного исследования я полагал советскую школу литературного перевода чем-то совсем-совсем иным. Неужто и тут гордиться нечем, душенька Софья Власьевна?

В заключение несколько занятных цитат из книги Азова.

Фридрих Шлейермахер (1813): «Переводчик либо оставляет в покое писателя и заставляет читателя двигаться к нему навстречу, либо оставляет в покое читателя, и тогда идти навстречу приходится писателю. Оба пути совершенно различны, следовать можно только одним из них, всячески избегая их смешения, в противном случае результат может оказаться плачевным: писатель и читатель могут вообще не встретиться».

Дневниковая запись К.И. Чуковского от 12 ноября 1918 г. (после заседания по созданию изд-ва «Всемирная литература»): «На заседании была у меня жаркая схватка с Гумилевым. Этот даровитый ремесленник вздумал составлять Правила для переводчиков. По-моему, таких правил нет. Какие в литературе правила — один переводчик сочиняет, и выходит отлично, а другой и ритм дает и всё, — а нет, не шевелит. Какие же правила? А он — рассердился и стал кричать. Впрочем, он занятный, и я его люблю».

Михаил Гаспаров: «Перевод – это всегда насилие или языка подлинника над родным, или родного языка над подлинником».

Георгий Шенгели: «Точность может быть «смысловая»: сказано ТО ЖЕ. Точность может быть «стилистическая»: сказано ТАК ЖЕ. Точность может быть «телеологическая»: сказано ДЛЯ ТОГО ЖЕ (очаровать, увлечь, зарисовать, ошеломить, высмеять, прославить, заклеймить и пр.). Оригинал являет неразрывное единство всех элементов, но перевод, который неизбежно лишь вариация, это единство не всегда осуществляет. Можно дать смысловую точность, но сфальшивить стилистически, явив вместо звучного стиха, смелого слова, яркого образа, упругой фразы вялую и тусклую их интерпретацию... Возможно обратное: хороший стих, язык и пр. — и лишь отдаленное приближение к смыслу... Возможно и третье: перевод будет достаточно точен по смыслу и верен стилистически, но утратит то очарование, или гнев, или призыв, которые содержатся в подлиннике».

К последнему мнению я присоединяюсь полностью. Очень точная формулировка получилась у этого несознательного «буквалиста». Не зря, видать, Георгий Аркадьевич использовал псевдоним «Сержант Снайперенко». В общем, если не вернусь из боя, прошу считать меня буквалистом.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Повесть о ненависти и тьме - 5

    Окончание 5-серийного мини-доку-сериала о покойном писателе Амосе Клаузнере-Озе и социально-психопатическом типе, ярким представителем коего он был в…

  • Повесть о ненависти и тьме - 4

    Продолжение 5-серийного мини-доку-сериала о покойном писателе Амосе Клаузнере-Озе и социально-психопатическом типе, ярким представителем коего он был…

  • Повесть о ненависти и тьме - 3

    Продолжение 5-серийного мини-доку-сериала о покойном писателе Амосе Клаузнере-Озе и социально-психопатическом типе, ярким представителем коего он был…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment