alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Categories:

У лукоморья дуб кошачий…

Знаменитая мафиозная формула «ничего личного – это всего лишь бизнес», должна была, по идее, служить последним утешением тому, кого уже в следующее мгновение топили, расстреливали, душили или кошмарили каким-то иным, более изощренным способом. Мол, сам-то ты вполне приятный дружбан, но дружба дружбой, а дела делами, так что извини. Зато наш, израильский избиратель кошмарит собственную страну, исходя из прямо противоположных соображений. Мы выбираем свое будущее правительство по принципу «только личное – и никакого бизнеса».

Одни содрогаются от ненависти: «Только не Биби!», другие вздыхают: «Если не Биби, то кто же?», третьи болеют по-спортивному безоглядно: «Биби, вперед!» В этой ситуации заведомо бесполезны какие бы то ни было разговоры о предвыборной программе, бюджете, реформах, арабской угрозе, иранском атоме и прочем скучном бизнесе. Израильский избиратель плевать хотел на бизнес. Куда важнее, на сколько килограммов прибавила Сара с момента предыдущей кампании. Таким образом, выражение «электоральный вес» имеет у нас буквальное значение.

И это не столь глупо, как может показаться на первый взгляд. Ну какой смысл читать партийную программу, если заранее известно, что речь идет о пустых обещаниях, которые летят в корзину уже на следующий день после выборов? На черта вникать в статьи бюджета, который так или иначе определяется несменяемым составом старших чиновников Минфина (кто бы из политиков ни сидел при этом в кресле министра)? Зачем мечтать о реформах, которые так или иначе будут торпедированы реально находящимся у власти финансовым, культурным, судебным, военным, бюрократическим истеблишментом? Будем смотреть фактам в лицо: свобода действий любого израильского премьера крайне ограничена; по сути, в нашем лукоморье он сидит на цепи, надежно прикованный к дубу кодлократии – то есть системы правления левой олигархической кодлы.

Если бы меня попросили изобразить в живописном виде израильскую политическую систему, то я бы нарисовал следующую картину: дуб, цепь, на цепи – премьер-министр, символизирующий правительство и кнессет, а вокруг – пригревшиеся на солнышке жирные коты-людоеды: антиизраильская «гуманитарная» профессура, судьи-узурпаторы из БАГАЦа, продажная левацкая пресса, коррумпированное высшее чиновничество, вросшие в «систему» местные тайкуны, дутые деятели левой «культуры» и прочие кровососущие паразиты.
Когда правительство левое, то оно также представлено котом – не слишком ученым, но все равно, во избежание неожиданностей, исправно ходящим по цепи кругом. Глядя на цепного собрата, окрестные жирные коты умильно жмурятся и мурлычат: потерпи, мол, еще немного, коллега, – в конце каденции вернешься к нам, на заранее пригретое местечко, а пока подмахни вот эту бумажку и вон тот документик, мурр-мяу.
Когда правит Ликуд, то на цепи сидит вроде бы собака, вот только вид у нее отнюдь не дворовый, а прямо скажем, комнатный, несерьезный, так что издали эту писклявую болонку вполне можно принять за ту же кошку. И хотя это жалкое существо ничем не угрожает вельможным котам, последние, дабы не терять боевой формы, сопровождают всю «собачью» каденцию враждебным шипением, воем и угрозами. Более того, время от времени какой-нибудь прокурорский котяра лениво поднимается с места, потягивается и, подойдя к скулящей собаченции, ударом когтистой лапы в кровь расцарапывает ей морду. Просто так, чтоб знали свое место, суки. Жирные коллеги встречают это событие одобрительным урчанием, и кот-прокурор, гордо задрав хвост, возвращается к себе.

До бизнеса ли при таком положении дел? Нет, ребята, вопрос именно и только личный – личный, и никакой другой. Вопрос в ЛИЧНОСТИ животины, которая будет сидеть у дуба. Многим из моих единомышленников кажется, что выбор тут сугубо между котом и собакой – любым котом и любой собакой. Но есть шпицы и болонки, которые хуже котов: слабые, дрожащие, послушно исполняющие волю жирной кошачьей кодлы и лишающие нас с вами нашей воли к сопротивлению. Даже самый отвратный кот будет лучше ТАКОЙ псевдо-собаки. Тогда мы, по крайней мере, будем избавлены от унизительных моментов тягостного недоумения, один из которых нам довелось пережить на прошлой неделе, – я имею в виду позорный фарс с увольнением и последующим возвратом жирно-кошачьего жюри жирно-кошачьей литпремии. Тогда, избавившись от пагубной иллюзии пребывания «наших» у власти, мы сможем, наконец, составить внятную оппозицию мерзкой израильской кодлократии. Тогда, мобилизовав все силы, мы наверняка сможем выдвинуть из рядов объединенной национально-ориентированной оппозиции настоящего лидера, а не бледную карикатуру на него, несчастного мямлю, который сегодня в очередной раз вымаливает у нас наше электоральное доверие – доверие, трижды обманутое во время прежних каденций якобы «нашего» якобы «правления».

Но на кой хрен нам сдался этот ссыкливый ликудный шпиц? Нужен-то не он. Нужен-то мощный овчар-волкодав с сильными ногами и крепкой спиной – такой, который, если не сорвется с цепи, то хотя бы нагнет-раскачает дуб, распугав жирных котов и положив начало реальному демократическому правлению в нашем кодлократном израильском лукоморье. И если кому-то кажется, что такого пока еще нет в наличии, то это не повод снова сажать к дубу вот уже троекратно обосравшегося шпица. Он сейчас только мешает – мешает натаскивать другого, настоящего. Потому что национальному лагерю требуется именно настоящий лидер, по-настоящему смелая и сильная личность. Только личное – и никакого бизнеса.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments