foto

(no subject)

Дорогие владельцы Кинделов, Айфонов и прочих читалок, а также читающие по старинке (то есть - с экрана РС)!
Желающие приобрести мои электронные тексты - как те, которых пока еще нет на пиратских сайтах, так и те, которые уже плавают (обычно - в искореженном виде) по всевозможным флибустам, либрусекам и журнальным залам, приглашаются на мой сайт "Холмы Самарии" (а выехавшие на ПМЖ в Facebook - в тамошний магазин).
foto

После дебатов

Я не собирался смотреть дебаты, но то ли призрак отца Трампа, то ли кошачий вопль под окном поднял меня с постели ровно без пяти четыре. Трудно было не расценить это как знак, и я спустился к телевизору.

На мой небеспристрастный взгляд (грешен – люблю этого рыжего всем сердцем), Трамп одержал победу нокаутом – и опрос «по горячим следам» канала FOX это подтверждает (больше 70% за президента). Впрочем, CNN, ненавидящая Трампа примерно так же страстно, как люблю его я, приводит прямо противоположный результат своего опроса.

Трамп был спокоен, деловит, сыпал цифрами и фактами, а также явно уел Сонного Джо коррупционным скандалом, в который тот вляпался вместе со своим сынком Хантером. Некоторые панч-лайны попросту заслуживают анналов (например: «Джо, ты сосешь грязные деньги, как пылесос»).

Байден гладко повторял заученные заранее лозунги, но в остальном имел бледный вид, путался в словах и временами явно затруднялся закончить фразу. Не обошлось и без дежурной абздачи. Когда речь зашла о Сев. Корее и Трамп заметил, что хорошие личные отношения с лидером опасной своей непредсказуемостью страны – преимущество, а не недостаток, Сонный Джо выдал следующий перл, явно не предусмотренный его советниками: «С Гитлером у нас тоже были хорошие отношения, перед тем как он вторгся в Европу». Оставляя в стороне резонный вопрос – как можно «вторгнуться» (invade) в Европу, находясь в самом ее центре, скажу лишь, что даже мне с моего самарийского дивана был слышен возмущенный стук костей в усыпальнице Ф.Д. Рузвельта. В самом деле, Байден этак походя, хотя и нехотя облил грязью одного из популярнейших президентов Америки, приписав ему «хорошие отношения с Гитлером». Неудивительно, что Твиттер немедленно взорвался соответствующими комментариями.

В общем, результат последней очной дуэли следует признать весьма благоприятным. Значит ли это, что Трампу обеспечена победа и к утру 4 ноября? Отнюдь. Не стану напоминать назойливые заверения комментаторов и бандитов-пандитов из массмедиа по поводу якобы «значительного перевеса» Байдена – вы и без меня слышите их сегодня из любого подключенного к эфиру устройства, включая аппараты искусственного дыхания. Но их фальшивый, хотя и сдобренный подспудным страхом энтузиазм вовсе необязательно будет снова отхлестан по упитанным щекам. Ситуация на сегодня остается фифти-фифти, и это не может не вселять беспокойство в сердца тех, кому ненавистны социалистические опарыши типа Берни Сандерса и Александрии Оказио-Кортес, кого тошнит от людоедских Клинтонов и исламистских Обам, кто не желает целовать сапоги черных погромщиков.

Пенсильвания – вот главная проблема. Глядя на динамику опросов, я практически не сомневаюсь, что Трамп возьмет Джорджию, Флориду, Огайо и Северную Каролину, а также дополнит эти четыре критически необходимых ему «колеблющихся» штата Аризоной или Висконсином (запасной вариант: Айовой + Невадой).

Но при всем при этом без Пенсильвании ему никак. Пенсильванию надо брать, что называется, кровь из носу. Надо брать, но тамошние опросы пока не слишком утешительны. Последний опрос FOX все еще указывает на пятипроцентный перевес Сонного Джо. Даже учитывая, что часть сторонников Трампа (и республиканцев вообще) стесняются заявлять о своих электоральных предпочтениях (в нынешней атмосфере левого террора и запугивания эта стеснительность еще более понятна, чем в 2016-ом), разрыв слишком велик, чтобы вселять уверенность в окончательной победе Трампа.

Подождем результаты опросов, которые поступят через 2-3 дня и отразят не только итоги прошедших дебатов, но и коррупционный скандал пылесосной семейки Байденов. Если пенсильванские 5% так и не снизятся до 2-3, мой осторожный оптимизм сменится серьезными опасениями.
foto

