alekstarn (alekstarn) wrote,
alekstarn
alekstarn

Танец Хантингтона и Фукуямы на Крещатике

«Конфликты в современном мире происходят на линиях культурных разломов» – эта парадигма, впервые сформулированная Самуэлем Хантингтоном в начале 90-ых, давно уже является общепризнанной. Общепризнанной не в том смысле, что все с ней согласны, а в том, что ее значимость доказана, в том числе, и яростными нападками на нее со стороны идеологических противников покойного гарвардского профессора. В самом деле, основываясь на этом подходе, Хантингтону удалось предсказать многие нынешние конфликты, включая столкновение Западной и Исламской цивилизаций (статья 1993 года, а чуть позже и книга, так и назывались – «Столкновение цивилизаций»).

Слово «культура» в вышеприведенной формуле понимается, конечно, в самом широком смысле – не только театр, литература и телевизионные ток-шоу, но и религия, быт, язык, традиции… – то есть все то, что формирует объем нашего мировоззрения, нашей ментальности. По Хантингтону, сутью любого современного конфликта является столкновение разных культурных менталитетов – не более того. Что, в принципе, верно и относительно нашей бытовой ссоры с «некультурным» соседом по лестничной площадке: на деле он отнюдь не «некультурен» – он, скорее, «инокультурен», а потому неприемлем с нашей точки зрения.

Все это общеизвестно. Но вот вопрос: как выглядит с позиций парадигмы Хантингтона нынешний российско-украинский конфликт? Напомню, в своей книге Хантингтон предсказывал раскол Украины на две части – аккурат по линии культурного разлома между западными и восточными областями. Что ж, поначалу казалось, что жизнь подтверждает его правоту. Фронт политической схватки в Украине проходил именно там, куда определила его гарвардская парадигма: «западенцы» против «православных», союз с Европой против союза с Россией. Культурную основу внутриукраинского конфликта подтверждало, среди прочего, и то, что в фокусе борьбы оказался вроде бы незначительный вопрос о языке.

Но затем грянул Второй Майдан, и все волшебным образом переменилось. Судя по тому, что приходится слышать и читать, в исконно «русских» (имеется в виду – по культурной своей основе) областях Украины наметился поистине тектонический сдвиг в сторону смены культурной ориентации. Почему тектонический? Потому, что человеческая культура – вещь крайне инертная. Чтобы развернуть этот тяжелый линкор, требуется не одно десятилетие (даже при нынешних стремительных темпах развития). И, тем не менее, это похоже на факт: бывшие «восточные» украинцы все больше и больше ассоциируют себя с «западенцами», с Европой, с некогда чужой (а часто даже и враждебной) культурой.

Если это действительно так, то мы стали свидетелями необыкновенно интересного явления. Ведь парадигма Хантингтона тем и не нравилась многим, что как бы закрепляла незыблемость конфликтных ситуаций. В самом деле: если культурная ориентация не подлежит изменению, а конфликт всегда проходит по линии соприкосновения разных культур, то конфликтам суждено продолжаться вечно. И вот, на тебе – Украина! На тебе – смена культурной ориентации, причем смена кардинальная, с разворотом на 180 градусов, с кровопролитием, со жгучей ненавистью по отношению к прошлому родному культурному лону!

Это означает, что парадигма Хантингтона нуждается в исправлении – вернее, в дополнении. Похоже, в нее следует включить еще и такое понятие как «экспансия культуры». Ведь именно это и происходит к югу от Москвы. Налицо экспансия западной культуры в заповедные области культуры русской.

Напомню: речь идет не о государственных границах – тут все понятно. С точки зрения принципа нерушимости государственных границ, Россия – несомненный агрессор. Но, как уже объяснено выше, мы смотрим на происходящее исключительно под углом хантингтонской парадигмы. Мы говорим о совсем других границах – культурных, то есть тех самых, вдоль которых суждено тлеть долговременным очагам потенциально кровавого раздора. Верно, никто и никогда не устанавливал принципа нерушимости этих границ. Верно, никто и никогда не подписывал соответствующих соглашений и договоров. И, тем не менее, если именно эти (а не государственные!) границы то и дело превращаются в линию фронта, то значимыми являются именно они! Или, по крайней мере, И ОНИ ТОЖЕ.

Что из этого следует?
Несколько выводов.