Избранные места из частной переписки

20.9.20хх, гор. Саратов
Уважаемый N.N!
Пишу в расчете на помощь. Вам, без сомнения, известно стихотворение моего деда Михаила Чебрикова «Немка», признанное всеми одним из лучших произведений фронтовой поэзии. Напомню, что его высоко оценили такие выдающиеся мастера, как Сергей Житомиров, Александр Шмуцкий и Виктор Седов. По понятным причинам оно не было напечатано фронтовыми газетами, но имело широчайшее хождение в окопах и на передовой. Солдаты переписывали его на клочках бумаги, заучивали наизусть, передавали из уст в уста. Впоследствии его не раз хотели опубликовать в сборниках стихов военного времени, но всякий раз мешал лживый кагал завистников из Союза т.н. «советских писателей».
Как вы, несомненно, знаете, выдающуюся, хотя и неоднозначную роль в судьбе этого шедевра сыграл известный поэт и популяризатор фронтовой поэзии Николай Петушков. Ему впервые удалось напечатать стихотворение моего деда в сопровождении заслуженно высокой характеристики. «Даже если бы от всех окопных стихов того времени осталось лишь это восьмистишие, – писал Петушков, – его было бы достаточно, чтобы выразить невыразимый трагизм той великой и ужасной войны».
К сожалению, чтобы обойти безжалостную цензуру времен застоя, Петушкову пришлось сильно, почти до неузнаваемости, отредактировать стихотворение. Вы можете сравнить его с оригиналом, который я здесь не привожу, поскольку он, без сомнения, хорошо Вам известен – в отличие от версии Петушкова. Вот она, оцените:

Ту высотку вся рота осаживала,
А наш взвод, как назло, не успел.
На тридцатой минуте сдалась она,
Как пошел бог войны в артобстрел.

Полетели снаряды пудовые,
Так, что стихло дыханье в груди.
Не печальтесь, братишки суровые, –
Есть сраженья еще впереди.

Не правда ли, чудовищно? Дед, увидев эту публикацию, расстроился настолько, что слег и больше уже не вставал. Оригинальный текст бессмертного восьмистишия увидел свет лишь после кончины его автора, в период горбачевской перестройки. К Михаилу Чебрикову пришла наконец заслуженная слава – пусть и посмертная, запоздалая. Тем отвратительней выглядят нынешние посягательства на авторство стихотворения «Немка». Внезапно объявились так называемые потомки другого «фронтовика» по имени Джабраил Ниязов, которые утверждают, что обнаружили это восьмистишие во фронтовом архиве их покойного деда, написанное его рукой и датированное декабрем 1944 года. На этом основании они считают Ниязова автором стиха, а моего деда, соответственно, объявляют плагиатором, присвоившим чужой шедевр.
Пожалуйста, поддержите меня своим высоким авторитетом специалиста. Наш долг – хранить честь фронтовых поэтов от посягательств самозванцев и авантюристов.
С уважением,
Геннадий Чебриков.

22.9.20хх, гор. Франкфурт
Уважаемый Геннадий,
Я получил Ваше письмо и пребываю в некотором недоумении, поскольку никогда не был специалистом не только по фронтовой поэзии, но и по литературе вообще. По-видимому, произошла какая-то ошибка. Возможно, Вы имели в виду другого N.N, моего тезку-филолога, который проживает здесь же во Франкфурте и с которым я имею честь дружить. Я взял на себя смелость переслать ему Ваше письмо, и он ответил, что никогда не слышал о стихотворении «Немка», хотя и знавал поэта Николая Петушкова. Не могли бы Вы прислать текст оригинала, дабы окончательно прояснить, о чем идет речь?
С уважением,
N.N.

23.9.20хх, гор. Саратов
Уважаемый N.N!
Спасибо за ответ. Он немало меня удивил ввиду огромной известности, которая сопровождала и сопровождает бесчисленные публикации и перепечатки стихотворения моего деда. Возможно, причина вашей странной неосведомленности в том, что вы эмигрировали из России до публикации оригинала? Видимо, так оно и есть. Вот оригинальный текст этого, без преувеличения, великого восьмистишия:

Михаил Чебриков, «Немка»

Этой немке два взвода засаживало,
Ну а наш, как назло, не успел.
Под тридцатым уже померла она,
Как пошел бог войны в артобстрел.

Полетели снаряды пудовые,
Так, что спёрло дыханье в груди.
Не печальтесь, братишки суровые, –
Много немок еще впереди.

Привожу его по вашей просьбе, хотя и сильно сомневаюсь, что вы сможете оказать мне помощь в борьбе за честь деда по причине постыдного – не побоюсь этого слова – незнакомства с предметом.
С уважением,
Геннадий Чебриков.

25.9.20хх, гор. Франкфурт
Уважаемый Геннадий,
Вы правы: мы вряд ли готовы оказывать Вам помощь в деле защиты авторских прав на это восьмистишие (честно говоря, язык не поворачивается назвать такую низкопробную во всех смыслах поделку «стихотворением»). Позвольте лишь дать Вам дружеский совет. Думаю, Вам следует хорошенько поразмыслить: стоит ли настаивать на том, что авторство столь чудовищного текста принадлежит Вашему покойному деду? Неужели Вам никогда не приходило в голову, что присланное Вами восьмистишие скорее пятнает, нежели чтит святую память фронтовика – защитника Родины?
На Вашем месте я бы обрадовался, что нашелся другой претендент на авторство. Стоит ли оспаривать претензии упомянутого Вами Джабраила Ниязова? Не лучше ли вздохнуть с облегчением и почтить память деда, используя иные, более достойные поводы, которые, я уверен, в изобилии найдутся в его героической биографии?
Искренне Ваш,
N.N.

2.10.20хх, гор. Саратов
Неуважаемый N.N!
Ты попросту подлец. Я не могу отыскать слова, чтобы выразить глубину моего потрясения и возмущения твоей отвратительной писулькой. Мне понадобилось больше недели и два пузырька нитроглицерина, чтобы прийти в себя и сесть за ответ. Наверно, в данном случае съеденный мною нитроглицерин следовало бы употребить по другому – взрывчатому – назначению. По-народному говоря: чтоб тебя разорвало!
В великом стихотворении моего великого деда заключена великая правда великой войны. Да, временами эта правда была горькой. Но значит ли это, что от нее следует открещиваться? Хотя креста на тебе наверняка нет – иудина ваша порода… Да, временами с немками на освобожденной от фашизма территории поступали не слишком обходительно. Но можно ли ждать иного со стороны солдат, чьи дома были разрушены и осквернены, а семьи подверглись ужасным мучениям – вплоть до смерти? Можно ли осуждать их за желание отомстить фашистским извергам?
В твоих гадостных словах слышится не только вопиющая неблагодарность мерзавца, спасенного от фашистской чумы теми же самыми солдатами, чью честь ты сегодня попираешь хамским ботинком немецкого производства. В них слышен топот эсэсовских сапог, взрывы гитлеровских бомб и снарядов, крики истязаемых советских людей и пропагандистский лай Геббельса. Может, ты и есть последыш Геббельса? Похоже на то.
Будь проклят, подлый иудо-фашистский прихвостень!
Геннадий Чебриков.

3.10.20хх, гор. Франкфурт
Дорогой Геннадий,
Вряд ли стоит так нервничать. Нитроглицерин в больших количествах вреден организму. Меньше всего я намеревался Вас обидеть. Вы правы, восьмистишие Вашего деда действительно отражает горькую правду той войны. Но давайте спокойно спросим себя: вся ли тогдашняя правда заслуживает сегодняшнего упоминания? Просто упоминания – не говоря уже об оправдании, а то и прославлении, прямо скажем, неприглядных поступков? Неужели вы настаиваете на том, что действиями, описанными в стихотворении Вашего деда, следует гордиться?
Поймите меня правильно: я ни в чем не обвиняю Вашего деда, оказавшегося в невозможных обстоятельствах ужасающей войны. Не обвиняю, потому что не думаю, что у нас, сегодняшних, есть право судить их, тогдашних. Тогдашних судили тогдашние, судили тогда. Но никто не может отнять у сегодняшних права судить сегодняшних, судить сегодня. И это именно то, чем мы с Вами занимаемся сейчас. Вы СЕГОДНЯ прославляете ту ментальность, те действия, которые по всем СЕГОДНЯШНИМ параметрам являются преступными. И я, СЕГОДНЯШНИЙ, не могу не выразить своего отвращения и осуждения по этому поводу. Я осуждаю и обвиняю не Вашего деда – я осуждаю и обвиняю СЕГОДНЯШНЕГО Вас, Геннадия Чебрикова. Обвиняю Вашу готовность гордиться этим мерзким стишком, осуждаю Ваше стремление распространять его в сопровождении лозунга «Можем повторить!», читать его со сцены и учить ему нынешних детей – ЗАВТРАШНИХ солдат.
Постарайтесь это понять – и чем скорее, тем лучше.
С наилучшими пожеланиями,
N.N.

12.12.20хх, гор. Франкфурт
Привет, дружище!
Поздравляю тебя с наступившей Ханукой. Постарайся не слишком баловать внуков подарками… Хотя, с другой стороны, на фига мы, старики, еще нужны, если не для этого?
Заодно сообщаю, чтобы ты не искал меня в Фейсбуке – я вынужден был закрыть свой аккаунт. Помнишь того чудика из Саратова, который прислал нам фронтовой стишок про изнасилование немок? Представь, это не кончилось обычной перепиской. Сукин сын натравил на меня целые полчища сетевых троллей. Трудно вообразить, сколько грязи и поношений они вылили на мою седую голову. А вчера кто-то разбил камнем наше окно… – я начинаю опасаться, что подонки добрались и до Франкфурта.
Страшно, дружище, – не за себя, за внуков. С кем они останутся, когда мы уже не сможем баловать их на Хануку?
Как видишь, адрес электронной почты я тоже поменял. Пока не давай его никому из знакомых – давай переждем с этим месяцок-другой.
Обнимаю,
твой,
N.N.
foto

За какими данными нужно следить в ходе предвыборной кампании?

Сейчас из всех репродукторов можно услышать об "огромном перевесе" Байдена (больше 10% и растет!) и о том, что у Трампа-де "серьезные проблемы". Это типичный пример фейк-ньюс: опросы, проводимые на общефедеральном уровне и в заведомо демократических штатах, мало что значат в президентской гонке, исход которой решается коллегией выборщиков.

Но есть данные, на которые действительно стоит обратить пристальное внимание. Это опросы в т.н. "колеблющихся штатах". По состоянию на сегодняшний день, Трамп одержит победу, если (помимо штатов, где он лидирует более-менее уверенно) ему удастся обойти Сонного Джо во Флориде, Джорджии, Аризоне, Огайо, Северной Каролине и Пенсильвании.