Прежде всего, следует выразить восхищение динамичностью и отвагой украинского общества. Неизвестно, что ждет Украину дальше: возможно, с окончанием войны, когда ослабнет ее консолидирующая сила, последует откат на прежние культурные позиции. Это будет печально, ибо подтвердит вечную незыблемость культурных разломов. Но если такого отката не произойдет, то Украина станет примером для многих. А точнее – для всего человечества.

Второе. Становится куда понятней инстинктивная реакция россиян. Она именно инстинктивна, но отнюдь не бессмысленна, как пытаются представить многие, настаивающие на том, что страна, якобы, сошла с ума. Как мы уже установили, агрессия действительно имеет место. Российское общество пока не в состоянии точно артикулировать это явление, поэтому мы и слышим довольно беспомощный лепет об экспансии НАТО и об американском заговоре. Но на деле все куда хуже и опасней: речь идет об экспансии западной культуры в область русского культурного пространства. Повторю еще раз (для тех, кому предыдущая фраза кажется смешной): войны завязываются не там, где стоят натовские танки, а там, где проходит линия разграничения культур. И эта линия теперь на сотни километров ближе к Москве, чем год тому назад. Какой же реакции вы ждете в связи с этим от российского общества? Наблюдаемые сейчас страх и возмущение выглядят в этой ситуации совершенно естественными.

Третье. Как ни печально это признать, но в вышеописанных терминах «культурной экспансии» российские «западники» действительно оказались в незавидной роли «пятой колонны». Когда год тому назад, еще до Майдана, они привычно ратовали за европейский путь развития, это не вызывало и не могло вызывать агрессивной реакции общества: ведь культурные границы выглядели нерушимыми (а государственные – черт с ними, они не столь важны). Ну, ратуют и ратуют – пускай себе языком мелют, ничего страшного… Но теперь, после того, как западная граница безопасного ареала вдруг сдвинулась с места и стремительно приблизилась к самому сердцу страны – теперь на тех же самых западников невозможно смотреть иначе, чем как на внутренних союзников внешнего врага. Теперь им нужно либо бежать, либо готовиться к самому худшему.

Четвертое. Осмеянный и оплеванный Френсис Фукуяма со своей книгой «Конец истории», где он предсказал победное шествие либеральных демократий, может наконец приподнять голову из окопа. Украинские события должны вдохнуть новую жизнь в его теорию. Ведь если культурные разломы не вечны, если их карта действительно подвержена относительно быстрым переменам, то победа Запада в столкновении цивилизаций завершится именно посредством культурной экспансии, как это происходит сейчас в Украине. Кстати, и во время так называемой «арабской весны» мы наблюдали первые робкие ростки того же процесса. Да, на каирских, тунисских, бенгазийских площадях насиловали американских журналисток. Да, дикое исламское чудовище вовсю ворочалось на улицах, давя своими окровавленными лапами сотни и тысячи людей. Да, в итоге, как обычно, пришел диктатор с саблей, и всех разогнал по домам. Но были там и толпы молодых студентов, которые открыто требовали, чтобы им позволили жить «как на Западе». Сейчас их загнали обратно в нору, но завтра их будет еще больше.

Вот такой получается неожиданный союз Хантингтона с Фукуямой. Но все это, как уже было сказано, при одном условии: что украинский культурный разлом действительно сдвинулся с места. Что он уже не вернется туда, где был до Майдана. А это еще, увы, нуждается в доказательстве временем.
Subscribe

  • Штаны со складкою

    Давайте поговорим о психологии «массы» – во всяком, случае, некоторой ее части. Массу неспроста сравнивают со слабой женщиной, утверждая, что и та, и…

  • Свастика под трилистником

    Прочитал о некой ирландской литераторше, которая запретила переводить на иврит и, соответственно, издавать в Израиле свой модный роман-бестселлер –…

  • Потепление планеты Враньё

    Профессор Фредерик Зейтц, скончавшийся в 2008-ом в возрасте 96 лет, был одним из выдающихся ученых современности, пионером в области физики твердого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Штаны со складкою

    Давайте поговорим о психологии «массы» – во всяком, случае, некоторой ее части. Массу неспроста сравнивают со слабой женщиной, утверждая, что и та, и…

  • Свастика под трилистником

    Прочитал о некой ирландской литераторше, которая запретила переводить на иврит и, соответственно, издавать в Израиле свой модный роман-бестселлер –…

  • Потепление планеты Враньё

    Профессор Фредерик Зейтц, скончавшийся в 2008-ом в возрасте 96 лет, был одним из выдающихся ученых современности, пионером в области физики твердого…