Ситуация в первых пяти выглядит сейчас относительно благоприятной (опросы показывают примерное равенство, что, по опыту прошлых выборов, означает перевес Трампа).

Что вызывает тревогу, так это Пенсильвания (20 выборщиков). Ее Трампу надлежит брать обязательно, без вариантов - как, впрочем, и пять других вышеупомянутых штатов (замене в этом списке подлежит лишь Аризона (11 выборщиков) - скажем, на Айову (6) + Неваду (6), где ситуация тоже на грани).

Пока (отметая явно дем-ориентированные опросы) президент отстает в Пенсильвании на 4-5%. Это много. До ноября необходимо сократить это число, как минимум, до -2. В 2016 году такое "отставание" означало победу.

Будем надеяться, что у Дональда Трампа - защитника правды на Земле - получится и на этот раз.
foto

Как у Трампа, только лучше

Думал ли я когда-нибудь, что моя дочь будет упомянута в израильской ветви Wall Street Journal (The Times of Israel) в контексте "как у Трампа, только лучше"?

Статья о коктейле антител, разработанном в лаборатории Наталии Фройнд-Тарновицкой (Тель-Авивский университет):

https://www.timesofisrael.com/hoping-to-outdo-trumps-miracle-cure-israelis-develop-new-antibody-cocktail/

Другая статья на ту же тему в Jerusalem Post:

https://www.jpost.com/health-science/tel-aviv-researchers-develop-antibody-cocktail-against-covid-19-645353

Остается надеяться, что теперь быстро найдется какой-нибудь крупный фарм, который купит патент.
foto

Не пугайтесь - это Глюк

Неоспоримая объективность спортивных наград подкрепляется очками, голами, секундами и прижатыми к ковру лопатками. Справедливость научных регалий менее очевидна, но тоже более-менее связана с чем-то ощутимым: с масштабными теориями и открытиями, с новыми методами, лекарствами и материалами.

В отличие от них, литературные премии абсолютно волюнтарны, то есть критически зависят от уровня лоббирования, политического климата, мелкого интригантства, личных пристрастий и взяток на уровне "ты мне - я тебе". В отсутствие голов, очков и открытий, обоснованность литературной премии оценивается даже не по принципу "кому дали", а "кому НЕ дали".

Нобелевская премия по литературе - яркий тому пример.
Я ничего не имею против Гао Синцзяня (француза, а не то что вы подумали) и Видиадхара Найпола (британца, а вовсе не...).

Готов также понять, что жизненно важно продемонстрировать интернациональность награды путем вручения ее Орхану Памуку, Мо Яню и Тумасу Транстрёмеру, имена которых я услышал впервые вместе с новостями о присуждении и тут же забыл раз и навсегда.

Допускаю, что попросту не смог вникнуть в замысловатое обоснование награды, выданной "за создание бесчисленного количества обличий удивительных ситуаций с участием посторонних" (Джон Кутзее, ЮАР) или "за музыкальные переливы голосов и отголосков в романах и пьесах, которые с экстраординарным лингвистическим усердием раскрывают абсурдность социальных клише и их порабощающей силы" (Эльфрида Елинек, Австрия).

Соглашусь даже, что далеко не всегда популярность является синонимом качества (Боб Дилан), и потому отчего бы не исправить ошибку четырехлетней давности, наградив поэтессу, чье имя известно лишь сотне-другой читателей поэтических альманахов (нынешняя лауреатка Луиза Глюк).

Все так, все так. Одно вызывает недоумение. Каким образом (учитывая вышеприведенный весьма неполный список недоразумений и ноунеймов) вне Нобелевской премии остались такие люди как Оскар Уайлд, Ромен Гари, Соммерсет Моэм, Стефан Цвейг, Курт Воннегут, Трумен Капоте, Кобо Абэ, Том Вулф, Умберто Эко, Харуки Мураками - и еще десятка два-три очень звонких имен, которыми вы, без сомнения, можете дополнить этот навскидку составленный перечень. Как? Почему? Боб Дилан - да, а Жорж Сименон, Стивен Кинг и Джеймс Паттерсон - нет? И если уж дают певцам, то почему именно Дилану, а не куда более значительному поющему поэту Леонарду Коэну?

Короче говоря, получается, как в детской песенке: "В потолке открылся люк - не пугайтесь, это Глюк". Не удивлюсь, если автору этого стишка тоже вручат Нобелевку - если не "За безошибочный поэтический голос, который своей строгой красотой делает индивидуальное существование универсальным" (Луиза Глюк, 2020), то уж точно "За влиятельную работу, которая с помощью языковой изобретательности исследовала периферию и специфику человеческого опыта" (Петер Хандке, 2019).
foto

В ритме Мандельштама

Мы живем, под собою не чуя Страны.
Врун, сидящий на троне, наделал в штаны:
изолгался, как старая шлюха,
и всё ближе последняя плюха.
Он плюётся враньём, словно лавой вулкан,
и стекает враньё в каждый дом и стакан,
разливаясь вонючим потопом
по дорогам, просёлкам и тропам.
Вот и дожили: к власти доверия нет –
врут министры правительства, врёт кабинет,
врут чиновники, врут журналюги,
врут на севере, в центре, на юге…
И над этим враньём восседает премьер –
гнусной кривды водитель и главный пример –
на плечах безголовых бибистов,
фанатичных и лживых статистов.
А вокруг него – сброд тонкошеих льстецов,
он играет амбициями подлецов,
косоглазый от лжи и от фальши…
унеси его, Боже, подальше.
Унеси его в ночь, где течёт Енисей,
унеси от родных городов и весе́й.
Он по крови не волк Биньямина,
а брехливая вшивая псина.
Дай нам шанс оскорблённую правду вернуть,
хоть она ускользает, как шустрая ртуть…
foto

Опять забанили...

Опять забанили на месяц в ФБ. На сей раз за следующий пост:

1920, Иерусалим.
«Что там за шум, Ашот?»
«Арабы евреев режут…»
«Закрой покрепче ворота, не наше это дело…»

1921, Яффо.
«Что там за шум, Ашот?»
«Арабы евреев режут…»
«Закрой покрепче ворота, не наше это дело…»

1929, Иерусалим
«Что там за шум, Ашот?»
«Арабы евреев режут…»
«Закрой покрепче ворота, не наше это дело…»

1948, Иерусалим
«Что там за шум, Ашот?»
«Арабы евреев режут…»
«Закрой покрепче ворота, не наше это дело…»

1975, Нью Йорк
«Что там за шум, Ашот?»
«Принимают резолюцию, что сионизм — это расизм».
«Сбегай, проголосуй вместе с арабами…»

2020, военный аэродром Увда, Израиль
«Что там за шум, Ашот?»
«Взлетают самолеты с военными поставками азерам…»
«Вот оно, еврейское вероломство!»
foto

Оказался наш отец…

Чу! Слышите ли отдаленный грохот телевизионных тамтамов, звон речей и хрюканье сдавленных рыданий? Это близится юбилейный, а потому особенно пышный фестиваль св. великомученика Ицхака. По случаю двадцатипятилетия его …временной (приставку вместо точек добавьте по вкусу) кончины, израильские прогрессисты, шаломахшавники, антисионисты, социалисты, анархисты и прочая левая шваль активизировались в этом году намного раньше обычного.

25 лет – это вам не хухры-мухры. За такое время можно было бы успеть сдать врагу не только Иудею, Самарию и Иерусалим, но также Негев, Галилею, Шфелу, Шарон и всю прибрежную полосу (за исключением районов Северного Тель-Авива), а заодно - перевешать всех поселенцев, досов и стрейтов. Страшно подумать, каких дел громадьё мог бы осуществить покойный, не срази его злодейская правая пуля! Теперь он (всхлип) остался лишь (всхлип) в народных песнях и былинах (всхлип). (Петь на пальмахный монархический мотив: «Как ныне сбирается вечный Ицхак отмстить неразумным сефа-а-ардам…»).

Но песни песнями, а юбилей юбилеем. В такую круглую дату негоже ежегодному фестивалю замыкаться в малой провинции у моря. Он ведь вам не какой-нибудь Вейцман с Герцлем под мышкой, а символ Мира, как, скажем, Че Гевара, Нельсон Мандела или Мартин Лютер Кинг! Таких символов у прогрессивного человечества не так уж и много. Значит, и юбилей символа Мира должен отмечаться всем миром, никак не меньше. Отчего бы не пригласить по такому случаю одного из вышеупомянутых? Пусть толкнут речугу, пусть… что?.. никак не пригласить?.. почему?.. ах, покоятся… ну тогда хорошо бы найти такого чегевару, который бы еще не покоился… что?.. есть такой?.. даже такая?.. Давайте ее скорее сюда!

Нынешнюю чегевару, как известно, звать Александрией Оказио-Кортез, и ее большеглазый гладковолосый облик постепенно вытесняет с футболок левоты берет и революционную шевелюру неистового Че. Ей-то американские евреи-шаломахшавники и послали приглашение на предстоящий фестиваль св. Ицхака. Мол, от нашего святого – вашему святому. Мол, одно дело делаем. Мол, СветлоеБудущее™ на всех одно, мы за ценой не постоим. В смысле – Сорос не постоит, в накладе не останетесь, многоуважаемая камрада чегевара… И св. Александрия (в просторечии – АОС) дала шаломахшавникам свое августейшее согласие (дело было в августе). И по такому случаю даже напечатала специальный флайер, изображение коего вы можете видеть ниже.



Всмотритесь в ее вдохновенное красногубое лицо и сравните относительные размеры американской чегевары АОС с израильским чегеварой Ицхаком (если вы его вовсе не заметили, подскажу: на флайере он прячется в правом нижнем уголке - крошечный такой, с нимбом белого пушка над лысым черепом). Нашли? Сравнили? Кто-нибудь другой на месте наших прогрессистов обиделся бы – в самом деле, фестиваль-то посвящен не св. Александрии, а св. Ицхаку. За такие-то бабки (еще раз спасибо, дорогой мистер Сорос) могли бы и покрупнее изобразить…

Но наши спорить не стали. Это супротив солдат ЦАХАЛа они бесстрашны – то камень кинут, то в лицо плюнут – а тут, как-никак, чегеварное начальство, с этими шутки плохи. В общем, смирились с размерами: ведь, если честно, личность у покойного тоже была не так чтобы крупномасштабной. Подкаблучник, трус, алкаш и невежда – даром что символ…

Согласие, как я уже сказал, было августейшим, но за каждым августом следует сентябрь. И в сентябре, представьте себе, грянул гром. До св. Александрии дошли верные сведения, что покойный Ицхак, еще не будучи святым, приказывал ломать кости палестинским борцам за свободу, и по этой причине подлежит не канонизации, а, скорее, канализации. Более того: он оказался евреем! Вот так оказия, не правда ли, Оказия? Обманули! Заманили и обманули – чисто по-еврейски, с особым коварством! Об этом св. Александрии сообщил, само собой, американский «выходец из еврейства» по имени Алекс Кейн.

«В США рассматривают Рабина как либерального сторонника мира, - написал Кейн, - но Палестинцы помнят его роль в грубом подавлении Палестинского протеста во время Первой интифады – помнят как того, кто приказал ломать Палестинские кости…»
«Количество «отмытых» преступлений, совершенных Рабином, невероятно, -
поддержала коллегу активистка движения Free Palestine Диана Бутту. – Якобы «ища пути к миру», он продолжал строить израильские поселения, а когда поселенец устроил резню Палестинцев в Хевроне в 1994 году, Рабин усилил поселенцев, вместо того чтобы выселить их. У него был выбор, и он выбрал апартеид».

Такая вот неприятная история… Если бы св. Александрия слышала прежде песню своего тезки Александра Галича, то вполне могла бы повторить вслед за ним: «Оказался наш отец не отцом, а сукою…»

В песне дальше следуют вполне конкретные меры: «…и приказано статуй за ночь снять со станции». Без сомнения, если бы АОС могла дотянуться в тот момент до площади Царей Израилевых, то собственными конгрессвуменскими ручками выкорчевала бы памятную плиту на месте гибели насаждавшего апартеид военного преступника Ицхака Рабина, неправедно зачисленного в чегевары. Но где Вашингтон, ДС, и где Цари Израиля… Пришлось красногубке всего лишь отменить свое участие в предстоящем фестивале. Впрочем, и это прозвучало достаточно громко (в Америке и на Аль-Джазире – израильские СМИ пока что смущенно помалкивают).

Что же теперь делать нашим доморощенным прогрессистам? Ситуация реально аховая. Как правило, они – пусть и с некоторым опозданием – слово в слово повторяют тексты заокеанских методичек. Значит ли это, что и местному Шалом Ахшаву придется рано или поздно перевести «отца» в категорию «сук»? Деваться-то некуда: чегевара приказала…
foto

Новый Черноморск или Нью-Хомячки

Восемь лет назад, осенью 2012 года, я обнаружил себя на набережной города Черноморска в окружении «пикейных жилетов». Вы, конечно, помните этот замечательный образ из романа Ильфа и Петрова: компания пожилых городских бездельников, зорко проникающих в суть вещей («Бриан это голова…» «…ему палец в рот не клади…» и проч.), гуляющих под ласковыми небесами и воспаряющих ввысь в своих небогатых фантазиях о судьбах мира сего. Авторы этой карикатуры не оставили намеков на этнический покрой «пикейных жилетов», но у меня отчего-то нет ни капли сомнения, что речь шла именно о евреях, а не о ком-либо другом.

Почему? Потому что под Черноморском, несомненно, подразумевалась еврейская Одесса, потому что прямыми предшественниками «пикейных жилетов» были, видимо, фольклорные «хелмские мудрецы», потому что подобное явление вполне может корениться в многовековой культуре синагогальных баталий. «Пикейных жилеты» – это городские худо-бедно ассимилированные евреи, сменившие штибль на набережную, только и всего.

С тех пор миновали десятилетия, но склонность «пикейных жилетов» к совместным прогулками и воспарениям неподвластна времени. Удивительно ли, что семьдесят лет спустя точно такая же черноморская набережная возродилась уже в виртуальном пространстве интернета? Конечно, нет. Если вдуматься, интернет намного удобней: он не подвластен погоде, там можно гулять круглосуточно, а громкие открытия о свойствах головы Бриана не тают в вечернем воздухе немедленно после произнесения, но остаются навечно, терпеливо поджидая реакции «коллег», которые, конечно, не замедлят подтвердить нежелательность засовывания в оную голову чьего-либо пальца.

На сетевой портал «Заметки по еврейской истории» я попал чисто случайно – по приглашению его хозяина г-на Берковича. Сам себя он именует «редактором», что далеко от истины: редактура все же требует определенный уровень грамотности и определенный подбор материала по критерию качества, в то время как на данном портале не обнаруживается ни того, ни другого. Но тогда я не стал вникать в детали, поскольку никогда не претендовал на особую ценность своей публицистики, которая предполагала бы тщательный выбор площадки.

Профессионально (то есть за деньги) я занимаюсь прозой, драматургией и переводами, а для публицистики и иронических стишков мне вполне достаточно социальных сетей. Те или иные сайты, перепечатывающие из Фейсбука и ЖЖ с моего разрешения или без оного, делают это по собственной инициативе, без моей подачи и абсолютно бесплатно. Сайт г-на Берковича был в этом смысле всего лишь «еще одним сайтом». Заверив меня в своем совершенном почтении, он попросил присылать мои заметки, и я не стал возражать. Хотите – берите, нет проблем. Тогда-то я впервые и присмотрелся к порталу «Заметки по еврейской истории».

На первый взгляд он напоминал свалку, где в одну беспорядочную кучу свалены воспоминания престарелых пенсионеров, семейные хроники, пикейно-жилетные размышлизмы, «литературоведческие» потуги, исторические компиляции, «открытые письма» в Лигу сексуальных реформ, полуграмотные манифесты, беспомощные стишки и беспомощные рассказики. Это была именно свалка, на которую бурным потоком шло всё, что отвергалось серьезными журналами и изданиями или изначально не посылалось туда из-за правильной самооценки авторов-сочинителей. Впрочем, как и на каждой свалке, изрядно погуляв и копнув палкой поиска, там можно было обнаружить действительно интересные вещи (такие, как военные воспоминания Льва Разумовского, экономические статьи Евгения Майбурда или заметки Дмитрия Бобышева). В общем пространстве мусора они выглядели странным недоразумением, и в определенном смысле – опять же, на первый взгляд – оправдывали существование всего портала.

Но к зиме, уже после того, как Беркович опубликовал с десяток моих материалов, первый взгляд сменился вторым, более точным. Каждый сайт и портал имеет свою структуру, свою систему, неотъемлемую часть которой всегда составляет «реакция читателей». Как правило, эти типично сетевые «реакции», полные ругани, нападок и низкопробных свар, разумно помещаются в стороне от главного контента, на задворках – как грязный ручеек в канавке за казарменным умывальником. У Берковича этот форум именовался «Гостевая» и представлял собой смысловой центр всего портала – его подъезд, прихожую, гостиную и спальню. Там-то и проживали нынешние «пикейные жилеты» – или, говоря более современным языком, сетевые хомячки.

Их стая была составлена из откровенно анекдотических фигур. Вообразите престарелого пенсионера, который всю жизнь преподавал Историю КПСС в провинциальном вузе, а затем, переехав в Канаду и едва подучив английский, занялся переводами на партийный русский (другого языка бедняга просто не разумеет) трудов и речей рабби Дж. Сакса. Чуть ли не каждый абзац его «переводов» впору было выставлять на витрину под заголовком «Нарочно не придумаешь».

Другой хомячок, с говорящим именем Маркс, тоже происходил из советского профессорско-преподавательского состава (правда физкультурного, что, впрочем, уже предполагало более высокий интеллект, чем у парт-философа – толкователя Сакса). Этот Маркс (в отличие от прежнего, скромного экономиста) смело объявлял себя создателем Общей теории бытия, диалектически снимающей прежние попытки Эйнштейна, Фейнмана, Пригожина и прочих неучей-неудачников. Параллельно с великими онтологическими открытиями, Маркс сотворил гениальный эротический роман под названием «Сплетенье ног» и вроде бы готовил продолжение, которое обещал назвать «Внедренье вглубь».

Третий – назовем его Паниковский, в отличие от Маркса и Саксо-фона, проживал в Израиле, чем чрезвычайно гордился. Если его прототип подскакивал к людям с вопросом «А ты кто такой?», портальный Паниковский Берковича начинал свои наскоки с «А ты где живешь?». Услышав, что Маркс проживает в Германии (что, вообще говоря, общеизвестно), Сэмуэльевич тут же надувал зоб и принимался нести поразительно банальную чушь. Должен заметить, это зачастую ставило меня в тупик. По идее, «поразительная банальность» – явный оксюморон. Банальность на то и банальность, что в принципе не может поражать, а если сказанное поражает, то оно не банально. Но по некотором размышлении я пришел к выводу, что в любой даже самой банальной речи случаются тут и там проблески живой мысли или необычной интонации. Здесь же не было ни крупицы, даже намека на малейшую оригинальность – лишь сплошной поток скучной жвачки – что само по себе заслуживало место в берковическом паноптикуме.

Четвертый некогда написал в «Нью-Йорк Таймс» письмо, выдержки из которого были напечатаны под рубрикой «Бывает и такое». По этой причине он считал себя признанным властителем дум, и хомячки Портала дружно поддерживали его в этом убеждении. Пятый хомячок продвигал писателя Быкова, видя в этом смысл своего бытия, и делал это столь самоотверженно, что возникало подозрение: уж не сам ли Дмитрий Львович почтил портал своим присутствием, хотя бы и под чужим именем? Шестой неистово блюл чистоту русского языка (с таким же успехом можно было преподавать классический балет в уголовном бараке). Восьмой и седьмая вели священную войну за право назвать Фридриха Горенштейна гением всех времен и народов. При этом сражались они исключительно друг с дружкой: «Это я назову его гением!» – кричал Восьмой. «Нет, я!» – столь же яростно возражала Седьмая.

Вообще священные войны (в сетевой терминологии – «холивары») были и остаются любимым занятием сетевых хомячков вообще и «пикейных жилетов» Берковича в частности. Одним из примеров такого холивара стала война за авторство стихотворения И.Л. Дегена «Валенки». Стоит произнести что-либо на эту тему, как хомячки Берковича всей стаей начинают скалиться, портить воздух и пищать, поднимая в итоге невообразимый гвалт. Но когда подходящей войны нет, у них просто не остается иного выбора как сосредоточиться на междоусобной склоке, либо – что предпочтительней – всем скопом травить кого-нибудь другого.

Обычно этим «другим» становится в хомячьей клоаке любая более-менее заметная фигура, зашедшая на Портал не временно, а на сколь-нибудь продолжительный срок. Как уже сказано, к зиме Беркович опубликовал с десяток моих заметок, что автоматически сделало меня мишенью хомячкового внимания.

Вас никогда не атаковала стая хомячков? Считайте, что вам повезло. Методы этой мелюзги хорошо известны, но от этого не менее действенны. Сначала шпана высылает вперед одного задиру-хомякадзе, который, подбежав, кусает вас за ботинок (выше ему не допрыгнуть).
«Что это?» – изумленно спрашиваете вы.
«А вот хамить не надо!» – радостным хором вопят хомячки.
«Кто хамит?» – еще больше удивляетесь вы.
«Он еще и отрицает! – кричат хомячки. – Хам! Наглец! Ничтожество! Возомнил о себе невесть что! Ату его! Вперед, коллеги!»
И «коллеги» набрасываются всем скопом. Они по-прежнему суетятся на уровне ботинок, но ботинки тоже вещь, так что в конце концов вы дергаете ногой, отбрасывая в сторону то хомячка-маркса, то хомячка-сакса. С этого момента вы уже не просто хам, но еще и убийца.

Вы спросите: а что же хозяин сайта, самолично пригласивший автора в свой дом или, что точнее, на свою свалку? Что же г-н Беркович? Неужто ему совершенно наплевать на травлю и издевательства, которым подвергается в его доме этот приглашенный гость? В конце концов, есть ведь какие-то человеческие понятия об элементарной порядочности…

Вот и я так думал сначала. Думал – и ошибся. Ошибся не в существовании понятий о порядочности, а в том, что эти понятия известны г-ну Берковичу. Потому что сам г-н Беркович и был организатором этой травли, ее модератором и вдохновителем. Вы спросите зачем? Ведь автор – то есть я – предоставлял ему материалы бесплатно, за так, и материалы эти явно пользовались вниманием посетителей. За что же травить? Где тут логика?

А вот не ищите человеческую логику и человеческую порядочность у сетевого хомячка. Цель у этого зверька одна: самоутверждение. А поскольку утвердить себя на пьедестале путем возвышения собственного ничтожества он не в состоянии, на помощь приходит унижение других – тех, кто повыше и позаметней. Именно в этом и заключается главный raison d'être портала «Заметки по еврейской истории» – самоутверждение сетевых хомячков, современных «пикейных жилетов».

Выше говорилось, что мое первое впечатление вышло неточным. Полгода спустя даже такой невнимательный наблюдатель, как ваш покорный слуга, понял, что речь идет не о свалке, а, скорее, о помойке. Наверно, тогда и следовало уйти, но я все недоумевал, все ждал от г-на Берковича защиты и элементарной порядочности, не говоря уже об уважении. Ждал и не дождался. Хомячки высоко не прыгают – не до человеческого роста. Позже, когда я объявил ему, что дальше так продолжаться не может и что я ухожу, он не поверил. Этот тип был уверен, что из его помойки не уходят, а, уйдя, непременно возвращаются. В отношении хомячков Гостевой это было истинной правдой – но не в моем случае. Поняв это потом, он набрался наглости написать мне и стал упрашивать вернуться. Конечно, я отказал.

Почему я вспомнил эту давнюю историю именно сейчас? Только из-за очередного приступа хомячкового холивара в связи со статьей проф. И. Сухих в «Новом Мире», отклик на которую я поместил в ФБ. Поместил, почитал, что обо мне пишет эта гнусная стая, и сразу припомнилось полузабытое. А если припомнилось, то отчего бы не рассказать о деталях, не слишком известных широкой публике? Не исключено, что мой прошлый опыт поможет другим, остановит их, заставит лишний раз подумать, перед тем как выходить на нынешнюю набережную Черноморска, где лапка в лапке прогуливаются острозубые сетевые хомячки – сегодняшняя инкарнация «пикейных жилетов».

Да и близящийся Йом Кипур обязывает предоставить возможность попросить прощения даже хомячку. Говорю заранее: я человек отходчивый. И если г-н Беркович придет ко мне с повинной головой – пусть даже и не публично – я прощу. Тшува – волшебный процесс: в отличие от сказок об эволюции, он действительно может сделать человека даже из хомячка. Ну а те, кто желают оставаться зверьками – пусть остаются. Каждому свое.